WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 53 |

Изменение социальной ситуации в России вшестидесятые годы привело к определенности, осознанности смутного до тогопереживания своей самобытности. Процесс реформирования затрагивал практическивсе общественные группы, стремление к самопознанию, описанию своих национальныхпсихологических качеств существовало во всех слоях общества, т.е. это был тотредкий момент, когда национальная идея становится идеей всего общества, хотя ине всеми в достаточной степени осознается. Таким образом, резкое изменениесоциальной ситуации, связанное с коренными реформами жизни народа, кардинальноеизменение его уклада, быта с необходимостью заставило образованную частьобщества задуматься и осмыслить свою историю, понять истоки традиций, былин имифов, понять происхождение своих положительных и отрицательных качеств. Этипроблемы и стали центральными не только для социологии, философии июриспруденции, но и для психологии того времени.

Так как просвещение, т.е. распространениезнаний, происходило в России главным образом при помощи журналов, то становитсяясной их исключительная роль в развитии отечественной науки и культуры. Центромлиберальной интеллигенции стал журнал "Вестник Европы", с которым сотрудничаливедущие ученые и писатели того времени – И.С.Тургенев, Л.Н.Толстой,И.А.Гончаров, И.М.Сеченов, К.Д.Кавелин, А.Н.Пыпин, Н.И.Костомаров и другие. Подруководством ученого и публициста М.М.Стасюлевича этот журнал превратился влитературно-политический сборник и являлся одним из центров культурной жизни,по редакционным статьям и хроникам которого можно судить о развитииобщественного сознания в России во второй половине XIX века.

Для психологии это было связано с тем, чтопараллельно возникло и стремление к осознанию русского менталитета, к выделениюи описанию психологических особенностей русского народа, или, по терминологиитого времени, к изучению "национального характера", "народной души", подкоторыми подразумевались главным образом установки, ценности, верования, общиедля всех членов общества. В понятие "народной души" часто включали и язык,являющийся родным для представителей данной нации, а также наиболеераспространенные мифы, легенды, пословицы, традиции.

Первая попытка осмыслить национальныйхарактер русских людей не умозрительно, но опираясь на конкретные сведения онем, принадлежала философу Н.И.Надеждину. В 30-х годах XIX века он издавалжурнал "Телескоп", где опубликовал взбудоражившее общество "Философическоеписьмо" Л.Я.Чаадаева. Полное негодования против национального самодовольства идуховного застоя, оно имело и для издателя журнала, и для автора письмапечальные последствия. Чаадаева объявили сумасшедшим, Надеждина выслали.

Работая в Русском географическом обществе,Надеждин предложил программу широкомасштабного описания силами самих русскихлюдей "наблюденных и замеченных" особенностей народа всюду, "где только чуетсяРусь". При этом имелись в виду "разбор и оценка удельного достоинства ума инародной нравственности, как оно проявляется в составляющих народ личностях".Программа была разослана по различным губерниям, и добровольные собирателисведений из числа учителей, лекарей, чиновников, священников направляли вОбщество сотни рукописей, описывающих умственные и нравственные особенностижителей великой империи. В числе материалов были характеристики языка, быта,особенностей материальной культуры, в которых осели сведения о психическомскладе русского человека, о его "идолах и идеалах".

§2. ОТЕЧЕСТВЕННАЯПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ НАУКА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА

Середина века. Всередине XIX века, в период, связанный с формированием собственных взглядов начеловека и его роль в обществе, а главное – с развитием рефлексии своейсамобытности, своих научных и психических особенностей, начала формироваться исамобытная отечественная психология, начался поиск путей ее построения, ееметодологии и собственно предмета, ее отличий от других наук и различий севропейской психологией.

Это были годы расцвета естественных наук вРоссии, на которых сосредоточился главный интерес общества и где происходилиосновные научные достижения. Это наложило естественнонаучный,материалистический отпечаток и на развитие психологии. В то же время какестественные, так и гуманитарные науки того времени имели тенденцию к созданиюуниверсальных теорий, каждая из которых претендовала на открытие основныхзакономерностей развития человека и общества. Этот подход виден в концепцияхА.В.Веселовского, А.А.Потебни, И.М.Сеченова, К.Д.Кавелина и других ученых тоговремени. Однако дело не только в том, что ученые этого периода занималисьшироким кругом вопросов, так как широта охвата возможна и при систематизацииизучаемого материала. Но бывают эпохи, когда научное мышление проявляет широтув открывании новых перспектив, в создании новых точек зрения, не толькообъединяющих и систематизирующих уже открытые, известные факты, но ипроливающих на них новый свет, ставящих новые задачи не только перед даннымиисследователями, но и перед учеными следующих поколений. Именно такими и были60-80-е годы XIX века, таким ученым был Сеченов, такими были и Кавелин, иВеселовский, и Потебня.

