WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 53 |

Ллойд-Морган и Дженнингс были зоологами, нологика исследования вынудила их решать психологические задачи. Они приступали кним без предвзятой интроспекционистской установки. Они исходили из объективныхпроявлений жизнедеятельности и вместе с тем считали характер этих проявленийсвидетельствующим о действии причин психологического, а не толькофизиологического порядка. Оба внесли существенный вклад в подготовку почвы дляутверждения объективного метода в психологии.

Между Сциллой и Харибдой – механицизмом иантропоморфизмом. Наряду с формами поведения,приобретенными в индивидуальном опыте, объектом естественнонаучного анализастановятся инстинкты как системы действий, которые свойственны целому виду,отличаются постоянством и коренятся в общем механизме наследственности. Здесьтакже возникли коллизии, отразившие в общем виде столкновение механистическогоспособа объяснения с субъективно-психологическим и неудовлетворенностьпередовой естественнонаучной мысли обоими этими подходами.

Постоянство, машинообразность инстинктовговорили как будто в пользу их безразличия к психическим моментам. Этотмеханистический взгляд укреплялся ввиду убеждения в его полном соответствии тойкартине мира, которую создало детерминистское естествознание. Положение,однако, осложнялось возникновением новой, детерминистской теории – дарвиновской биологии, с точкизрения которой невозможно было признать возникновение и развитие каких бы то нибыло жизненных феноменов, не выполняющих полезной для организма работы.Поскольку психическое понималось как сознательное, дарвинисты, взявшиеся заизучение инстинктов, признали в качестве их непременного фактора деятельностьсознания.

Как уже отмечалось, вскоре этих дарвинистов(Романеса и др.) стали обвинять в том, что они насаждают "метод анекдотов"– приписываютживотным сугубо человеческие формы переживаний, мышления, воли и т.д. Но "методанекдотов" вовсе не был порождением невежества или дилетантизма. Он возник изпопытки преодолеть несовместимое с дарвинизмом декартовское представление оживотных как чистых автоматах и утвердить реальную ценность психического вэволюции жизни.

Поскольку, однако, дарвинисты всравнительной психологии не имели первоначально никакого иного воззрения напсихику, кроме выработанного в лоне интроспекционизма, их утверждения о наличиисознания у животных неизбежно становились антропоморфическими, а тем самым инесовместимыми с критериями научности. Отсюда возникала дилемма – либо механицизм, либоинтроспекционизм, –которая может быть здесь (как и во всех других разделах психологии) преодоленатолько путем преобразования самого понятия о психическом. Мы видели, как логикаразвития научного знания влекла к преодолению этой дилеммы тех зоологов,которые изучали индивидуально-вариативное поведение животных.

Познаваемасть психических актов. Вобласти изучения инстинктов на рубеже XX века над этой дилеммой бился зоологВ.А.Вагнер (1849-1934) – основоположник зоопсихологии в России. Отстаивая эволюционныйподход, он провел цикл экспериментальных исследований деятельности животных,главным образом при возведении ими различных построек (строительный инстинкт упауков, водяной жук-серебрянка, городская ласточка и ее постройки, жизньшмелей). Все эти работы служили обоснованием выдвинутой автором программыпостроения зоопсихологического знания исходя из объективного метода.

Проблема познаваемости психических актовприобрела в связи с изучением поведения животных новый смысл, какого она неимела прежде, на уровне изучения человека. Сперва эта проблема решалась втрадиционно интроспективном плане. Романес подчеркивал, что, кроме суждения поаналогии, нет иной возможности познать психику не только животных, но и другихлюдей. Как полагал этот натуралист, мы соотносим свои умственные состояния сдействиями нашего собственного организма, а затем, наблюдая сходные действиядругих существ, решаем, что у этих существ имеются аналогичные внутренниепроцессы.

С развитием зоопсихологии,ориентировавшейся на точное и объективное исследование поведения, методаналогии скомпрометировал себя, выродился в "метод анекдотов". Но тем самымлишалось объяснительной ценности и породившее его общее представление о путяхпознания психической активности любого организма, рассматриваемого как объектнаблюдения и экспериментирования со стороны другого. И очень скоро сдвиги,совершившиеся на почве естественнонаучного анализа психики животных, оказалинеобратимое воздействие на анализ психики человека.

§5. СОЦИАЛЬНАЯ ИКУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

"Психология народов". Философские идеи о социальной сущности человека, его связях систорически развивающейся жизнью народа получили в XIX веке конкретно-научноевоплощение в различных областях знания. Потребность филологии, этнографии,истории и других общественных дисциплин в том, чтобы определить факторы, откоторых зависит формирование продуктов культуры, побудила обратиться к областипсихического. Это внесло новый момент в исследования психической деятельности иоткрыло перспективу для соотношения этих исследований с историческиразвивающимся миром культуры. Начало этого направления связано с попыткаминемецких ученых приложить схему Гербарта к умственному развитию не отдельногоиндивида, а целого народа.

