WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

2618

5810*

12 781*

Признано банкротами

50

-

-

1035

2600 **

4747**

* Поступившие заявления в арбитражные суды.

** В 1997 г. по 850 делам введено внешнее управление. По данным на начало ноября 1998 г. арбитражные суды назначили более 3000 арбитражных управляющих.

Источники: ФСДН; Комментарий к закону РФ «О несостоятельности (банкротстве)”. М. 1998; Финансовые известия, 1999, 2 марта, с. II.

Новый закон «О несостоятельности (банкротстве)”№ 6-ФЗ от 8 января 1998 г. вступил в силу с 1 марта 1998 г. Не ставя перед собой задачу оценивать его новации и содержание, заметим лишь, что новый закон безусловно более проработан и прогрессивен по сравнению с ранее действовавшим.

В первые месяцы действия нового закона (в марте-июне 1998 г.) было подано 800 заявлений (80 возвращены). К началу ноября 1998 г. число заявлений возросло в 10 раз (8000), а арбитражные суды назначили более 3000 арбитражных управляющих. В целом по данным Федеральной службы по делам о несостоятельности (ФСДН), в 1998 г. было подано 12 781 заявление о признании должников банкротами, в том числе возбуждено 4573 дела о признании промышленного предприятия банкротом (в т.ч. 1462 предприятия — наблюдение, 472 — внешнее управление, 2006 — конкурсное производство, 80 — мировое соглашение кредиторов и менеджеров).

Проблема, на наш взгляд, состоит в том, что, во-первых, сохраняются (а после кризиса 1998 г. становятся еще более актуальными) все политические и социально-экономические ограничения для масштабного применения данного закона. По данным Госкомстата РФ, в 1998 г. убыточными были 55,2 % средних и крупных российских предприятий.

Особые проблемы возникают в том случае, если предприятия имеют специфический статус. Это касается, в частности, российского ВПК, где, по данным Минэкономики РФ, из 1500 предприятий (41 % — государственные, 33 % — АО с долей государства, 25 % — АО без государственной доли) около 400 являются банкротами de facto. Задолженность государства за выполнение оборонного заказа в 1996-1998 гг. возросла в 6 раз. Приватизация во многих случаях запрещена. Банкротство невозможно или прямо запрещено по целому ряду социальных, политических и стратегических соображений. Налицо институциональный кризис отрасли, где действующий собственник явно несостоятелен, а смена собственника невозможна.

Во-вторых, в условиях высокого уровня коррупции и продолжающегося перераспределения собственности предусмотренные в законе схема принятия и вилка возможных решений становятся удобным инструментом манипулирования и давления в интересах разных участников процесса (но это, конечно, не проблема качества собственно закона). В первую очередь это вопросы назначения различных типов арбитражных управляющих и объективные критерии выбора между ликвидацией и реабилитацией.

В этой связи заметное упрощение процедуры инициации банкротства (при долге 500 МРОТ для юридических лиц) означает и заметное упрощение запуска этой схемы изъятия собственности. Из российской практики хорошо известно, что назначение «своего» арбитражного (временного, конкурсного или внешнего) управляющего почти гарантирует решение «своих» проблем, идет ли речь о защите или об агрессии.

В-третьих, при сопоставлении с общим числом российских предприятий и количеством компаний-должников цифры о росте числа заявлений не впечатляют, а лишь настораживают. Видимо, подавляющее большинство частных кредиторов отнюдь не спешит воспользоваться легальными схемами нового закона, традиционно предпочитая «частный инфорсмент».

Косвенным подтверждением этому является резкий сдвиг в структуре инициаторов поданных заявлений. К началу ноября 1998 г. 94 % заявлений поданы негосударственными субъектами и только 6 % — государством. По общим итогам 1998 г. картина уже иная: государство (налоговые органы) становится самым крупным инициатором дел (30,6% от числа заявлений в суды). Институт банкротства остается пока не общепринятой системой, единой для всех, а в большой мере инструментом выборочного давления на должников, часто в силу политических интересов и предпочтений федеральных и региональных властей.

В-четвертых, пока остается открытой проблема правового и практического обеспечения защиты прав и интересов всех типов акционеров в рамках процедуры банкротства. В частности, опасность принудительного банкротства многих крупных корпораций-должников федерального бюджета в 1998 г. стала одним из факторов стремительного оттока портфельных инвесторов с рынка корпоративных ценных бумаг.

