WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 53 |

Кавелин утверждал, что психология– та наука, в которойдолжны соединиться физиология и философия, так как в отдельности они не могутобъяснить всей сложности человеческой природы, в том числе и такую важнейшуюпроблему, как творчество. Утверждая, что психику нельзя свести к физиологии,так как физиология –лишь условие возникновения психических явлений, Кавелин доказывал, чтопсихическое, как несводимое к материальному, не может и подчинятьсяматериальным законам и, главное, закону причинности, т.е. детерминизму,отрицающему свободу воли человека. По Кавелину, без свободы воли нет личности,так как она формируется в борьбе с внешними обстоятельствами. Он считал, чтодуша есть живая психическая реальность, вырабатывающая из себя под влияниемокружающего материального мира особый нравственный порядок, служащий образцомдля преобразования материальных сочетаний. Это взаимоотношение двух порядков– материального ипсихического не определяется законом причинности, а потому и возможна свободаволи, свобода человеческой деятельности. Таким образом, не отрицая в принципенеобходимость физиологических исследований психического, Кавелин выступилпротив понимания психологии только как естественной науки, доказываянеобходимость ее связи с философией.

А.А.Потебня: язык народа как орган,образующий мысль. Как помнит читатель, психологизмбыл присущ возникшему в середине XIX века в Германии направлению, выступившемупод именем "психологии народов". Психология народов притязала на изучениенародного, а не индивидуального сознания. В своем проекте психологии каксамостоятельной науки Вундт предусматривал два раздела: физиологическуюпсихологию, объектом которой служит индивид, и этническую, исследующую попродуктам культуры (языку, мифу) душу творящего их народа. Ни в одном, ни вдругом Вундт не был оригинален. Физиологическая психология опиралась налабораторные опыты, открывшие закономерности работы органов чувств. Что жекасается психологии народов (этнопсихологии), то первыми ею занялисьгербартианцы Штейнталь и Лазарус, издававшие специальный журнал "Психологиянародов и языкознание". Издатели руководствовались идеей о том, чтопервоэлементы психики (согласно Гербарту, ими служат представления) объясняют"дух народа", каким его запечатлевают язык, обычаи, мифы и другие феноменыкультуры.

Это и был путь психологизма. В научныйоборот вошли факты, которые не интересовали физиологическую психологию. Однакоопора на гербартианскую концепцию "статики и динамики представлений", уходящуюкорнями в индивидуалистическую трактовку души, не могла объяснить, какимобразом факторы культуры формируют психический склад народа.

Радикально иную позицию занял русскиймыслитель Александр Афанасьевич Потебня. В своей книге "Мысль и язык" он,следуя принципу историзма, анализировал эволюцию умственных структур, которымиоперирует отдельный индивид, впитывающий эти структуры благодаря усвоениюязыка. Творцом языка является народ как "один мыслитель, один философ",распределяющий по разделам плоды накопленного в ходе истории общенациональногоопыта. Мыслящие на этом языке индивиды воспринимают действительность сквозьпризму запечатленных в нем внутренних форм.

Потебня тем самым стал инициаторомпостроения культурно-исторической психологии, черпающей информацию обинтеллектуальном строе личности в объективных данных о прогрессе национальногоязыка как органа, образующего мысль.

Вопрос о "духе народа", о национальномсвоеобразии его психологического склада рассматривался исходя из запечатленныхв языке свидетельств исторической работы этого народа.

Изменение социальной ситуации в конце XIXвека. Социальная ситуация, сложившаяся в русскомобществе в 90-х годах XIX века, привела к изменениям в идеологических и научныхустановках ученых. В России XIX века образовалось по крайней мере две группыинтеллигенции, которая занималась проблемами гуманитарных наук. Обе группыимели ярко выраженную идеологическую, ценностную окраску. Эта идеология,выработанная на основе разного понимания исторического развития и значения тогоили иного исторического периода, влияла и на становление методологических основформирующейся психологической науки. В 60-70-е годы большее распространениеимели либерально-народнические взгляды, ориентирующие Россию наобщечеловеческий, с европейским уклоном, путь развития. Привлекательность этойпозиции постепенно снижалась начиная с 80-х годов, и к концу века на первыйплан вышла противоположная позиция, в которой превалировали охранительныетенденции, нацеливающие Россию на поиски самобытных, присущих только ей путейразвития.

