WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Войниканис Е.А., ведущий научный сотрудник Научно-методического центра ГУ-ВШЭ «Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву и другим правам интеллектуальной собственности»

Этико-правовые аспекты «свободных лицензий»

Влияние технического прогресса на культуру сложно оценить однозначно, однако если говорить о сохранении культурного и духовного наследия, то положительная роль информационных технологий (далее – ИТ) в данном вопросе очевидна. Технические средства копирования информации позволяют получить доступ к культурному достоянию (текстам художественной литературы, музыке, отцифрованным произведениям живописи и т.п.) миллионам людей, причем стоимость такого доступа приближается к нулю. Точно также развитие программного обеспечения позволяет вывести на новый уровень архивирование и организацию хранения произведений культуры. Обеспечение доступа к культурному и духовному наследию через Интернет представляет собой особую и важную задачу, поскольку для новых поколений цифровые сети являются основным источником информации.

Интеллектуальная собственность – это, прежде всего, правовое понятие. В отношении культурного наследия она играет роль правовой оболочки. И здесь (вопреки всем положительным моментам, которые мы выделили в цифровой эпохе) ситуация выглядит совершенно иначе.

Еще несколько десятилетий назад основной проблемой, с точки зрения правообладателей, были средства копирования, теперь же основной внимание приковано к Интернету. Проблемы поиска источника правонарушения, юрисдикции, правого статуса новых объектов и многие другие заставляют ужесточать законодательство об интеллектуальной собственности. Это общемировая тенденция. В этот процесс вовлечена также и Россия, что обусловлено как задачей гармонизации законодательства с международными актами, так и периодически возникающей перспективой вступления в ВТО.

Тот факт, что ужесточение правового регулирования во многих случаях оказывается малоэффективным, заставляет по-новому задавать вопросы и искать новые подходы к правовому регулированию продуктов интеллектуального труда.

Является ли обеспечение прав ИС необходимым условием осуществления постиндустриального прорыва и успешного развития экономики информационного общества Является действующее право ИС незаменимым в деле сохранения культурного и духовного наследия Соответствует ли оно правовым ожиданиям музеев, библиотек, образовательных и научных учреждений Напомним, что помимо предоставляемых гарантий, интеллектуальные права и имеют и обратную сторону. Монополизация любых ресурсов, в том числе и нематериальных, является негативным фактором в развитии экономики. Как отмечает С.А. Судариков: «Запрещение свободного использования объектов интеллектуальной собственности подрывает развитие науки, образования, создание новой техники и технологий. Все это означает, что система интеллектуальной собственности сдерживает развитие науки и техники, образования и культуры, а также общественное развитие в целом»1

. Основная задача права в интеллектуальной собственности является баланс интересов между правообладателем и публичной сферой. Однако, эта первоочередная и для всех очевидная задача сегодня уходит на задний план, вместо этого действующее законодательство преследует уже иную цель – предоставление максиму прав и защиты правообладателям, в числе которых собственно авторы составляют лишь незначительную часть. В связи с этим, общая проблема, которую предстоит решать, заключается в том, соответствует ли действующее право ИС новым, изменившимся условиям – информационной экономике и сетевому обществу

Для ответа на этот вопрос не обязательно обращаться к чистой теории. Гораздо продуктивнее рассмотреть практический пример, а именно – рождение и развитие так называемых «свободных лицензий».

В действующем законодательстве по интеллектуальной собственности заложена определенная бизнес-модель: автор создает программу и предоставляет пользователю право использовать готовый продукт в жестко определенных рамках – в лицензии оговариваются конкретные виды использования, сроки и прочие ограничительные условия. Пользователь выступает фактически как «арендатор» с очень ограниченным набором прав. Долгое время такая модель считалась единственной. Но ИТ вносят свои коррективы в общепринятые представления.

Появление и активное продвижение свободного программного обеспечения2 (далее - СПО) заставляет иначе взглянуть на интеллектуальные права. Значительная часть СПО распространяется бесплатно или стоит на порядок меньше, чем аналогичное ПО с закрытым кодом. Окупаемость производства СПО зависит в первую очередь не от факта использования, тем более не от конкретного вида использования, а от последующего взаимодействия с пользователем – технической поддержки, отладки в соответствии со специальными запросами и т.д.. В силу открытости кода пользователь получает возможность и право изменять программу, а, значит, является потенциальным «соавтором». Он сам или любая, выбранная им организация вправе модифицировать ПО под определенные нужды или создать на основе открытой программы новый программный продукт.