Реальный состав знания свидетельствовал отом, что культура каждого народа своеобразна. Это своеобразие было объясненопервичными психическими связями "духа народа", выражающегося в языке, в мифах,обычаях, религии, народной поэзии. Возникает план создания специальной науки,объединяющей историка-филологические исследования с психологическими. Онаполучила наименование "психология народов". Первоначальный замысел был изложенв редакционной статье первого номера "Журнала сравнительного исследованияязыка" (1852), а через несколько лет гербартианцы Штейнталь и Лазарус началииздавать специальный журнал "Психология народов и языкознание" (первый томвышел в 1860 году, издание продолжалось до 1890 года).

Мы уже отмечали, что Вундт после того, какего физиологическая психология зашла в тупик, обратился к "психологии народов".Но ни гербартовская, ни вундтовская концепции не могли сомкнуть психологию систорией кулуьтуры, так как обе эти концепции отличали субъективизм иантиисторизм.

В России сторонником "психологии народов"как самостоятельной отрасли выступил А.А.Потебня (см. ниже).

"Коллективный организм". В Англии Г.Спенсер, придерживаясь контовского учения о том, чтообщество является коллективным организмом, представил этот организмразвивающимся не по законам разума, как полагал О.Конт, а по универсальномузакону эволюции. Позитивизм Конта и Спенсера оказал влияние на широкоразвернувшееся изучение этнопсихологических особенностей так называемыхнецивилизованных, или "первобытных", народов. В сочинениях самого Спенсера("Принципы социологии") содержался подробный обзор религиозных представлений,обрядов, нравов, обычаев, семейных отношений и различных общественныхучреждений этих народов. Что касается интерпретации фактов, тоэволюционно-биологический подход к культуре вскоре обнаружил своюнесостоятельность в плане как социально-историческом, так и психологическом.

Вклад психоневрологов. Другое направление в изучении зависимости индивидуальной психикиот социальных влияний связано с развитием неврологии. В частности, элементсоциально-психологических отношений выступил в феноменах гипноза и внушаемости.Эти феномены показывали не только зависимость психической регуляции поведенияодного индивида от управляющих воздействий со стороны другого, но и наличие уэтого другого установки, без которой внушение не может состояться. Установказахватывала сферу мотивации. Так изучение гипнотизма подготавливалосущественные для психологии представления. Их разработка велась во Франциидвумя психоневрологическими школами – нансийской и парижской.

Клиникой в Нанси руководил А.Льебо, а затемИ.Бернгейм. Нансийская школа, сосредоточившись на психологическом аспектегипнотических состояний, вызывала их путем внушения и связывала с деятельностьювоображения. Занимаясь лечением истерии, представители этой школы объяснялисимптомы этого заболевания (паралич чувствительности или движений безорганических поражений) внушением со стороны другого лица (суггестия) илисамого пациента (автосуггестия), полагая, что и внушение, и самовнушение могутпроисходить бессознательно; гипноз – специальный случай обычноговнушения.

Парижскую школу возглавлял Ж.Шарко(1825-1893), утверждавший, что гипнозу подвержены только лица,предрасположенные к истерии. Поскольку истерия, как полагал Шарко, – это нервно-соматическоезаболевание, постольку и гипноз, будучи с ней связан, представляетпатофизиологическое явление.

Спор между Напои и Парижем история решила впользу первого. Вместе с тем обсуждение феноменов, ставших предметом спора,оказалось плодотворным не только для медицины, но и для психологии. Понятие обессознательной психике, абсурдное с точки зрения интроспекционизма,отождествлявшего психику и сознание, формировалось (помимо влияния философскихсистем Лейбница, Гербарта, Шопенгауэра и др.) на основе эмпирического изученияпсихической деятельности. Его порождала медицинская практика.

Вопросы структуры личности, соотношениясознания и бессознательного, мотивов и убеждений, индивидуальных различий, ролисоциального и биологического в детерминации поведения подвергались анализу напатопсихологическом материале в работах французских ученых П.Жане (преемникаШарко), Т.Рибо, А.Бине и др.

