WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 |

Марвин начинал меня изумлять. Он рискнулопуститься в такие глубины, что я с трудом мог поверить, что беседую с тем жесамым человеком. Когда я спросил его, что произошло пару лет назад, он описалслучай, который ни разу никому не рассказывал, даже Филис. Листая номер"Психологии сегодня" в приемной дантиста, он заинтересовался статьей, гдепредлагалось попытаться представить себе последний, самый главный разговор совсеми важными людьми в вашей жизни, которые умерли.

Однажды, когда он был один, он попробовал этосделать. Он представил, что говорит с отцом о том, как скучает по нему и как быему хотелось узнать его поближе. Отец не ответил. Марвин представил, чтоговорит последнее "Прости!" своей матери, сидящей напротив в своем любимомкресле-качалке. Он говорил слова, но никаких чувств не испытывал. Он стиснулзубы и попытался вызвать чувства силой.

Но они не появлялись. Он сконцентрировался назначении слова "никогда" -что он никогда, никогда больше ее не увидит. Но ничегоне получалось. Он закричал вслух: "Я никогда не увижу тебя снова!" Опятьничего. И тогда он понял,что похоронил себя.

В тот день он плакал в моем кабинете. Онплакал обо всем, что упустил, об убитых годах своей жизни. Как это печально,сказал Марвин, что он ждал до сих пор, чтобы попытаться стать живым. Впервые япочувствовал близость к Марвину. Когда он плакал, я обнял его заплечи.

К концу этого сеанса я чувствовал себяизмотанным, но был очень тронут. Я подумал о том что, наконец, мы сломалиразделяющий нас барьер: в конце концов Марвин и сновидец слились и говорилиодним голосом.

Марвин почувствовал себя лучше после нашегосеанса и был полон оптимизма, пока через несколько дней не произошло любопытноесобытие. Они с Филис только что начали сексуальный акт, когда он неожиданносказал: "Возможно, доктор прав, возможно, моя тревога насчет секса - это насамом деле страх смерти!" Как только он проговорил это, как сразу же - фууук! -произошла внезапная и неприятная преждевременная эякуляция. Филис была,понятным образом, раздражена его выбором темы для маленького сексуальногоразговора. Марвин сразу же начал ругать себя за бестактность по отношению к нейи за свою сексуальную неудачу, и впал в глубокую депрессию. Вскоре я получилтревожное, умоляющее послание от сновидца:

Я внес в дом новую мебель, но никак не могузакрыть входную дверь. Кто-то установил там устройство, чтобы дверь оставалосьоткрытой. Затем я вижу десять или двенадцать человек с вещами за дверью. Этоужасные, злые люди, особенно одна беззубая сгорбленная старуха, лицо которойнапоминает мне лицо Сьюзен Дженнингс. Она также напоминает мне Мадам Дефарж изфильма "Сказка о двух городах" - ту, которая вязала рядом с гильотиной, когда снее скатывались головы.

Послание:

"Марвин очень напуган. Он слишком многое ислишком быстро осознал. Он знает теперь, что его ждет смерть. Он открыл дверьосознанию; но теперь он боится, что слишком многое выйдет наружу, что дверьзаело и он не сможет больше ее закрыть".

Затем последовали пугающие сны с похожимипосланиями:

Ночь, я сижу высоко на балконе какого-тоздания. Я слышу, как внизу, в темноте, маленький ребенок плачет и зовет напомощь. Я говорю, что иду к нему, потому что я единственный, кто может емупомочь. Но когда я начинаю спускаться во тьму, лестница становится все уже иуже, и хлипкие перила ломаются у меня в руках. Я боюсь идти дальше.

Послание:

"Существуют жизненно важные части меня,которые были похоронены всю мою жизнь - маленький мальчик, женщина, художник,искатель смысла. Я знаю, что похоронил себя заживо и оставил большую частьсвоей жизни непрожитой. Но сейчас я не могу опускаться в эти области. Я не могусправиться со страхом и сожалением".