Анализируя причины неудачи общественноймысли и самостоятельной общественной деятельности, Стасюлевич справедливозамечал, что поиск этих причин является задачей прежде всего психологии.Разочарование в положительной науке и поворот к религии, к мистике, характерныедля этого периода, явились закономерным процессом, следствием чрезмерныхожиданий, возлагаемых на естествознание и другие положительные науки.Невозможность получения немедленного результата бросила многих ученых в другуюкрайность – к полномуотказу от объективного исследования психики и к интерпретации получаемых данныхв терминах чувства и веры, а не логики и знания. В то же время усиливался иинтерес к искусству, которое в конце XIX – начале XX века достигло в Россиинебывалого расцвета во всех областях. В принципе можно сказать, что в то времяобщество развивалось по закону компенсации, т.е. упадок общественной жизни,потеря веры в положительное научное знание, неуверенность в собственномзавтрашнем дне как бы компенсировались, изливались в искусстве.

Эти социальные и мировоззренческиеизменения привели к тому, что в психологии произошла перемена курса спсихологии материалистической, ориентированной на естествознание, на,психологию идеалистическую, связанную преимущественно с философией исоциологией. После господства материализма и позитивизма и увлеченияестественными науками начинается возрождение интереса к философии.

Кроме мировоззренческих, были и чистонаучные причины произошедших изменений. С одной стороны, развитие психологиипоказало невозможность применения к ней естественнонаучных методов в полномобъеме, в особенности к исследованию явлений гипнотизма, бессознательныхструктур психики. С другой стороны, успех философии А.Шопенгауэра и Э.Гартмана,нашедших себе в России многочисленных поклонников, доказал недостаточностьобъяснительных принципов позитивизма, особенно для раскрытия спецификипознавательных процессов. Это заставило не только философов, но иестествоиспытателей, стремящихся к цельному мировоззрению, вновь обратиться кфилософии. Интересно, что вышедшая в 1881 году книга Н. И. Пирогова "Вопросыжизни из дневника врача", в которой он обосновывает свою телеологическую точкузрения и обнаруживает себя как глубокий и самостоятельный религиозныймыслитель, была очень тепло и сочувственно встречена в обществе. В то же времяподобные книги, появившиеся в 60-70-х годах, неизбежно отвергались как научным,так и вообще общественным мнением. Характерный поворот мнений в естествознаниивиден и в книге 1906 года "Сборник по философии естествознания", хотя неисчезла и ориентация психологов на естественные науки, стремление к построениюобъективной психологии, исследующей поведение человека и животных, основыкоторой были заложены Сеченовым. В новых условиях идеи И.М.Сеченоваразрабатывались И.П.Павловым, В.М.Бехтеревым, В.А.Вагнером и другимиисследователями.

§3. УНИВЕРСИТЕТСКИЕПРОФЕССОРА*

Университетскае психологическиешколы. В 1863 году после долгого перерыва быловозобновлено преподавание философии в Российских университетах, при этом в курсфилософии вошли психология и логика, которые хотя и не были до того запрещены,но находились в забвении. Конечно, длительный перерыв не мог не сказаться науровне преподавания этих наук, поэтому прежде чем оказать заметное влияние нарусское общество гуманитарные науки, психология в их числе, должны былиорганизоваться и упрочиться. Достаточно долго, пока новые университетские школыприобретали влияние, научные идеи возникали и распространялись в обществе какбы сами собой. Поэтому психология длительное время развивалась внеакадемического русла и вне академических идеалов, формируясь преимущественно вобщественных кружках и в публицистике. Это привело к формированию одного изважнейших отличий русской психологии: ее развитие направляется не кафедрой, какна Западе, а литературой.

* Параграф написан Т.Д.Марцинковской.

Однако эта ситуация изменяется к концу XIXвека, когда во всех крупных университетах России появляются кафедры психологии(приписанные, как правило, к филологическому и историческому отделениям). Наэтих кафедрах и формируется новая отечественная психология, здесь появляютсяученые, составившие цвет российской психологической науки и определившие почтина тридцать лет путь ее развития.

В Московском университете профессоромфилософии с 1863 года по 1874 год был П.Д.Юркевич, о выступлении которогопротив антропологического принципа Чернышевского и, тем самым, противестественнонаучного объяснения психики уже было сказано. Это выступление,скорее всего, и побудило московское университетское начальство пригласитьЮркевича из Киевской духовной академии.

Отстаивая версию о вечности и неизменностиидей (в духе платонизма), Юркевич соединял с этим учение о том, что постижениеистины не является чисто познавательным актом, а сопряжено с религиознымиубеждениями человека, с его верой и любовью к Богу.

Юркевич оказал большое влияние на студентафизико-математического факультета Владимира Соловьева, который одно время былзавзятым материалистом и поклонником Бюхнера, объяснявшего душу движениеммолекул. После смерти Юркевича на освободившуюся кафедру претендовали егоученик В.С.Соловьев и профессор Варшавского университета Матвей МихайловичТроицкий. Последний был назначен ординарным профессором, а Соловьев– доцентом.

