WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 41 |

Поскольку Тельма отвергала все моипредложения, я стал заготавливать доводы, чтобы убедить ее, но, к моемуудивлению, она с воодушевлением согласилась. Возможно, за двадцать лет терапиией доводилось работать с гештальт-терапевтами, которые применяли эти техники;возможно, ей вспомнился ее сценический опыт. Она почти подскочила на стуле,прочистила горло, изобразила, что надевает галстук и застегивает пиджак,приняла выражение ангельской улыбки и благонамеренного великодушия, сновапрочистила голос, села на другой стул и превратилась в Мэтью.

- Тельма, я пришел сюда, помня твоеудовлетворение нашей терапевтической работой и желая остаться твоим другом. Мненравится дарить и получать подарки. Мне нравилось подшучивать над твоимидерьмовыми привычками. Я был искренен. Все, что я тебе говорил, было правдой. Азатем произошло событие, о котором я решил не говорить тебе и которое заставиломеня измениться. Ты не сделала ничего плохого, в тебе не было ничегоотталкивающего, хотя у нас было мало времени для того, чтобы построить прочныеотношения. Но случилось так, что одна женщина, Соня...

Тут Тельма на мгновение вышла из роли исказала громким театральным шепотом:

- Доктор Ялом, Соня - это был мой сценическийпсевдоним, когда я работала танцовщицей.

Она снова стала Мэтью ипродолжала:

- Появилась эта женщина, Соня, и я понял, чтомоя жизнь навсегда связана с ней. Я пытался расстаться, пытался сказать тебе,чтобы ты перестала звонить, и, честно говоря, меня раздражало, что ты несделала этого. После твоей попытки самоубийства я понял, что должен быть оченьосторожен в словах, и именно поэтому я так отдалился от тебя. Я виделся сосвоим духовным наставником, который посоветовал мне сохранять полное молчание.Я хотел бы любить тебя как друга, но это невозможно. Существуют твой Гарри имоя Соня.

Она замолчала и тяжело опустилась на свойстул. Ее плечи поникли, благожелательная улыбка исчезла с лица, и, полностьюопустошенная, она снова превратилась в Тельму.

Мы оба хранили молчание. Размышляя надсловами, которые она вложила в уста Мэтью, я без труда понял их назначение ито, почему она так часто их повторяла: они подтверждали ее картину реальности,освобождали Мэтью от всякой ответственности (ведь не кто иной, как наставникпосоветовал ему хранить молчание) и подтверждали, что с ней все в порядке и вих отношениях не было ничего странного; просто у Мэтью возникли более серьезныеобязательства перед другой женщиной. То, что эта женщина была Соней, то есть еюсамой в молодости, заставило меня обратить более серьезное внимание напереживания Тельмы по поводу ее возраста.

Я был поглощен идеей освобождения. Могли лислова Мэтью действительно освободить ее Мне вспомнились взаимоотношения спациентом, которого я вел в первые годы своей интернатуры (эти первыеклинические впечатления откладываются в памяти как своего рода профессиональныйимпринтинг). Пациент, страдавший тяжелой паранойей, утверждал, что я не докторЯлом, а агент ФБР, и требовал у меня удостоверение личности. Когда на следующемсеансе я наивно предоставил ему свое свидетельство о рождении, водительскиеправа и паспорт, он заявил, что я подтвердил его правоту: только обладаявозможностями ФБР, можно так быстро добыть поддельные документы. Если системабесконечно расширяется, вы не можете выйти за ее пределы.

Нет, конечно, у Тельмы не было паранойи, но,возможно, и она стала бы тоже отрицать любые освобождающие утверждения, если быони исходили от Мэтью, и постоянно требовала бы новых доказательств иподтверждений. Тем не менее, оглядываясь назад, я полагаю, что именно в тотмомент я начал серьезно подумывать о том, чтобы включить Мэтью втерапевтический процесс - не ее идеализированного Мэтью, а реального Мэтью, изплоти и крови.

- Что вы чувствуете по поводу только чтосыгранной роли, Тельма Что она пробудила в Вас

- Я чувствовала себя идиоткой! Нелепо в моигоды вести себя, как наивный подросток.

- Вам не хочется спросить, что чувствовал яИли Вы думаете, что я чувствовал то же самое

- Честно говоря, есть еще одна причина(помимо обещания, данного Мэтью), по которой я не говорила о нем ни стерапевтами, ни с кем-либо еще. Я знаю, они скажут, что это увлечение, глупаяинфантильная влюбленность или перенос. "Все влюбляются в своих терапевтов," - яи теперь часто слышу эту фразу. Или они начнут говорить об этом как о... Какэто называется, когда терапевт переносит что-то на пациента

- Контрперенос.

- Да, контрперенос. Фактически, Вы ведь этоимели в виду, когда сказали на прошлой неделе, что Мэтью "отыгрывал" со мнойсвои личные проблемы. Я буду откровенна (как Вы просили меня): это выводит меняиз себя. Получается, что я не имею никакого значения, как будто я быласлучайным свидетелем каких-то сцен, разыгрываемых между ним и его матерью.

