WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 53 |

Чем успешнее шла в психологии эмпирическаяработа, резко расширявшая поле изучаемых психологией явлений, тем очевиднеестановилась несостоятельность ее версий о сознании как замкнутом мире субъекта,зримом ему одному благодаря натренированной интроспекции под контролеминструкции экспериментатора. Крупные успехи новой биологии радикально меняливоззрения на все жизненные функции организма, в том числе психические.

* При участии Т.Д.Марцинковской.

Восприятие и память, навыки и мышление,установка и чувства трактовались теперь как своего рода "инструменты",позволяющие организму эффективно "орудовать" в жизненных ситуациях. Рушилосьпредставление о сознании как особом замкнутом ми ре, изолированном островедуха. Вместе с тем новая биология направляла на изучение психики с точки зренияее развития. Тем самым радикально расширялась зона познания объектов,недоступных для интроспективного анализа (поведение животных, детей, психическибольных). Крах исходных представлений о предмете и методах психологиистановился все более очевидным.

Глубокие преобразования испытывалкатегориальный аппарат психологии. Напомним об его основных блоках: психическийобраз, психическое действие, психическое отношение, мотив, личность. На заренаучной психологии, как мы помним, исходным элементом психики считалисьпоказания органов чувств – ощущения. Теперь же взгляд на сознание как устройство из атомов– ощущений– потерял научныйкредит.

Было доказано, что психические образы– это целостности,которые лишь искусственным путем можно расщепить на элементы. Эти целостностибыли обозначены немецким термином "гештальт" (форма, структура) и под этимназванием вошли в научный глоссарий психологии. Направление же, придавшеегештальту значение главной "единицы" сознания, утвердилось под именемгештальт-психологии.

Что касается психического действия, то иего категориальный статус изменился. В прежний период оно относилось к разрядувнутренних, духовных актов субъекта. Однако успехи в применении объективногометода к изучению отношений между организмом и средой доказали, что областьпсихики включает также внешнее телесное действие. Появилась мощная научнаяшкола, возведшая его в предмет психологии. Соответственно направление,избравшее этот путь, исходя из английского слова "бихейвиор" (поведение),выступило под стягом бихевиоризма.

Еще одна сфера, открывшаяся психологии, придала сознанию взамен первичного вторичное значение. Определяющей дляпсихической жизни была признана сфера бессознательных влечений (мотивов),которые движут поведением и определяют своеобразие сложной динамики и структурыличности. Появилась приобретшая всесветную славу школа, лидером которой былпризнан З.Фрейд, а направление в целом (со множеством ответвлений) названопсихоанализом.

Французские исследователи сосредоточилисьна анализе психических отношений между людьми. В работах ряда немецкихпсихологов центральной вы ступила тема включенности личности в системуценностей культуры. Особую новаторскую роль в истории мировой психологическоймысли сыграло учение о поведении в его особом, возникшем на почве русскойкультуры варианте.

Так появились различные школы, каждая изкоторых в центр всей системы категорий поставила одну из них – будь то образ или действие,мотив или личность. Это и придало каждой школе своеобразный профиль.

Ориентация на одну из категорий какдоминанту истории системы и придание другим категориям функции подчиненных– все это стало однойиз причин распада психологии на различные – порой противостоящие друг другу– школы.

Это и создало картину кризиса психологии.Но если бы за противостоянием школ и враждой теорий не было корневой системыинвариантных категорий (получивших различную интерпретацию), приверженцыразличных школ не могли бы понять друг друга, дискуссии между ними оказались быбессмысленны, и никакой прогресс психологии не был бы возможен. Каждая школаоказалась бы замкнутой системой, и психологии как единой науки вообще несуществовало бы. Между тем, вопреки неоднократным предупреждениям об еераспаде, психология продол жала наращивать свой эвристический потенциал. Идальнейшее развитие шло в направлении взаимодействия школ.

§2.СТРУКТУРАЛИЗМ

Рассмотрим, прежде всего, так называемуюструктурную школу –прямую наследницу направления, лидером которого являлся В.Вундт. Еепредставители называли себя структуралистами, так как считали главной задачейпсихологии экспериментальное исследование структуры сознания. Понятие структурыпредполагает элементы и их связь, поэтому усилия школы были направлены на поискисходных ингредиентов психики (отождествленной с сознанием) и способов ихструктурирования. Это была вундтовская идея, отразившая влияниемеханистического естествознания.