Два направления в проблемечеловека. Прежде всего необходимо было разработатьметодологию новой науки, понять, какой ей надлежит быть – естественной или гуманитарной.Из ответа на этот вопрос вытекало и то, на основе такой науки следуетформировать психологию – на основе философии, с которой она и была связана главным образомдо того времени, или на основе физиологии, как того требовали новые веяниянауки и общественные предпочтения. Практически было предложено две концепциипостроения психологии.

У истоков каждой из них стояли выдающиесямыслители. У первой –Николай Чернышевский, у второй – Памфил Юркевич и Владимир Соловьев. Они заложили в Россиитрадиции человекопознания исходя из противостоявших друг другу способовосмысления природы личности. На взрыхленной каждым направлением почве рождалисьв дальнейшем учения, развивавшие их исходное идейное содержание в новыхсоциокультурных условиях и соответственно запросам логики научного творчества.

К антропологическому принципуЧернышевского восходит русский путь в науке о поведении – от И.М.Сеченова до И.Л.Павлова иА.А.Ухтомского. К теологическому принципу В.С.Соловьева восходит апология"нового религиозного сознания" в трудах Н.А.Бердяева, С.Н. и Е.Н.Трубецких,С.Л.Франка и др. И новое учение о поведении, и апология "нового религиозногосознания" являлись плодами русской мысли, двух ее мощных течений – естественнонаучного ирелигиозно-философского.

Динамика обоих течений пронизывалапредставления о человеке, складывавшиеся в этот период в русском общественномсознании. Те, чьей интеллектуальной активностью строился этот образ, прежде чемзанять собственную, противостоящую другой идейную позицию, испыталинеудовлетворенность этой другой.

Антропологический принцип в философииП.Г.Чернышевского. Предпосылкой понимания природычеловека согласно этому принципу является отклонение дуализма. "Никакогодуализма в человеке не видно. Если бы человек имел, кроме реальности своейнатуры, другую натуру, то эта другая натура непременно обнаружилась бы вчем-нибудь, а так как она не обнаруживается ни в чем, так как все происходящеев человеке происходит по одной реальной его натуре, то другой натуры в немнет", – полагалЧернышевский.

Идея единства человеческого организмаобосновывалась и онтологически (он является сгустком природных сил и элементов,присущих мирозданию в целом), и гносеологически (он познается тем же способом,как и остальные реалии этого мироздания). Соответственно и психика, как один изжизненных процессов этого организма, не является самостоятельной сущностью и нетребует, чтобы быть познанной, иных средств, чем те, которыми наука добываетистину о других вещах.

П.Д.Юркевич о душе и внутреннемопыте. Первым оппонентом Чернышевского выступилфилософ П.Д.Юркевич. Главным его аргументом против идеи единства организмаслужило учение о "двух опытах". "Сколько бы мы ни толковали об единствечеловеческого организма, писал Юркевич, – мы всегда будем познаватьчеловеческое существо двояко: внешними чувствами – тело, его органы и внутреннимчувством – душевныеявления".

Юркевич отстаивал "опытную психологию",согласно которой психические явления принадлежат к миру, лишенному всехопределений, свойственных физическим телам, и познаваемы в своей сущноститолько субъектом, который непосредственно их переживает.

Слово "опыт" давало повод говорить, чтопсихология, использующая этот внутренний опыт, является эмпирической областьюзнания и тем самым обретает достоинство других строго опытных наук.Антропологический принцип Чернышевского отвергал этот эмпиризм, создаваяфилософскую почву для утверждения взамен субъективного метода – объективного. Этот же принцип,постулируя единство человеческой природы во всех ее проявлениях (стало быть, ипсихических), отвергал прежнюю, восходящую к Декарту концепцию рефлекса,согласно которой организм расщеплялся на два яруса – автоматических телесных движений(рефлексов) и действий, управляемых сознанием и вслед.