Важно подчеркнуть, что описанная смена бизнес-модели была бы невозможна, если бы сторонники СПО не отстаивали определенную «философию», которая выражает ценностные, этические ориентиры сообщества.

Приведем небольшую цитату с сайта проекта ГНУ: ««Свободное программное обеспечение» означает свободу, а не цену. Чтобы понять эту концепцию, следует представлять себе «свободу слова», а не «бесплатное пиво»3. Существуют четыре разновидности свободы пользователей программы: Свобода использовать программу в любых целях. Свобода изучать работу программы и адаптировать программу применительно к собственным нуждам. Свобода распространять копии, так что вы можете помочь вашему товарищу. Свобода улучшать программу и публиковать ваши улучшения, так что все общество выиграет от этого»4.

Поскольку участников проектов по созданию «свободных программ» много и их профессиональные функции различаются, говорить о том, что все они вступили в проект с какой-то одной целью, было бы явным преувеличением. Хотя репутация является важным мотивом участия в СПО-проектах, она все же не объясняет, почему программисты, первоначальные создатели исходного кода, открывают код, тогда как на закрытом коде они могли бы не только больше заработать, но также и приобрести известность и репутацию. Основная часть участников проекта СПО работают не с исходным кодом, а с описаниями и инструкциями, что вряд ли способствует повышению репутации. Основной оказывается не внешняя, а внутренняя мотивация. Социологические исследования показывают, что побудительными мотивами для участия в деятельности сообщества являются альтруизм, ожидание взаимности и самоидентификация с сообществом.

С другой стороны, экономика не так далека от этики, как может показаться на первый взгляд. Современная экономика связана с такими ценностями эпохи модерна как рациональность, вычисляемость, практическая польза и прибыль, однако это не означает, что эти ценности являются определяющими для экономики вообще.

В научной, в том числе правовой литературе последних десятилетий большое внимание уделяется таким способам производства, которые основаны скорее на социальных отношениях, чем на финансовой основе или предписаниях государства. Уже вошли в научный обиход такие понятие как «социальные нормы», «социальный капитал» и «доверие» (trust). В связи с анализом социально-этических особенностей сетевых сообществ исследователи нередко обращаются к такому понятию как «экономика дара»5. Свою интерпретацию данного понятия применительно деятельности разработчиков СПО предложил Й. Бенклер, профессор Гарвардской школы права6. Бенклер описывает социальный феномен «дара», используя английское слово «sharing», не имеющего точный аналог в русской языке. Наиболее близкое значение имеет русский глагол «делиться». Делиться различными благами могут люди очень слабо связанные друг с другом или вообще совершенно друг другу чужие, что ставит под сомнение общепринятое представление, что для социального производства необходимо стабильное сообщество индивидов, которые взаимодействуют на регулярной основе. Такой вид кооперации, с точки зрения Бенклера, в последнее время становится все более многообещающим, а его лучшей иллюстрацией может служить движение за СПО.

Хотя успешное продвижение СПО является неоспоримым фактом, его будущее вряд ли можно считать «безоблачным». Одним из серьезных препятствий для его развития является патентная защита программ для ЭВМ. Все больше компаний сегодня стремятся запатентовать технологии и все больше патентов выдаются на общие алгоритмы и процедуры. Особенно это актуально для США. Это создает опасность не только для СПО, но и для индустрии ПО в целом. Многие патенты выдаются фактически с нарушениями, защищая плохо определенные понятия (а неопределенное, как известно, можно интерпретировать по-разному) и более или менее очевидные (тогда как изначально патентная защита задумывалась для охраны нетривиального и оригинального в сфере техники). Современные патенты, поэтому, нередко сравнивают с оружием широкого спектра действия, направленным на тех конкурентов, которые не могут себе позволить судебные расходы на доказательство недействительности патентов.

Другим препятствием является собственно система авторского права, в базовые принципы и понятия которой СПО вписывается с большим трудом. Основное нововведение лицензий на СПО заключается в том, что исключительные права трансформируются в неисключительные. Основополагающие права автора на контроль за копирование, распространением и модификацией передаются в распоряжение пользователя.

