WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Это подтверждается и на встречах, организуемых Санкт-Петербургским Центром международного сотрудничества "Примирение" совместно с Народным Союзом Германии по уходу за военными могилами. Эти общественные организации способствуют ветеранам и их близким в поиске и посещении мест захоронения воинов России и Германии в соответствии с соглашением между правительствами. Почтение и поклонение погибшим войны - это гуманная и моральная обязанность людей, оно вносит значительный вклад в дело мира и помогает положить конец полувековой вражде между нашими народами. Недавно в Петербурге побывал гражданин ФРГ Рудольф Шмидт, который 4 года провел здесь в плену. Он добрым словом вспоминает о ленинградцах, делившихся с пленными куском хлеба - самым дорогим, что у них тогда было для всех. Когда спросили Шмидта о цели его приезда, он сказал, что хотел бы как-то завершить с нашим общим прошлым, поставить последнюю точку над былой враждой. Как хотелось бы согласиться с ним. Однако я не знаю позицию и чувства тех, кто, пройдя ад немецкого плена, попал в не менее страшный ад советских лагерей на 5-10-15 и более лет.

Особая роль в бесчеловечных мытарствах и репрессиях против уцелевших и вернувшихся на родину бывших военнопленных принадлежит спецслужбам всех воевавших государств. Именно они своей работой по вербовке агентов среди военнопленных поставили всех вернувшихся под подозрение как согласившихся на сотрудничество с иностранными спецслужбами. Разведслужбы каждого воевавшего государства стремились широко использовать контингент военнопленных для вербовки и знали, что то же самое делают все другие. Поэтому все советские военнопленные, особенно освобожденные войсками США и Великобритании, для МГБ-КГБ представлялись потенциальными шпионами и поэтому любыми средствами выбивали у них "признание" - вот почему огромные массы бывших военнопленных подвергались многочисленным проверкам в фильтрационных лагерях, очным ставкам и т.д. Наверное, завербованные были, но не так уж много, однако страдали почти все.

Вот некоторые данные из статьи "Французы в ГУЛАГе" [104]. Автор описывает случаи, когда службы НКВД склоняли к сотрудничеству военнопленных эльзасцев и лотарингцев в лагерях Рада и Красногорск. Была отработанная коварная система вербовки. Как правило, первым этапом сотрудничества было стукачество на сотоварищей по лагерю. Затем агенты проходили некоторую подготовку, им давались подпольные клички и в последующем - задание по сотрудничеству. Некоторое представление о числе агентов дают следующие цифры: среди вернувшихся во Францию в 1945 году 1500 бывших военнопленных было выявлено 37 случае вербовки; за 1947 год 218 бывших военнопленных признались в том, что им предлагали сотрудничество.

Надо полагать, работа по вербовке советских военнопленных со стороны немецких, американских и английских спецслужб была аналогичной, но более масштабной, ибо контигент возможных кандидатов по числу был несравним с французами.

Едва ли станет когда-нибудь известно число советских людей, давших согласие на сотрудничество с иностранными спецслужбами. Однако массовое подозрение людей в сотрудничестве с ними, имевшее место в СССР, по-своему уникально.

Всего в СССР насчитывалось шесть основных категорий граждан, которые в той или иной мере подозревались как потенциальные агенты иностранных разведок. Это: 1) бывшие военнопленные, 2) молодежь, угнанная в войну на работу в Германию, 3) бывшие окруженцы, 4) миллионы людей, оказавшихся в годы войны в оккупации, 5) жившие за границей, 6) родственники перечисленных в 1-5 пунктах граждан. Все они были "под колпаком" соответствующих органов. Последствия этого были так многообразны, что трудно их просто перечислить. В частности, по существовавшему тогда положению, на более или менее ответственную работу нельзя было выдвигать всех этих лиц.

В связи с этим хочу рассказать о судьбе знакомого полковника Н.Н.Скворцова, бывшего в 50-е годы заместителем начальника Ленинградского суворовского училища. Это был образованный (военную академию им. М.В.Фрунзе окончил с золотой медалью), жизнерадостный, с отличной выправкой (тогда это ценилось) офицер. При одной из встреч он поделился приятной для него новостью: его кандидатура была рассмотрена для выдвижения на высшую должность в управлении военного округа и он ждал приказа. Однако при последующей встрече я был поражен его видом, он похудел, был плохо выбрит и показался мне как-то сникшим. Он поведал, что ожидаемое им новое назначение не состоялось. Причина: "органы" (раньше так говорили о МГБ-КГБ) выявили, что его брат, считавшийся в семье погибшим, оказывается был в плену и находился в лагере для перемещенных лиц в Западной Германии, был "невозвращенцем". Н.Н.Скворцова обвинили в том, что он скрыл этот факт своей биографии. Так, через много лет после окончания войны плен брата отразился на судьбе ни в чем не повинного полковника.