Таким образом, в настоящее время вряд ли возможно рассматривать институт банкротства в России как стабильный и эффективный внешний механизм корпоративного управления, направленный на оздоровление руководства и финансов компании. Отмеченный выше рост числа заявлений пока означает, видимо, не столько энтузиазм кредиторов от открывшихся легальных перспектив, сколько апробирование новых схем приватизации имущества, защиты менеджеров от враждебных поглощений или, напротив, захвата интересующих объектов (активов). Не случайным, видимо, является и совпадение этого процесса с общей активизацией перераспределения собственности в условиях кризиса 1998 г.

Хотя новый закон открывает определенные позитивные перспективы для совершенствования этой сферы, новый элемент дестабилизации может быть внесен в 1999 г. непродуманными правовыми и организационными решениями. Так, в конце 1998-1999 гг. в Государственной Думе предпринимались попытки ввести мораторий на действие закона в целом, оставляя в действии лишь закон об исполнительном производстве (т.е. возможность ареста ликвидного имущества без взысканий на основные фонды). В 1999 г. продолжается и обсуждение поправок к действующему закону, смысл которых состоит в продлении срока допустимых долгов (с 3 до 6 месяцев) и значительном увеличении суммы долга, необходимой для инициирования процедуры банкротства (сумма обязательств должна превысить сумму внеоборотных и оборотных активов). Принятие этих поправок равнозначно мораторию.

Одновременно в правительстве в 1998-1999 гг. рассматривались возможности слияния Мингосимущества РФ, Российского фонда федерального имущества и ФСДН. Крайне сомнительно, что эта мера будет способствовать повышению эффективности управления государственной собственностью, активизации приватизационного процесса и оздоровлению предприятий через процедуры банкротства.

А.Радыгин

Инвестиции в реальный сектор экономики: производство инвестиционных товаров

Меры Правительства Е. Примакова в области макроэкономики послекризисный период в общем носили двойственный, и хотя это позволило избежать худших вариантов развития событий, предсказываемых в период острой фазы, тем не менее на денежно-кредитный рынок они оказывали негативное влияние, что провоцировало снижение инвестиционной активности. По итогам 1 квартала 1999 года инвестиции в основной капитал составили примерно 9% ВВП против 12, 2% — в 1998 году и 11,4% — в 1997 году. За январь-апрель текущего года объем инвестиций оценивается в размере 115 млрд. руб. и по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снижение составило 2,8%. Несмотря на некоторое улучшение финансовых показателей и рост валовой прибыли экономики финансирование инвестиционной деятельности предприятий за счет собственных и привлеченных средств остается на крайне низком уровне. Кредиты коммерческих банков и средства от эмиссии ценных бумаг за последние четыре года оставались в пределах 1,5% в общем объеме источников финансирования. Сохранение напряженной ситуации в банковском секторе и рост рисков усилили тенденции к сокращению доли кредитов банков на срок более года. С резким падением доходов населения и снижением доверия к банковской системе и страховому рынку уменьшились потенциальные возможности привлечения сбережений населения в инвестиционную сферу.

С конца 1998 года в инвестиционном комплексе отмечается постепенное восстановление помесячной динамики роста производства в машиностроении и промышленности строительных материалов; строительная индустрия обеспечена заказами почти на 5 месяцев. В периодической литературе это нередко интерпретируется как «потенциальное оживление инвестиционной деятельности». С этим трудно согласиться поскольку, на протяжении последних лет загрузка производственных мощностей отраслей, производящих инвестиционные товары и услуги, осуществлялась в меру поступления заказов. При тенденции к снижению инвестиций в основной капитал и сокращении импорта машин и оборудования более, чем на 40% это свидетельствует, прежде всего, об относительном увеличении спроса на отечественные инвестиционные товары и расширении производства конкурентоспособных по сравнению с импортными аналогами видов машин, оборудования и техники.

Действительно, с изменением ценовых пропорций на отечественные и импортные инвестиционные товары, можно отметить восстановление положительной динамики производства в автомобилестроении, железнодорожном машиностроении, приборостроении и промышленности средств связи. Производство отраслей инвестиционного комплекса практически полностью ориентировано на внутренний рынок, и уровень платежеспособного спроса выступает лимитирующим фактором. Например, по сравнению с январем-мартом 1998 года, выпуск продукции судостроения уменьшился на 26,5%, а технологического оборудования для ТЭК — на 2,2%. Одной из основных причин явилось снижение платежеспособности таких заказчиков, как РАО «Газпром» и АО «Росшельф», по договорам которых 7 судостроительных заводов строят 20 судов и плавсредств, в том числе, морские буровые платформы «Арктическая» и «Приразломная».