Обычное условие для СПОР лицензий – отсутствие гарантий. Гарантии – это как раз то, чего (в отличие от крупных компаний) не могут предоставить рядовые разработчики. Однако правовую защиту данная особенность, несомненно, ослабляет. Тормозит инновационный процесс и снижает сетевой эффект также существующее разнообразие лицензий СПО, которое нередко приводит к их несовместимости. Для российской правовой действительности одним из главных препятствий для использования СПО является отсутствие договора в письменной форме.

Перечисленные препятствия приводят к тому, что в большинстве стран правовое положение «свободных лицензий» является неопределенным. В определенном смысле можно сказать, что они находятся «вне закона». В то же время ситуация не является безнадежной и процесс легализации «свободных лицензий» сдвинулся с мертвой точки, о чем свидетельствует судебная практика последних лет.

В 90-е годы принуждение к исполнению лицензий СПО осуществлялось на неформальной основе. Если говорить о GPL, наиболее распространенной лицензии, то защищал нарушенный права сам Столлмен, основатель движения. Первые положительные судебные решения были получены в Европе, начиная с 2004 года. Интересы сообщества СПО защищал Г. Велте (Harald Welte)7. Первое дело, связанное с нарушением лицензии на СПО, выигранное в США, датируется 2007 годом8.

Более успешным с правовой точки зрения оказался проект Creative commons, инициированный Л. Лессигом. По своей сути лицензии creative commons близки к лицензиям на СПО. Необходимо, однако, обратить внимание, что для движения Open source в самом начале было характерно противостояние между копирайтом и копилефтом (copyleft). Проект Creative Commons Лессига – это уже не отрицание действующего права, а попытка найти правовые рамки, в которых, хотя бы временно, могли сосуществовать старая и новая идеология. Будучи по образованию юристом, Лессиг с самого начала сосредоточил свое внимание на юридической стороне вопроса. Был разработан не только текст, понятный различным категориям пользователей, была также решена проблема юрисдикции, т.е. применимости лицензий в различных странах9.

Надпись «все права защищены» (all rights reserved) говорит нам о том, что автор сохраняет за собой все права, которыми его наделил закон. Эта формула в нашем праве не используется, но зато Гражданский кодекс устанавливает общую презумпцию: все, чего прямо не позволил автор, запрещено. Лицензии Creative Commons, вопреки расхожему мнению, не лишают автора всех прав, а только ограничивают перечень защищаемых права. Вместо формулы «все права защищены» мы получаем формулу «некоторые права защищены» (some rights reserved). Потребность в защите государства остается, но только не в защите неопределенного перечня прав, за исключением переданных, а в защите только тех прав, в которых заинтересован сам автор. Например, права на имя. Таким образом, проект Creative commons – это не крестовый поход против действующего авторского права, а попытка найти компромиссы.


1 Судариков С.А. Фундаментальные принципы интеллектуальной собственности. // Журнал «Право интеллектуальной собственности», №2, 2007. Электронный адрес: http://rniiis.ru/content/view/250/45/

2 Свободное программное обеспечение – программное обеспечение, которое распространяется с открытым исходным кодом и на условиях предоставления пользователю широкого набора прав по его модификации и дальнейшему распространению.

3 В английском языке «free» означает как «свободный», так и «бесплатный». Прим. переводчика.

4 См.: http://www.gnu.org/philosophy/free-sw.ru.html

5 Первоначальный вариант такой экономики в первобытных сообществах был описан М. Моссом в его работе «Очерк о даре», вышедшей в свет в 1925 году.

6 Benkler Y. Sharing nicely: on shareable goods and the emergence of sharing as a modality of economic production, Yale Law Journal, 2004, vol. 114, pp. 273-358.

7 Перечислим ряд выигранных судебных споров: Welte v. Sitecom. Deutschland GmbH, LG Muenchen, 21 O 6123/03; Welte v. Fortinet UK Ltd., Landgericht Muenchen 1, No. 21 0 7240/05; Welte vs. Skype Technologies SA 7 O 5245/07.

8 SFLC v. Monsoon Multimedia, Inc 07-CV-8205.

9 См.: http://creativecommons.org/international/




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.