Я прикусил язык. Она была права: именно так яи думал. Вы с Мэтью оба"случайные свидетели". Ни один из вас не имел дела с реальным другим, а лишь сосвоей фантазией о нем. Ты влюбилась в Мэтью из-за того, чем он представлялсятебе: человеком, который любил тебя абсолютно и безусловно; который целикомпосвятил себя твоему благополучию, твоему комфорту и развитию; который отменилтвой возраст и любил тебя, как молодую прекрасную Соню; который дал тебевозможность избежать боли, одиночества и подарил тебе блаженствосаморастворения. Ты, может быть, и "влюбилась", но одно несомненно: ты любилане Мэтью, ты никогда не знала Мэтью.

А сам Мэтью Кого или что любил он Я пока незнал этого, но я не думал, что он "был влюблен" или любил. Он не любил тебя, Тельма, онтебя использовал. Он не проявлял подлинной заботы о Тельме, о настоящей, живойТельме! Твое замечание насчет отыгрывания чего-то с его матерью, возможно, нетак уж и необоснованно.

Как будто читая мои мысли, Тельма продолжала,выставив вперед подбородок и словно бросая свои слова в огромнуютолпу:

- Когда люди думают, что мы любим друг другане по-настоящему, это сводит на нет все самое лучшее в нас. Это лишает любовьглубины и превращает ее в ничто. Любовь была и остается реальной. Ничто никогда не было для меня болеереальным. Те двадцать семь дней были высшей точкоймоей жизни. Это были двадцать семь дней райского блаженства, и я отдала бы все,чтобы вернуть их!

"Энергичная леди", - подумал я. Онапродолжала гнуть свою линию:

- Не перечеркивайте высшие переживания моейжизни. Не отнимайте у меня единственно подлинное из всего, что я когда-либопережила.

Кто осмелится сделать такое, тем более поотношению к подавленной, близкой к самоубийству семидесятилетней женщине

Но я не собирался поддаваться на подобныйшантаж. Уступить ей сейчас означало признать свою абсолютную беспомощность.Поэтому я продолжал объективным тоном:

- Расскажите мне об этой эйфории все, что Выпомните.

- Это былосверхчеловеческим переживанием. Я была невесомой. Как будто я была не здесь, яотделилась от всего, что причиняет мне боль и тянет вниз. Я перестала думать ибеспокоиться о себе. "Я" превратилось в "мы".

Одинокое "я" экстатически растворяется в"мы". Как часто я слышал это! Это общее определение всех форм экстаза -романтического, сексуального, политического, религиозного, мистического. Каждыйжаждет этого растворения и наслаждается им. Но в случае Тельмы было иначе - онане просто стремилась к нему- она нуждалась в нем как в защите от какой-тоопасности.

- Это напоминает то, что Вы рассказывали мнео своих сексуальных переживаниях с Мэтью - что не столь важно было, чтобы онбыл внутри Вас.По-настоящему важно было только то, что вы с ним связаны или даже слитывоедино.

- Верно. Именно это я и имела в виду, когдасказала, что сексуальным отношениям придается слишком большое значение. Сам посебе секс не так уж и важен.

- Это помогает нам понять сон, который Вывидели пару недель назад.

Две недели назад Тельма рассказала тревожныйсон - это был единственный сон, рассказанный ею за весь периодтерапии.

Я танцевала с огромным негром. Затем онпревратился в Мэтью. Мы лежали на сцене и занимались любовью. Как только япочувствовала, что кончаю, я прошептала ему на ухо: "Убей меня". Он исчез, а яосталась лежать на сцене одна.

- Вы как будто пытаетесь избавиться от своейавтономности, потерять свое "Я" (что во сне символизируется просьбой "убейменя"), а Мэтью должен стать орудием для этого. У Вас есть какие-нибудьсоображения о том, почему это происходит на сцене

- Я сказала вначале, что только в этидвадцать семь дней я чувствовала эйфорию. Это не совсем верно. Я часточувствовала такой же восторг во время танца. Когда я танцевала, все вокругисчезало - и я, и весь мир - существовал лишь танец и это мгновение. Когда ятанцую во сне, это значит, что я стараюсь заставить исчезнуть все плохое.Думаю, это значит также, что я снова становлюсь молодой.

- Мы очень мало говорили о Ваших чувствах поповоду Вашего семидесятилетнего возраста. Вы много об этом думаете

- Полагаю, терапия приняла бы несколько иноенаправление, если бы мне было сорок лет, а не семьдесят. У меня еще оставалосьбы что-то впереди. Ведь обычно психиатры работают с более молодымипациентами

Я знал, что здесь таится богатый материал. Уменя было сильное подозрение, что навязчивость Тельмы питается ее страхамистарения и смерти. Одна из причин, по которой она хотела раствориться в любви ибыть уничтоженной ею, состояла в стремлении избежать ужаса столкновения сосмертью. Ницше говорил: "Последняя награда смерти в том, что больше не нужноумирать". Но здесь таилась и удачная возможность поработать над нашими с нейотношениями. Хотя две темы, которые мы обсуждали (бегство от свободы и отсвоего одиночества и изолированности) составляли и будут в дальнейшемсоставлять содержание нашихбесед, я чувствовал, что мой главный шанс помочь Тельме заключался в развитииболее глубоких отношений с ней. Я надеялся, что установление близкого контактасо мной ослабит ее связь с Мэтью и поможет ей вырваться на свободу. Толькотогда мы сможем перейти к обнаружению и преодолению тех трудностей, которыемешали ей устанавливать близкие отношения в реальной жизни.