Противники Чернышевского полагали, чтоимеется только одна альтернатива этой "двухъярусной" модели поведения, а именно– воззрение на этоповедение как чисто рефлекторное. Человек, тем самым, обретал образнервно-мышечного аппарата. Поэтому Юркевич требовал остаться на том пути,который был указан Декартом.

По Чернышевскому же, следует идти другимпутем: признавая родство телесных и психических явлений, использоватьдостижения физиологии для раскрытия своеобразия последних.

Обращаясь к спору между Чернышевским иЮркевичем, захватившему в начале 60-х годов русскую печать, мы оказываемся уистоков всего последующего развития русской психологической мысли. Идеиантропологического принципа привели к новой науке о поведении. Она строилась наобъективном методе в противовес субъективному (который, как мы видели,определил программы разработки психологии на Западе). Наука о поведениииспользовала открытое физиологией детерминистское понятие о рефлексе, чтобыпреобразовать его в целях объяснения психических процессов на новой основе,сохранившей по завету антропологического принципа организм как целостность, гдетелесное и духовное нераздельны и неслиянны.

Опираясь на положения, высвеченныеконфронтацией двух направлений русской философско-психологической мысли,Сеченов предложил свой подход к разработке коренных проблем психологии(отличный от изложенного в те же годы Вундтом).

К.Д.Кавелин о культурной детерминациипсихики. Константин Дмитриевич Кавелин былпрофессором права Московского и Петербургского университетов. Основной темойего научных исследований была проблема нравственности в разных ее аспектах. Вконцепции Кавелина зарождаются контуры отечественной психологии личности, таккак в его работах на первый план выдвигается прежде всего идея самоценностиличности, ее свободы и независимости от давления общества. В своей работе"Задачи этики" (1887) он доказывал, что нравственная личность человека является"живым двигателем" всей индивидуальной и общественной жизни людей. Он такжесчитал, что эта нравственная личность имеет объективные моральные основы,которые руководят ее деятельностью. Поэтому важнейшими чертами как философии,так и психологии, правоведения и других наук являются, с его точки зрения,антропологизм и этическая направленность. Эта позиция Кавелина в дальнейшембыла развита мыслителями 90-х годов – такими как Л.М.Лопатин,Н.О.Лосский, Н.А.Бердяев.

В работе "Задачи психологии" Кавелинписал, что роль психологии состоит в том, чтобы вооружить общество знаниями опсихических явлениях и о законах деятельности души, направить развитиенравственности, морального поведения человека. Большое внимание Кавелин уделялисследованию культуры – как ее этическим аспектам, так и ее национальным особенностям.

Этнопсихологическая проблематика былаодной из важнейших в его творчестве. Этнографические исследования привели его кмысли о том, что анализ продуктов народного творчества может являться методомизучения национальной психологии так же, как и анализ продуктов индивидуальноготворчества способствует изучению индивидуальной психики. Таким образом, онприходит к выводу о возможности объективного опосредованного исследованияпсихики, так как психическая жизнь оставляет во внешнем мире следы,представляющие собой знаки и символы, т.е. продукты культуры. Свойстванациональной психики проявляются и в науке, и в религии. Таким образом, в своихэтнографических и этнопсихологических исследованиях Кавелин, независимо отВундта и Тейлора, пришел к сходным выводам.

Применение этого метода к анализу путиразвития российской науки позднее даст возможность Кавелину исследовать ееособенности, вычленив те черты, которые впоследствии были приняты многимиисследователями как основные и характерные. Это этическая проблематика, иливопрос о свободе воли, который являлся центральной проблемой для большинстварусских психологов и философов. По Кавелину, суть цивилизации – в умственном и нравственномразвитии отдельной личности, и, таким образом, именно личность, а не коллективявляется юновой общественного развития. Таким образом, он формулирует и свойпринцип культурного прогресса – он возможен лишь там, где есть развитая личность. Исторические иэтнографические исследования привели Кавелина к убеждению, что культуру нельзяизучать только физиологическим методом, а личность человека являетсярезультатом не только физиологии, но и истории и культуры.*

* Подробно о дискуссии между Кавелиным иСеченовым по поводу предмета и задач психологии см.: Ярошевский М.Г. Сеченов имировая психологическая мысль. М., 1981.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.