И еще один сон:

У меня экзамен. Я держу в руках зачетку ипомню, что не ответил на последний вопрос. Я в панике. Я пытаюсь вернутьзачетку, но уже истекло время. Я договариваюсь встретиться со своим сыном послеэкзамена.

Послание:

"Теперь я понимаю, что не сделал того, чтомог бы сделать в жизни. И курс, и экзамен окончены. Мне хотелось бы сделать всепо-другому. Тот последний вопрос на экзамене, какой он был Возможно, если бы явыбрал другой путь, сделал что-то другое, стал бы кем-то другим - не школьнымучителем, не богатым финансистом... Но уже слишком поздно, слишком поздноменять какие-либо из моих ответов. Время вышло. Если бы только у меня был сын,я бы через него проник в будущее, перешагнув смертельную черту".

Позже, той же ночью:

Я карабкаюсь по горной тропе. Я вижунесколько человек, пытающихся среди ночи перестроить дом. Я знаю, что этогонельзя сделать, и пытаюсь сказать им об этом, но они не слышат меня. Затем яслышу, как кто-то снизу зовет меня по имени. Это моя мать пытается вернутьменя. Она говорит, что у нее для меня послание. Оно о том, что кто-то умирает.Я знаю, что это я умираю. Я просыпаюсь в холодном поту.

Послание:

"Слишком поздно. Невозможно перестроить твойдом среди ночи - изменить курс, который ты избрал, в тот момент, когда тыготовишься вступить в океан смерти. Сейчас я в том возрасте, в каком умерла моямать. Я пережил ее и понял, что смерть неизбежна. Я не могу изменить будущее,потому что прошлое догоняет меня".

Эти послания сновидца звучали все громче игромче. Я должен был прислушаться к ним. Они требовали, чтобы я сориентировалсяи подвел итог тому, что произошло в процессе терапии.

Марвин двигался быстро, возможно, слишкомбыстро. Вначале он был человеком без интуиции: он не мог и не хотел обратитьсвой взгляд внутрь. За относительно короткий период в шесть месяцев он сделалпотрясающие открытия. Он узнал, что у него, как у новорожденного котенка, былизакрыты глаза. Он узнал, что глубоко внутри есть богатый, густо населенный мир,который вызывает ужасный страх, но и дает искупление черезпросветление.

Поверхность вещей больше не привлекала его:он был меньше увлечен своими коллекциями марок и "Ридерс Дайджест". У неготеперь открылись глаза на экзистенциальные факты жизни, он столкнулся снеизбежностью смерти и невозможностью спасения.

Марвин пробудился быстрее, чем я ожидал; вконце концов, он, вероятно, тоже слушал голос своего сновидца. Вначале онжаждал понять, но вскоре энтузиазм уступил место сильному чувству сожаления. Онсожалел о своем прошлом и безвозвратных потерях. Больше всего он сожалел опустотах в своей жизни: о своем неиспользованном потенциале, о детях, которых унего не было, об отце, которого он не знал, о доме, который никогда не былнаполнен родственниками и друзьями, о работе, которая могла бы иметь большесмысла, чем накопление денег. Наконец, он жалел самого себя, пленного сновидца,маленького мальчика, зовущего на помощь из темноты.

Он знал, что не прожил той жизни, какуюдействительно хотел прожить. Возможно, еще можно это сделать. Возможно, ещеесть время написать свою жизнь заново на большом чистом холсте. Он началповорачивать ручки потайных дверей, перешептываться с неизвестной дочерью,спрашивать, куда ушел его исчезнувший отец.

Но он обогнал сам себя. Он зашел слишкомдалеко и теперь был отделен от обоих берегов: прошлое было темным иневосполнимым; будущее закрыто. Было слишком поздно: его дом был построен,последний экзамен сдан. Он открыл ворота осознания только для того, чтобывыпустить через них страх смерти.