Троицкий в свое время, будучи слушателемКиевской духовной академии, также обучался философии у Юркевича. Это было вначале 50-х годов. С тех пор многое изменилось в русском обществе, и чуждаяЮркевичу идея связи психологии с быстро развивавшимися естественными наукамиприобрела у молодого поколения аксиоматический характер. Это сказывается надальнейшей работе Троицкого. Он, воспитанный на психологических концепцияхБенеке, Гербарта, Дробиша и других немецких авторитетов, склонных кпостроениям, чуждым методологии естественных наук, делает выбор в пользуанглийских психологов. Преимущество их позиции он видит в опоре на индукцию какспособ обобщения частных фактов в противовес умозрительному выведению фактов изметафизических постулатов о душе и ее свойствах.

Первой книгой Троицкого, которую онпредставил в качестве своей докторской диссертации, было сочинение "О немецкойфилософии в текущем столетии", где он противопоставлял английскую психологиюнемецкой. Он поддерживал индуктивный метод и английский ассоцианизм и резкокритиковал Канта и всю немецкую линию в философии и психологии. В то время вРоссии как раз была популярна немецкая психология Гербарта и Вундта, поэтому-тодиссертация Троицкого и подверглась в Москве резкой критике. Троицкий и вследующих своих работах развивает идеи ассоцианистической психологии,доказывая, что все психические процессы формируются благодаря различным законамассоциаций: смежности, сходства, контраста. Интересно, что в своих трудах он, втрадициях отечественной психологии, большое внимание уделяет проблеменравственности и практическому использованию психологических знаний.

Образование Московского психологическогообщества, во главе которого встал Троицкий, как и издание первого научногопсихологического журнала "Вопросы философии и психологии", тесно связаны смыслями о пользе и просвещении, т.е. с основными идеями народничества,воодушевлявшими тогда отечественную интеллигенцию.

Апология опытного познания в противовесметафизическим системам воспринималась как нечто еретическое, хотя "опыт" впонимании Троицкого означал нечто иное, чем понимали под ним Сеченов и другиеестествоиспытатели. Имелось в виду изучение того, что говорит субъектунаблюдение за собственными состояниями сознания, иначе говоря – прямые свидетельстваинтроспекции. Это была линия позитивизма, которую Троицкий первым проводил врусской психологии в противовес доминировавшей до него на университетскихкафедрах философии метафизической и схоластической трактовке психическихявлений. Тем не менее, позитивистский подход сохранял принциппротивопоставления душевных явлений телесным, которые трактовались в качестве"внешних для нашего сознания" и потому не входящих в предметную областьпсихологии. Эта установка руководила пером Троицкого, когда он писал второйсвой большой труд "Наука о духе" (в 2-х т., 1888). Хотя Вл. Соловьев замечал,что по этой книге "никакой западный европеец ничему не научился бы", длярусского читателя книга содержала свежие идеи, близкие представлениям Вена иСпенсера, вносившим, в частности, в психологию принцип развития.

Если Троицкий стремился в своейпсихологической теории разграничить области знания и веры, то другой московскийпсихолог –К.Ф.Самарин, наоборот, считал, что такое разграничение в принципе невозможна.Самарин также отрицал зависимость поведения от внешних условий, доказывая, чтотакое подчинение свидетельствуете пассивности души, об отсутствии у нее свободыволи. Естественно, что при таком подходе он практически отвергал психологию какобъективную науку, доказывая, что ни психология, ни философия не могут нипонять душу человека, ни выработать в ней нравственные начала. Это дело толькорелигии, к которой и должны обратиться люди и которая единственно может дать имидеалы.

По взглядам на роль психологии и ее местов системе гуманитарных наук близко был к Самарину и А.А.Козлов, который в своейкниге "Философские этюды" писал, что в России философские знания могутприобрести характер верховной истины, которая обнимет результаты всех наук, втом числе и психологии. Основу развития отечественной психологии Козлов видел враспространении психологических знаний в обществе, прежде всего взглядовнемецких ученых. Представляет несомненный интерес попытка Козлова соединитьрационалистический характер теории Лейбница с традициями российской науки. Так,он доказывал, что именно монадология, где ученый рассматривает активностьмонады в стремлении к истине, отвечает характеру российской науки, объясняет еестремление к абсолютному знанию. При этом Козлов, как и Самарин, исходил измысли о приоритете цельного, интуитивного знания над логическим. Эти идеиразвивал в дальнейшем и ученик Козлова Н.О.Лосский.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.