- Тельма, в вашем вопросе, не предпочитают липсихиатры работать с более молодыми людьми, звучит и личныйоттенок.

Тельма, как обычно, избегалаличного.

- Очевидно, можно добиться большего, работая,к примеру, с молодой матерью троих детей. У нее впереди вся жизнь, и улучшениеее психического состояния принесет пользу ее детям и детям ее детей.

Я продолжал настаивать:

- Я имел в виду, что вы могли бы задатьвопрос, личный вопрос, касающийся Вас и меня.

- Разве психиатры не работают более охотно стридцатилетними пациентами, чем с семидесятилетними

- А не лучше ли сосредоточиться нанас с Вами, а не напсихиатрии вообще Разве Вы не спрашиваете на самом деле: "Как ты, Ирв, - тутТельма улыбнулась. Она редко обращалась ко мне по имени и даже по фамилии, -чувствуешь себя, работая со мной, Тельмой, женщиной семидесятилет"

Никакого ответа. Она уставилась в окно и дажеслегка покачивала головой. Черт побери, она была непробиваема!

- Это всего лишь один из возможных вопросов,но далеко не единственный. Но если бы Вы сразу ответили на мой вопрос в томвиде, как я его поставила, я бы получила ответ и на тот вопрос, который толькочто задали Вы.

- Вы имеете в виду, что узнали бы мое мнениео том, как психиатрия в целом относится к лечению пожилых пациентов и сделалибы вывод о том, что именно так я отношусь к Вашему лечению

Тельма кивнула.

- Но ведь это такой окольный путь. К тому жеон может оказаться неверным. Мои общие соображения могут быть предположениямиобо всей области, а не выражением моих личных чувств к Вам. Что мешает Вампрямо задать мне интересующий Вас вопрос

- Это одна из тех проблем, над которыми мыработали с Мэтью. Именно это он называл моими дерьмовыми привычками.

Ее ответ заставил меня замолчать. Хотел ли я,чтобы меня каким-то образом связывали с Мэтью И все же я был уверен, чтовыбрал верный ход.

- Разрешите мне попытаться ответить на Вашивопросы - общий, который Вы задали, и личный, который не задали. Я начну сболее общего. Лично мне нравится работать с более старшими пациентами. Как Вызнаете из всех этих опросников, которые Вы заполняли перед началом лечения, язанимаюсь исследованием и работаю со многими пациентами шестидесяти -семидесятилетнего возраста. Я обнаружил, что с ними терапия может быть столь жеэффективной, как и с более молодыми пациентами, а, может быть, даже болееэффективной. Я получаю от работы с ними такое же удовлетворение.

Ваше замечание о молодой матери и о возможномрезонансе от работы с ней верно, но я смотрю на это несколько иначе. Работа сВами тоже очень важна. Все более молодые люди, с которыми Вы сталкиваетесь,рассматривают Вашу жизнь как источник опыта или как модель последующих этаповсвоей жизни. И, я уверен, что только Вы имеете уникальную возможностьпересмотреть свою жизнь и ретроспективно наполнить ее - какой бы она ни была -новым смыслом и новым содержанием. Я знаю, сейчас вам трудно это понять, но,поверьте, такое часто случается.

Теперь позвольте мне ответить на личную частьвопроса: что я чувствую,работая с Вами. Яхочу понять Вас. Думаю, японимаю Вашу боль и очень сочувствую Вам - в прошлом я сам пережил подобное.Мне интересна проблема, с которой Вы столкнулись, и, надеюсь, что я смогупомочь Вам. Фактически я обязан это сделать. Самое трудное для меня в работе сВами - та непреодолимая дистанция, которую Вы между нами устанавливаете. Высказали раньше, что можете узнать (или, по крайней мере, предположить) ответ наличный вопрос, задав безличный. Но подумайте о том, какое впечатление этопроизводит на другого человека. Если Вы постоянно задаете безличные вопросы, ячувствую, что вы игнорируете меня.

- То же самое мне обычно говорил Мэтью.

Я молча улыбнулся и сложил оружие. Мне неприходило в голову ничего конструктивного. Оказывается, этот утомительный,раздражающий стиль был для нее типичным. Нам с Мэтью пришлось пережить многообщего.

Это была тяжелая и неблагодарная работа.Неделю за неделей она отбивала мои атаки. Я пытался научить ее азам языкаблизости: например, как употреблять местоимения "я" и "ты", как узнавать своичувства (а сперва просто различать мысли и чувства), как переживать и выражатьчувства. Я объяснял ей значение основных чувств (радости, печали, гнева,удовольствия). Я предлагал закончить предложения, например: "Ирв, когда Выговорите так, я чувствую к Вам..."

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.