Иногда страх смерти рассматривается как нечтоуниверсальное и тривиальное. Кто, в конце концов, не знает о собственной смертии не боится ее Но одно дело - знать о смерти вообще и совсем другое - ощущатьсмерть каждой клеточкой своего тела. Такое осознание смерти возникает редко,иногда только один или два раза в жизни, и этот ужас Марвин испытывал ночь заночью.

Против своего страха у него не было дажесамой распространенной защиты: не имея детей, он не мог успокоить себя иллюзиейбессмертия через потомство; у него не было твердых религиозных убеждений - верыни в сохранение сознания в загробной жизни, ни во всемогущее защищающеебожество; не испытывал он и удовлетворения от самореализации в жизни. (Какправило, чем меньше у человека чувство, что он достиг чего-то в жизни, тембольше у него страх смерти.) Хуже всего то, что Марвин не предвидел никакогоконца этого страха. Образ сновидения был четким: демоны вырвались наружу, и онне мог избавиться от них, захлопнув дверь, так как она незакрывалась.

Итак, мы с Марвином достигли решающегопункта, к которому неизбежно приводит полное осознание. Это время, когдачеловек оказывается у края пропасти и решает, как ему противостоятьбезжалостным жизненным фактам: смерти, одиночеству, отсутствию твердой основы исмысла. Разумеется, решения нет. Выбор возможен лишь между различнымипозициями: быть "решительным", или "вовлеченным", или бросить "мужественныйвызов", или стоически принимать ситуацию, или отказаться от рациональности идовериться Божественному провидению.

Я не знал, что будет делать Марвин, и незнал, чем еще ему помочь. Я помню, что ждал каждого нового сеанса слюбопытством, какой выбор он сделает. Что это будет Совершит ли он своесобственное открытие Не найдет ли он способ успокоить себя очереднымсамообманом Не примет ли он в конце концов религиозную веру Или он найдетсилу и поддержку в одном из решений философии жизни Никогда я так глубоко неосознавал двойственную роль терапевта как участника и одновременно наблюдателя.Хотя теперь я был эмоционально вовлечен и беспокоился о том, что произойдет сМарвином, в то же время я осознавал, что нахожусь в привилегированной позициинаблюдателя зарождающейся веры.

Марвин по-прежнему чувствовал тревогу иподавленность, но продолжал с азартом работать в психотерапии. Мое уважение кнему возрастало. Я думал, что он прекратит терапию гораздо раньше. Чтозаставляло его продолжать

Он говорил, что несколько причин. Во-первых,он больше не страдал мигренями. Во-вторых, он запомнил мое предупреждение припервой встрече, что в терапии бывают периоды, когда ты чувствуешь себя хуже; ондоверял моим словам о том, что его нынешняя тревога - необходимая стадиятерапии и что она пройдет. Кроме того, он был убежден, что в процессе терапии,должно быть, произошло нечто важное: за прошедшие 5 месяцев он узнал о себебольше, чем за предыдущие 64 года!

Произошло и еще нечто совершенно неожиданное.Его отношения с Филис претерпели существенные изменения.

- Мы говорим теперь гораздо чаще иоткровеннее, чем раньше. Я не знаю точно, когда это началось. Когда мы с Ваминачали встречаться, Филис вдруг стала очень активно стремиться беседовать сомной. Это было неспроста. Я думаю, она хотела убедить меня, что мы можем с нейразговаривать и без всякого терапевта.

Но в последние несколько недель этопроисходит по-другому. Теперь мы действительно разговариваем. Ярассказываю Филис все, о чем мы с Вами говорим на каждом сеансе. Фактически онаждет моего возвращения у двери и становится нетерпеливой, когда я откладываюрассказ, - например, предлагаю подождать до обеда.

- Что именно ее больше всегоинтересует

- Почти все. Я говорил Вам, что Филис нелюбит тратить деньги - она предпочитает распродажи. Мы шутим насчет того, чтополучаем двойную терапию за одинарную цену.