Внушение и подражание. Под влиянием представлений о роли внушения в социальнойдетерминации поведения складывалась концепция Г.Тарда (1843-1904). В книге"Законы подражания" (1893) он, исходя из логического анализа различных формсоциального взаимодействия, доказывал, что их основу составляет ассимиляцияиндивидом установок, верований, чувств других людей. Внушенные извне мысли иэмоции определяют характер душевной деятельности как в состоянии сна, так и прибодрствовании. Это позволяет отличить социальное от физиологического, указывалТард в другой книге –"Социальная логика" (1895). Все, что человек умеет делать, не учась на чужомпримере (ходить, есть, кричать), относится к разряду физиологического, аобладать какой-либо походкой, петь арии, предпочитать определенные блюда– все это социально.В обществе подражательность имеет такое же значение, как наследственность вбиологии и молекулярное движение в физике. Как результат сложной комбинациипричин возникают "изобретения", которые распространяются в людских массах поддействием законов подражания.

Под влиянием Тарда Дж.Болдуин становитсяодним из первых пропагандистов идей социальной психологии в США. Он различалдва вида наследственности – естественную и социальную. Чтобы быть пригодным для общественнойжизни, человек должен родиться со способностью к обучению, великий методвсякого обучения –подражание. Благодаря подражанию происходит усвоение традиций, ценностей,обычаев, опыта, накопленных обществом и внушаемых индивиду.

В обществе непрерывно происходит "обменвнушениями". Вокруг индивида с момента рождения сплетаются "социальныевнушения", и даже чувство своей собственной личности развивается у ребенкапостепенно, посредством подражательных реакций на окружающую его личную среду.

Тард, Болдуин и другие сосредоточились напоиске специфических психологических предпосылок жизни отдельной личности всоциальном окружении, механизмов усвоения ею общественного опыта, пониманиядругих людей. Во всех случаях в центре анализа находилась психология индивида,рассматриваемая с точки зрения тех ее особенностей, которые служат предпосылкойвзаимодействия людей, превращают индивида в личность, обеспечивают усвоениесоциальных фактов.

Э.Дюркгейм: коллективныепредставления. Иным путем пошел Э.Дюркгейм(1858-1917), выделивший в качестве главной задачи изучение этих фактов кактаковых, анализ их представленности в сознании коллектива в целомбезотносительно к индивидуально-психологическому механизму их усвоения.

В работах "Правила социологического метода"(1894), "Индивидуальные и коллективные представления" (1898) и других Дюркгеймисходил из того, что идеологические ("нравственные") факты – это своего рода "вещи", которыеведут самостоятельную жизнь, независимую от индивидуального ума. Они существуютв общественном сознании в виде "коллективных представлений", принудительнонавязываемых индивидуальному уму.

Мысли Кента о первичности социальныхфеноменов, их несводимости к игре представлений внутри сознания отдельногочеловека развились у Дюркгейма в программу социологических исследований,свободных от психологизма, заполонившего общественные науки – филологию, этнографию, историюкультуры. Ценная сторона программы Дюркгейма со стояла в очищении отпсихологизма, в установке на позитивное изучение идеологических явлений ипродуктов в различных общественно-исторических условиях. Под влиянием программыДюркгейма раз вернулась работа в новом направлении, принесшая важныеконкретно-научные плоды.

Однако эта программа страдала существеннымиметодологическими изъянами, что, естественно, не могло не сказаться и начастных исследованиях. Дюркгеймовские коллективные представления выступали ввиде своего рода самостоятельного бытия, тогда как в действительности любыеидеологические продукты детерминированы материальной жизнью общества. Чтокасается трактовки отношений социального факта к психологическому, то и здесьпозиция Дюркгейма наряду с сильной стороной (отклонение попыток искать корниобщественных явлений в индивидуальном сознании) имела и слабую. Это отметилТард, писавший, что под предлогом очищения социологии лишают ее всего еепсихологического, живого содержания.

Дюркгейм, отвечая Тарду, указывал, что онвовсе не возражает против механизмов подражания, однако эти механизмы слишкомобщи и потому не могут дать ключ к содержательному объяснению коллективныхпредставлений. Тем не менее противопоставление индивидуальной жизни личности еесоциальной детерминации, безусловно, оставалось коренным недостаткомдюркгеймовской концепции.

Вместе с тем антипсихологизм Дюркгейма имелположительное значение для психологии. Он способствовал внедрению идеипервичности социального по отношению к индивидуальному, притом утверждаемой неумозрительно, а на почве тщательного описания конкретно-исторических явлений.Относительная прогрессивность взглядов Дюркгейма станет еще более очевидной,если их сопоставить с другими социально-психологическими концепциями, типичнымидля рассматриваемого периода. Эти концепции отличались открытым иррационализмоми телеологизмом. Оба признака характерны для двух направлений конца XIX– начала XX века:концепции ценностей и концепции инстинктов.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 53 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.