Это обстоятельство и определило проведение сдержанной ценовой политики на инвестиционные товары и услуги. По сравнению с декабрем 1998 года, при удвоении индекса инфляции цены на машины и оборудование выросли в 1,3 раза, на строительно-монтажные работы – на 18,3%. Изменилась структура цен и тактика бизнеса на рынке жилья. Усиливается тенденция к снижению цен на новое типовое жилье, а также на вторичном рынке жилья. Впервые с начала реформ, рынок жилья синхронно отреагировал на изменение макроэкономической ситуации, что позволило сохранить положительную динамику ввода жилой площади и рост заделов.

Поддержание относительно стабильного уровня производства в промышленности в послекризисный период сопровождалось повышением уровня использования резервных производственных мощностей и носило компенсационный характер. Однако, учитывая, что коэффициент обновления основного капитала снизился за последние годы до 0,7%, а износ производственного оборудования достигает почти 60%, то здесь принципиальное значение имеет оценка возможностей и экономической целесообразности мобилизации накопленного производственного потенциала с позиций конкурентоспособности отечественной продукции. Это особенно важно, поскольку в последние годы все более заметной становится дифференциация производств по уровню технико-технологического обновления производства.

Отраслевая структура инвестиционной деятельности показывает, что за последние годы три четверти инновационно активных предприятий приходится на отрасли машиностроения и металлообработки, пищевой промышленности и отраслей химической и нефтехимической промышленности. Повышение доли таких отраслей промышленности, как медицинская, микробиологическая, полиграфическая, мукомольно-крупяная и комбикормовая, швейная в значительной степени связано с интенсивным внедрением новых технологий и разработок. Именно эти модернизированные предприятия, ориентированные на выпуск импортозамещающей продукции в послекризисный период и сохранили тенденции к поступательному развитию.

На предприятиях оборонного комплекса с конца прошлого года сохраняется положительная тенденция роста объемов производства отдельных видов инвестиционных товаров, которые конкурентоспособны и пользуются спросом и на внешнем, и на внутреннем рынках. В январе-марте общий объем выпуска гражданской продукции составил 104,6% к соответствующему периоду 1998 года.

При низком уровене платежеспособности потенциальных отечественных потребителей, рост производства гражданской авиационной техники на 18% инициировался увеличением экспортных поставок и структурными изменениями в номенклатуре поставляемой авиатехники. В I квартале на экспорт поставлены самолет Ту-204 (АО «Авиастар», г. Ульяновск) и 15 вертолетов (Ка-32, Ми-17, Ми-8АИТ). Увеличение производства электронной техники на 8,2% связано с развитием торгово-экономических связей с зарубежными партнерами и расширением номенклатуры экспортных поставок наукоемкой и конкурентоспособной продукции, с использованием отечественных и зарубежных высоких технологий и ноу-хау на совместных предприятиях.

Собственно эти отрасли инвестиционного машиностроения имеют достаточный задел и потенциал роста, сформированный в результате реструктуризации производства, чтобы при изменении конкурентной среды и благоприятном инвестиционном климате стать опорными точками экономического роста и восстановления нормального процесса воспроизводства основного капитала.

О. Изряднова.

Иностранные инвестиции географический аспект

Страновая структура иностранных инвестиций за последние три года претерпела существенные изменения. На долю десяти развитых стран в 1998 году приходилось 93,3% общего объема иностранных инвестиций. Аналогичные показатели за 1997 и 1996 года составили 90,6% и 81,1%, соответственно.

Значительно укрепили свои позиции на российском рынке в 1998 году фирмы Германии и Франции, на которые приходится 24,2% (1997 г. – 13,4%) и 13,1% (1997 г. – 1,7%), соответственно, всех иностранных инвестиций. Совокупная доля США, Германии, Великобритании и Франции выросла по сравнению с 1996 годом в 2 раза.

Страны с наиболее значимыми инвестициями в российскую экономику

Поступило

В том числе:

Млн.долл.

В % к итогу

Прямые

портфельные

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.