WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 41 |

Эти бессознательные предрассудки существенноусложняли ее проблемы с весом. Еда не только представляла собой ее единственноеудовлетворение, не только заглушала ее ощущение пустоты, а худоба не тольковызывала болезненные воспоминания об отце. Бетти также бессознательно верила вто, что потеря веса приведет к ее собственной смерти.

Постепенно острая тревога Бетти улеглась.Раньше она никогда открыто не говорила об этих проблемах. Возможно, свою рольсыграл катарсис; возможно, ей было полезно осознать магическую природу своегомышления; а, быть может, некоторые из ее пугающих мыслей просто потеряли своюостроту при их обсуждении в спокойной, рациональной обстановке, "при светедня".

В это время особенно большую помощь оказалКарлос. Родители Бетти до самого конца отрицали серьезность болезни ее отца.Такое отрицание разрушительно действует на тех, кто остается в живых. Беттиоказалась не готова к его смерти и не имела возможности проститься с ним. НоКарлос демонстрировал совершенно иное отношение к собственной участи: он былмужественным, разумным и откровенным в своих чувствах относительно болезни иприближения смерти. Кроме того, он был особенно добр к Бетти - возможно, потомучто знал, что она моя пациентка, возможно, потому что она пришла как раз тогда,когда он был в великодушном настроении ("у каждого есть сердце"), а, можетбыть, просто потому, что был неравнодушен к полным женщинам (что я, признаю этос сожалением, рассматривал тогда как еще одно доказательство егоизвращенности).

Вероятно, Бетти почувствовала, чтопрепятствия к снижению веса успешно устранены, потому что дала ясно понять:пора начинать главную кампанию. Я был потрясен размахом и сложностьюпредварительных приготовлений.

В первую очередь она записалась на программулечения пищевых расстройств в клинике, где я работал, и заполнила требуемыйпротокол, который включал сложное физическое обследование (она по-прежнемуотказывалась от исследования тазовых органов) и батарею психологических тестов.Затем она очистила свою квартиру от еды - от всех банок, пакетов и бутылок. Онасоставила план альтернативных занятий, заметив, что отказ от завтраков и обедовсоздает "окно" в дневном расписании. К моему удивлению, она записалась втанцевальный класс (у этой леди есть сила воли, подумал я) и в клуб боулинга -когда она была маленькой, отец часто брал ее с собой в кегельбан, объяснилаона. Она купила подержанный велотренажер и установила его перед телевизором.Затем она сказала "прощай!" своим старым друзьям - картофельным чипсам,шоколадным пирожным и пончикам.

Была также проведена серьезная внутренняяподготовка, которую Бетти затруднялась описать иначе, чем "собраться с духом" иждать подходящего момента, чтобы сесть на диету. Я ждал этого момента снетерпением, представляя себе огромного японского борца, который расхаживает поковру, становится в позу и выкрикивает что-то воинственное, готовясь к схватке.

Наконец, свершилось! Она выбрала жидкуюдиету, полностью отказалась от твердой пищи, каждое утро по сорок минутзанималась на велотренажере, каждый день проходила пешком по три мили и раз внеделю занималась боулингом и танцами. Ее жировая оболочка начала постепеннорассасываться. Она начала худеть. Большие массы плоти просто растворялись иисчезали. Скоро фунты потекли с нее ручьем - два, три, четыре, иногда пятьфунтов в неделю.

Каждый сеанс Бетти начинала с рапорта обуспехах: сброшено десять фунтов, затем двадцать, двадцать пять, тридцать. Онапохудела до двухсот сорока фунтов, затем до двухсот тридцати и двухсотдвадцати. Это казалось поразительно легким и быстрым. Я восхищался ею и каждуюнеделю хвалил ее за успехи. Но в эти первые недели я слышал также не слишкомтактичный внутренний голос, который нашептывал: "Господи Боже, если она такбыстро худеет, то сколько же еды она поглощала до этого!"

Прошли недели - кампания продолжалась. За тримесяца она похудела до двухсот десяти фунтов. Затем двести, на пятьдесят фунтовменьше! Затем сто девяносто. Сопротивление возрастало. Иногда она приходила комне в кабинет в слезах, проголодав всю неделю, но не потеряв при этом ни фунта.Каждый фунт давался с трудом, но Бетти продолжала придерживатьсядиеты.

Это были ужасные месяцы. Ей все опротивело.Ее жизнь была мучительной - безвкусная жидкая пища, велотренажер, голодныесхватки, дьявольская реклама гамбургеров и Макдональдса по телевизору,вездесущие запахи: поп-корн в кинотеатре, пицца в кегельбане, круассаны вторговом центре, крабы на Рыбачьей пристани. Есть ли где-нибудь на земле место,лишенное запахов

Каждый день был ужасным. Ничто в жизни неприносило удовольствия. Другие члены группы похудения бросили программу - ноБетти держалась твердо. Мое уважение к ней росло.