- Ну что ж, я рад такой сделке.

- Думаю, наиболее важным для Филис было то,что я рассказал ей о нашем обсуждении моей работы, о том, как я разочарован,что не сделал большего с моими способностями, что посвятил жизнь зарабатываниюденег и никогда не задумывался о том, что я могу дать миру. Это ее оченьпотрясло. Она сказала, что если это верно в моем случае, то тем более верно длянее - она прожила абсолютно эгоцентричную жизнь, никогда ничего не делала длядругих.

- Она много сделала для Вас.

- Я напомнил ей об этом. Вначале онапоблагодарила меня за эти слова, но позже, обдумав их, сказала, что не уверена- возможно, она помогала мне, а может быть, в каком-то смысле стояла у меня напути.

- Как это

- Она упомянула все, о чем я Вам рассказывал:как отвадила от дома всех друзей, как отказывалась путешествовать и отучила отэтого меня - я когда-нибудь говорил Вам об этом Больше всего она сожалеет освоей бездетности и о своем отказе много лет назад лечиться отбесплодия.

- Марвин, я поражен. Такая откровенность,такая искренность! Как вы оба добились этого О таких вещах тяжело говорить,правда, тяжело.

Он продолжал рассказывать о том, что Филисзаплатила за свое понимание - она стала очень набожной. Однажды ночью он не могзаснуть и услышал какой-то шепот из ее комнаты. (Они спали в разных комнатахиз-за его храпа.) Марвин тихонько подошел и увидел Филис стоящей на коленях упостели и повторяющей одну и ту же молитву: "Матерь Божья защитит меня. МатерьБожья защитит меня. Матерь Божья защитит меня".

Эта сцена сильно подействовала на Марвина,хотя ему и трудно было это сформулировать. Думаю, он был переполнен жалостью -жалостью к Филис, к себе, ко всем маленьким людям, у которых не осталосьнадежды. Думаю, он понял, что ее молитва была магическим заклинанием, защитойпротив ужасов жизни.

Наконец, ему удалось в ту ночь заснуть, и онувидел сон:

В большой, полной людей комнате на пьедесталестоит статуя женского божества. Она похожа на Христа, но одета в развевающуюсясветло-оранжевую одежду. В другом конце комнаты находится актриса в длинномбелом платье. Актриса и статуя меняются местами. Каким-то образом они меняютсяплатьями, статуя спускается вниз, а актриса поднимается напьедестал.

Марвин сказал, что в конце концов понял: сонозначал, что он превратил женщин в богинь и верил, что будет спасен, еслиублажит их. Вот почему он всегда боялся гнева Филис, и поэтому, когда былвстревожен, испытывал такое облегчение от ее сексуальных ласок.

- Особенно оральный секс, - кажется, яговорил Вам, что когда я в панике, она берет мой пенис в рот и все моинеприятные чувства сразу рассеиваются. Это не секс - Вы всю дорогу об этомтвердили, и теперь я понял, что это правда, - мой пенис может оставатьсясовершенно мягким. Это просто означает, что она полностью принимает меня и ястановлюсь частью ее.

- Вы действительно наделили ее магическойсилой - как богиню. Она может исцелить Вас простой улыбкой, прикосновением,тем, что принимает Вас в себя. Не удивительно, что Вы прилагаете столькоусилий, чтобы не расстроить ее. Но проблема в том, что секс превратился в нечтомедицинское - даже больше того - секс становится делом жизни и смерти, и Вашевыживание зависит от слияния с этой женщиной. Не удивительно, что секс сталвызывать трудности. Он должен быть любовным, радостным действием, а не защитойот опасности. С таким отношением к сексу любой - включая меня - имел быпроблемы с потенцией.

Марвин достал записную книжку и написалнесколько строк. Несколько недель назад я был раздражен, когда он впервые началделать заметки, но он так успешно прогрессировал, что я стал уважать все егомнемонические средства.

Pages:     | 1 |   ...   | 38 | 39 || 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.