И таких было многие миллионы. Огромное непроходящее горе покрыло всю страну. Практически большая часть населения, включая и детей, несла крест изгоя, человека второго сорта.

Военный плен - это длительная трагедия, постоянное испытание неизвестностью и в плену и после возвращения на родину как для самого военнопленного, так и его семьи. Военнопленный, будучи сам жертвой, зная или подозревая о бедствиях родителей, жены, детей ничем не мог им помочь и это угнетало. Особенно страшны последствия плена были для тех, кто оказался в нем в силу обстоятельств, совершенно не зависевших от него. Ими постоянно владело чувство несправедливости и невозможности доказать это кому-нибудь. В них идет непрерывная мучительная борьба добра и зла, кажется, уж лучше бы смерть, чем эта мучительная жизнь без надежды.

Были попытки как-то исправить положение, облегчить судьбу бывших военнопленных. В 50-е годы в результате работы специальной комиссии, которую возглавлял маршал Жуков, вышло секретное постановление от 26 июля 1956 года - это был первый шаг по "устранению последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и их семей". Но тогда справедливость не была восстановлена до конца. Большинство бывших военнопленных не считались участниками войны.

Справедливость восстановлена Указом Президента России от 24 января 1995 года. Конечно, это гуманный акт, что у нас большая редкость. Этим актом полностью реабилитированы бывшие военнопленные и репатрианты. Однако пять десятилетий пришлось ждать воинам, бывшим в плену, оказавшимся впоследствии (часто безвинно) в советских лагерях и спецпоселениях, признания того, что они тоже были участниками войны, защитниками Родины. 50 лет - жизнь двух поколений людей. А сколько осталось в живых тех, кто все эти десятилетия мучительно ждал и уже перестал ждать справедливости, правды В одной из газет промелькнуло, что таких в России осталось всего 20 тысяч человек.

Да, мы будто бы прозреваем. Изменяется отношение к людям, медленно, но происходит демократизация общества. По-людски стали оцениваться поведение воинов, оказавшихся в плену в войне с Афганистаном и в Чечне. Однако на мой взгляд, эти же события показывают, что правовые проблемы, связанные с поведением военнослужащего в боевой обстановке, разработаны совершенно недостаточно. И в прошлом и в настоящем здесь много пробелов. Правовые акты, касающиеся военного плена, остаются неразрешенными.

В заключение завершающего раздела работы хотелось бы указать на то, что в литературе по рассматриваемой проблеме бытуют два принципиально разных подхода.

Авторы первого подхода представляют дело таким образом, что и пленных у нас было немного, не больше, чем у противника, и служили в вооруженных его формированиях в основном предатели, а их было не так уж и много, от силы 200-300 тыс. - капля в море. Следовательно, на войне как на войне и нет никаких проблем. Этой точки зрения придерживаются и авторы много раз упоминавшегося Исследования "Гриф секретности снят". За их позицией нетрудно разглядеть политические и идеологические установки и стремление закрыть тему.

Вторая группа авторов, а мне представляется, что их большинство, считает, что в плену оказалось слишком много военнослужащих Красной Армии и много, почти одна треть их была в стане противника: в различных вооруженных формированиях и на военном производстве - ковали оружие против своих же. В основе этого подхода - стремление смотреть правде в глаза и выявить без политических и идеологических шор истинную причину огромной трагедии, постигшей наши народы.

Ведь надо найти объективные ответы по крайней мере на два вопроса. Во- первых, оказались бы столько воинов в плену, если бы не было тоталитарного режима и двух десятилетий репрессий и экспериментов над народами, будь иными жизнь людей и, наконец, характер военных действий и в целом всей прошлой войны Во-вторых. Вступило бы так много наших воинов и граждан в вермахт, войска СС, карательные и полицейские органы, пошли бы они производить оружие и боеприпасы для врага, окажись они в иных условиях, если бы от них не отреклись и не обрекли их на верную смерть на чужбине

И еще. Почти все авторы, как-то затрагивающие вопрос о военнопленных, никак не берут в расчет человеческие факторы. В своей работе я пытался показать, что именно они являются первопричиной поведения людей в экстремальных условиях и что они предопределили плен какой-то части военнослужащих.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.