Я тоже люблю поесть. Часто я целый деньмечтаю о каком-нибудь особом блюде, и, когда нетерпение побеждает, ни однопрепятствие не может остановить меня на пути к какому-нибудь ресторану иликиоску. Но, пока продолжалась битва Бетти, я стал испытывать чувство вины вовремя еды, как будто я предавал ее. Каждый раз, собираясь съесть пиццу,спагетти, шоколадное пирожное или какое-нибудь другое блюдо, которое любилаБетти, я невольно думал о ней. Я содрогался при мысли о том, как она, держа вруке открывалку, обедает своим жидким Оптифастом. Иногда в знак солидарности сней я отказывался от второго.

Случилось так, что в этот период я превысилпредельный вес, который разрешал себе, и сел на трехнедельную диету. Посколькумоя диета состоит, главным образом, в отказе от мороженого и французскогожаркого, я вряд ли имел право ставить себя в один ряд с Бетти. Однако за этитри недели я более остро почувствовал ее страдания. Я был тронут до слез, когдаона рассказала мне, как уговаривает себя заснуть и как внутри нее голодныйребенок орет: "Накорми меня! Накорми меня!"

Сто восемьдесят. Сто семьдесят. Сброшеновосемьдесят фунтов веса! Теперь настроение Бетти часто колебалось, и я стал всесильнее за нее беспокоиться. У нее были временные периоды гордости и подъема(особенно когда она отправлялась покупать себе платья меньшего размера), ночаще она испытывала такое глубокое уныние, что она могла заставить себя делатьлишь единственное - каждое утро ходить на работу.

Временами она становилась раздражительной иприпоминала мне старые обиды. Не для того ли я направил ее в терапевтическуюгруппу, чтобы от нее отделаться или, по крайней мере, частично сбыть ее с рукПочему я не расспросил ее подробнее о привычках в еде В конце концов, еда -это ее жизнь. Любишь ее - люби и ее еду. (Осторожно, осторожно, горячо!) Почемуя согласился с ней, когда она перечисляла причины, по которым не могла учитьсяна медицинском факультете (ее возраст, отсутствие выносливости, лень,отсутствие необходимых знаний и денег) Теперь она заявила, что считаетунизительным мое предложение стать медсестрой и обвинила меня в том, что ясказал: "Эта девица недостаточно привлекательна для медицинского факультета,пусть тогда будет сиделкой!"

Временами она совсем падала духом истановилась агрессивной. Однажды, например, когда я спросил, почему она сталатакой пассивной в группе, Бетти свирепо взглянула на меня и отказаласьотвечать. Когда я стал настаивать на ответе, она сказала капризным детскимтоном: "Если не дашь пирожок, я тебе ничего не скажу".

Во время одного из периодов депрессии у неебыло очень яркое сновидение:

Я была в каком-то месте наподобие Мекки, кудалюди приходят, чтобы совершить легальное самоубийство. Я была с близкойподругой, но не помню, с кем. Она собиралась покончить с собой, прыгнув вглубокую шахту. Я пообещала поднять оттуда ее тело, но позже поняла, что мнепридется спуститься в эту ужасную шахту со всеми этими мертвыми иразлагающимися телами вокруг, и подумала, что не смогу этогосделать.

По ассоциации с этим сном Бетти рассказала,как днем раньше ей пришло в голову, что она потеряла целое тело: она сбросилавосемьдесят фунтов, а у них в конторе была женщина, которая весила всеговосемьдесят фунтов. В тот момент она представила себе, что ей сделали вскрытиеи она устраивает похороны "тела", от которого избавилась. Бетти предположила,что эти мрачные мысли отозвались в сновидении в образе тела подруги,поднимаемого из шахты.

Образность и глубина ее сновидения показалимне, как далеко она продвинулась. С трудом можно было вспомнить ту вздорнуюхихикающую женщину, какой она была несколько месяцев назад. Теперь каждуюминуту сеанса мое внимание было целиком приковано к Бетти. Кто бы мог подумать,что эта женщина, бессмысленная болтовня которой так утомляла меня, превратитсяв проницательного, непосредственного и чуткого человека

Сто шестьдесят пять. Еще одно неожиданноеоткрытие. Однажды в кабинете я посмотрел на Бетти и впервые заметил, что у нееесть живот. Я посмотрел снова. Неужели он был у нее всегда Может быть, я сталобращать на нее больше внимания Не думаю: очертания ее тела, от подбородка доносков, всегда были гладко округлыми. Пару недель спустя я увидел отчетливыепризнаки грудей. Двух грудей. Через неделю - скулы, затем подбородок, локти.Все было на месте - все это время под грудой мяса была спрятана женщина,привлекательная женщина.

Другие, особенно мужчины, тоже заметилиперемены, и теперь, разговаривая с ней, старались невзначай дотронуться до нееили толкнуть. Мужчина из конторы проводил ее до машины. Ее парикмахер бесплатносделал ей массаж головы. Она была уверена, что начальник пялится на еегрудь.

Однажды Бетти объявила: "Сто пятьдесятдевять", - и добавила, что это "девственная территория", то есть она не весиластолько со школьных лет. Моя реакция - я спросил, не будет ли она сожалеть,вступив на "недевственную территорию", - была неудачной шуткой, тем не менееэто привело нас к важному обсуждению темы секса.