С крахом программы Вундта наступил и закатего школы. Опустел питомник, где некогда осваивали экспериментальные методыКеттелл и Бехтерев, Анри и Спирмен, Крепелин и Мюнстерберг. Многие из учеников,утратив веру в идеи Вундта, разочаровались и в его таланте. Компилятор, несделавший никакого существенного вклада, кроме, может быть, доктриныапперцепции, – такотзывался о Вундте Стенли Холл, первый американский психолог, обучавшийся вЛейпциге. Как говорили, это было трагедией Вундта, что он привлек так многоучеников, но удержал немногих. Однако один ученик продол жал свято верить, чтотолько Вундт может превратить психологию в настоящую науку. Это был англичанинЭдвард Титченер.

Окончив Оксфорд, где он изучал философию,Титченер четыре года работал преподавателем физиологии. Сочетание философскихинтересов с естественнонаучными приводило многих в область психологии. Такслучилось и с Титченером. В Англии 90-х годов он не мог заниматьсяэкспериментальной психологией и отправился в Лейпциг. Пробыв два года у Вундта,он надеялся стать пионером новой науки у себя на родине, но там не былопотребности в исследователях, экспериментирующих над человеческой "душой".Титченер уехал в Соединенные Штаты. Он обосновался в 1893 году в Корнельскомуниверситете. Здесь он проработал 35 лет, неуклонно следуя совместно спреданными учениками (число которых с каждым годом возрастало) программнымустановкам, усвоенным в Лейпцигской лаборатории. Титченер публикует"Экспериментальную психологию" (1901-1905), выдвинувшую его в ряд самых крупныхпсихологов эпохи.

Перед психологией, по Титченеру, как иперед любой другой наукой, стоят три вопроса: "что" "как", "почему".

Ответ на первый вопрос – это решение задачианалитического порядка: требуется выяснить, из каких элементов построенисследуемый предмет. Рассматривая, как эти элементы комбинируются, наука решаетзадачу синтеза. И, наконец, необходимо объяснить, почему возникает именно такаякомбинация, а не иная. Применительно к психологии это означало поиск простейшихэлементов сознания и открытие регулярности в их сочетаниях (например, законаслияния тонов или контраста цветов). Титченер говорил, что на вопрос "почему"психолог отвечает, объясняя психические процессы в терминах параллельных импроцессов в нервной системе.

Под сознанием, учил Титченер, нужнопонимать совсем не то, о чем сообщает банальное самонаблюдение, свойственноекаждому человеку. Сознание имеет собственный строй и материал, скрытый заповерхностью его явлений, подобно тому, как от обычного, ненаучного взглядаскрыты реальные процессы, изучаемые физикой и химией. Чтобы высветить этотстрой, испытуемый должен справиться с неотвязно преследующей его "ошибкойстимула". Она выражена в смешении психического процесса с наблюдаемым внешнимобъектом (стимулом этого процесса). Знание о внешнем мире оттесняет и затемняет"материю" сознания, "непосредственный опыт". Это знание оседает в языке.Поэтому вербальные отчеты испытуемых насыщены информацией о событиях ипредметах внешнего мира. (Например, о стакане, а не о светлоте, опространственных ощущениях и других психических компонентах, сопряженных с еговоздействием на субъекта.) Научно-психологический анализ следует очистить отпредметной направленности сознания. Нужен такой язык, который позволил быговорить о психической "материи" в ее непосредственной данности.

В этой материи различались три категорииэлементов: ощущение (как простейший процесс, обладающий качеством,интенсивностью, отчетливостью и длительностью), образ и чувство. Никаких"надстроек" над ними не признавалось. Когда вюрцбургская школа сообщила, что кчувственным единицам сознания должна быть прибавлена еще одна – внечувственная "чистая мысль",свободная от образов, Титченер не принял этого взгляда, противопоставив емусвою "контекстную теорию значения".

Испытуемые в вюрцбургской лабораториивпадали, как он считал, в "ошибку стимула". Их сознание поглотили внешниеобъекты. Поэтому они и уверовали, что значение этих объектов представляетособую величину, нерастворимую в сенсорном составе опыта.

Представление о каком-либо объекте, поТитченеру, строится из совокупности чувственных элементов. Значительная ихчасть может покидать сознание, в котором остается лишь сенсорная сердцевина, достаточная, чтобы воспроизвести всю совокупность.

Если испытуемый при решении умственнойзадачи не осознает чувственно-образного состава значений, которыми оноперирует, то это ему не удается только из-за недостаточной тренированности егоинтроспекции. Указанные моменты непременно участвуют в процессе мышления втрудноуловимой форме "темных" мышечных или органических ощущений, составляющихсенсорную сердцевину неосознаваемого контекста.

Титченер не терял надежды на то, чтосочетание интроспекции с экспериментом и математикой, в конце концов, приблизитпсихологию к стандартам естественных наук. Между тем уже при жизни Титченерапродуктивность исследований его школы стала па дать. Историк Р.Уотсон отмечает,что в течение последних 15 лет существования титченеровской лаборатории еерезультаты не напоминали ранние работы ни по объему, ни по глубине. Причинуупадка титченеровской школы следует искать в объективных обстоятельствахразвития психологии. Школа эта сложилась на зыбкой почве интроспекционизма и потому неизбежно должна была распасться. В 30-х годах многие из ее воспитанниковпродолжали активно работать, но никто уже не следовал программе структурализма.

§3. ВЮРЦБУРГСКАЯШКОЛА

В начале XX века в различных университетахмира действовали десятки лабораторий экспериментальной психологии. Только вСоединенных Штатах их было свыше сорока. Их тематика была различна: анализощущений, психофизика, психометрия, ассоциативный эксперимент. Работа велась сбольшим рвением, но существенно новые факты и идеи не рождались.

В.Джемс обращал внимание на то, чторезультаты огромного количества опытов не соответствуют вложенным усилиям. Новот на этом однообразном фоне сверкнуло несколько публикаций в журнале "Архивоб щей психологии", которые, как оказалось впоследствии, повлияли на прогресснауки не в меньшей степени, чем фолианты Вундта и Титченера. Публикации этиисходили от группы молодых экспериментаторов, стажировавшихся у профессораОсвальда Кюльпе (1862-1915)в Вюрцбурге (Бавария). Профессор, уроженец Латвии (входившей в состав России),был мягкий, добро желательный, общительный человек с широкими гуманитарнымиинтересами. После обучения у Вундта он стал его ассистентом.

Известность Кюльпе принес "Очеркпсихологии" (1883), где излагались идеи, близкие к вундтовским. Но вскоре и он,возглавив лабораторию в Вюрцбурге, выступил против своего учителя. Проведенныев этой лаборатории несколькими молодыми людьми опыты оказались для первогодесятилетия XX века самым значительным событием в экспериментальномисследовании человеческой психики.

В наборе экспериментальных схемвюрцбургской лаборатории поначалу как будто ничего примечательного не было.Определялись пороги чувствительности, измерялось время реакции, проводилсяставший после Гальтона и Эббингауза широко распространенным ассоциативныйэксперимент.

Все началось с небольшого, на первыйвзгляд, изменения инструкции испытуемому (в роли испытуемых обычно выступалипопеременно сами экспериментаторы). От него требовалось не только, например,сказать, какой из поочередно взвешиваемых предметов тяжелее (впсихофизиологических опытах), или отреагировать на одно слово другим (вассоциативном эксперименте), но и сообщить, какие именно процессы протекали вего сознании перед тем, как он выносил суждение о весе предмета, или перед тем,как он про износил требуемое слово. Почему такого типа задачи прежде неставились Потому что иной была направленность исследовательского поиска. Впсихофизике, скажем, требовалось определить "едва заметное различие" междуощущениями. Отчет испытуемого рассматривался как информация о простейшемэлементе сознания. В ассоциативном эксперименте нужно было выяснить, какойобраз вызывает слово или сколько раз следует повторять раздражители, чтобызакрепилась связь между ними и т.д. Во всех случаях экспериментатораинтересовало только одно – психические образы (хотя бы в виде наиболее элементарных качествощущений), т.е. эффекты действий испытуемого, а не сами эти действия(психические акты). Эффекты, в свою очередь, считались отражающими структуруинтрапсихической сферы. Не удивительно, что при такой ориентации исследованийидеи структурализма об "атомистическом" строении сознания казались прошедшимистрогую экспериментальную проверку.

В поисках новых детерминант вюрцбургцывышли за пределы принятой тогда экспериментальной мо дели (направлявшей работыи в психофизике, и в психометрии, и в ассоциативных экспериментах). Эта модельограничивала опыт двумя переменными: раздражителем, воздействующим наиспытуемого, и его ответной реакцией. Теперь была введена еще одна особаяпеременная: состояние, в котором находится испытуемый перед восприятиемраздражителя.

Различные варианты экспериментовпоказывали, что в подготовительный период, когда испытуемый получаетинструкцию, у него установка – направленность на решение задачи. Перед восприятием раздражителя(например, слово, на которое нужно ответить другим) эта установка регулируетход процесса, но не осознается. Что касается функции чувственных образов в этомпроцессе, то они если и возникают, то сколько-нибудь существенного значения длярешения задачи не имеют.

К важным достижениям вюрцбургской школыследует отнести то, что изучение мышления стало приобретать психологическиеконтуры. Прежде считалось, что законы мышления – это законы логики, выполняемые виндивидуальном сознании согласно правилам образования ассоциаций. Поскольку жеассоциативный принцип является всеобщим, специфически психологическая сторонамышления вообще не различалась. Теперь же становилось очевидным, что этасторона имеет собственные свойства и закономерности, отличные как отлогических, так и от ассоциативных.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.