Хотя у Бетти были богатые сексуальныефантазии, она никогда не имела никаких физических контактов с мужчинами - ниобъятий, ни поцелуев, ни даже фривольных похлопываний. Она всегда страстножаждала секса и была в ярости оттого, что отношение общества к толстым обрекалоее на сексуальную фрустрацию. Только теперь, когда она достигла той весовойкатегории, которая позволяла реализоваться ее сексуальным желаниям, когда еесны заполнились угрожающими фигурами мужчин (доктора в маске, втыкающегоогромную иглу ей в живот, незнакомца, сладострастно сдирающего струп с ее раныв брюшной полости), она поняла, что очень боится секса.

Эти разговоры вызвали у нее потоквоспоминаний о мужском пренебрежении. Ее никогда не приглашали на свидания, онаникогда не ходила на танцы и школьные вечеринки. Она хорошо играла рольдоверенного лица и помогла многим своим подругам в их сердечных делах. Почтивсе они теперь были замужем, и она не могла больше скрывать от себя тот факт,что все время играла роль постороннего наблюдателя.

Вскоре мы перешли от секса к более глубокойтеме ее первичной сексуальной идентификации. Бетти знала, что ее отец хотелсына и скрывал свое разочарование, когда она родилась. Однажды ей приснилисьдва сновидения о потерянном брате-близнеце. В одном сновидении они с братомносили отличительные знаки и обменивались ими друг с другом. В другомсновидении он погиб: втиснулся в переполненный лифт, а она не смогла (из-засвоих габаритов). Лифт рухнул, все пассажиры погибли, и ей оставалось толькорассеять его прах.

В другом сновидении отец подарил ей лошадь,сказав: "Это девочка". Она всегда мечтала получить от него в подарок лошадь, иво сне не только исполнялось это желание, но отец официально признавал еепол.

Наши разговоры о сексе и ее сексуальнойидентификации породили такую сильную тревогу и такое невыносимое чувствопустоты, что она несколько раз наедалась пирожных и пончиков. К тому времениБетти уже разрешалось немного твердой пищи - один диетический обед в день, ноей было теперь труднее, чем когда она придерживалась лишь жидкойдиеты.

Впереди маячил важный символический рубеж -потеря ста фунтов. Эта важная цель, никогда не достигавшаяся ранее, несла всебе множество сексуальных коннотаций. Во-первых, Карлос несколько месяцевназад полушутя сказал Бетти, что если она сбросит сто фунтов, он возьмет ее науик-энд на Гавайи. Во-вторых, во время внутренней подготовки к диете Беттипообещала себе, что когда она сбросит сто фунтов, она встретится с Джорджем,тем мужчиной, на объявление которого она ответила, чтобы удивить его своейновой внешностью и вознаградить за его джентльменское поведение своейсексуальной благосклонностью.

Чтобы уменьшить ее тревогу, я призвал ее кумеренности и предложил приближаться к сексу не такими решительными шагами.Например, сначала проводить время, разговаривая с мужчинами; заняться своимпросвещением в области сексуальной анатомии, сексуальной механики имастурбации. Я рекомендовал ей специальную литературу и посоветовал посетитьгинеколога и обсудить эти вопросы со своими подругами и в группе.

В этот период резкого снижения весанаблюдался и другой удивительный феномен. Бетти переживала эмоциональные взрывыи проводила большую часть сеансов, со слезами рассказывая о поразительно живыхвоспоминаниях, например, об отъезде из Техаса в Нью-Йорк, об окончанииколледжа, об обиде на свою мать за то, что она была слишком робкой изастенчивой и не присутствовала на ее школьном выпускном вечере.

Вначале казалось, что эти взрывы, как исопровождавшие их резкие колебания настроения, были хаотичными и случайными; носпустя несколько недель Бетти поняла, что они следуют определенной схеме: помере снижения веса она вновь переживала основныетравмирующие или кризисные события своей жизни, которые происходили, когда онаимела соответствующий вес. Так, ее похудение,начавшееся с двухсот пятидесяти фунтов, привело к прокручиванию ленты времениназад через эмоционально заряженные события ее жизни: переезд из Техаса вНью-Йорк (210 фунтов), окончание колледжа (190 фунтов), решение броситьмедицинский факультет и отказаться от мечты найти лекарство против рака,убившего ее отца (180 фунтов), ее одиночество на выпускном вечере, зависть кдругим девочкам, у которых были отцы, невозможность найти себе пару навыпускном балу (170 фунтов), окончание средней школы и воспоминание о том, какей в тот момент не хватало отца (155 фунтов). Какое прекрасное доказательствосуществования области бессознательного! Тело Бетти сохранило память о том, чтодавно забыло ее сознание.

Эти эмоциональные всплески были наполненывоспоминаниями об отце. Чем тщательнее мы всматривались, тем яснее было, чтовсе нити вели к нему, к его смерти, к ста пятидесяти фунтам, которые Бетти в товремя весила. Чем ближе она подходила к этому весу, тем более подавленнойстановилась и тем больше чувств и воспоминаний об отце всплывало в еесознании.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.