WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 41 |

Было трудно помочь ей осознать эти свойства,не ранив ее. Я выбрал такую стратегию: моя основная посылка будет состоять втом, что я хочу приблизиться к ней, но ее поведение мешает мне. Я думал, что вэтом контексте ей будет трудно обидеться на критику в адрес своего поведения.Она может быть только благодарна мне за желание узнать ее поближе. Я решилначать с ее нежелания раскрыться и к концу одного особенно нудного сеансасделал решительный шаг.

- Бетти, позже я объясню, почему я прошу Васоб этом, но мне бы хотелось, чтобы Вы попробовали нечто новое сегодня. Могли быВы оценить в баллах от одного до десяти, насколько Вы были откровенны в течениенашего сегодняшнего сеанса Представьте, что десять - это самое откровенноепризнание, на которое Вы только способны, а один - это та степеньсамораскрытия, которую Вы позволили бы, например, разговаривая со случайнымсоседом в кинотеатре.

Я допустил ошибку. Несколько минут мнепришлось слушать объяснения Бетти, почему она не ходит в кино одна. Она думала,что люди жалеют ее за то, что у нее нет друзей. Она ощущала их опасения, чтоона может придавить их, если сядет рядом. Она видела на их лицах напряженноелюбопытство, когда они наблюдали за тем, как она опускается в слишком узкое длянее кресло. Когда Бетти стала отклоняться еще дальше, описывая кресла самолетови лица пассажиров, бледнеющие от страха в тот момент, когда она идет по проходув поисках своего места, я перебил ее, повторив свою просьбу и определив "один"как случайный разговор на работе.

Бетти ответила, что поставила бы себе"десять". Я был потрясен (я ожидал "двух" или "трех" баллов) и сказал ей обэтом. Она защищала свою оценку на том основании, что говорила мне вещи, которыеникогда никому не рассказывала: например, что однажды украла в аптеке журналили что боялась ходить одна в ресторан или в кино.

Мы повторили тот же самый сценарий несколькораз. Бетти настаивала на том, что подвергает себя огромному риску, но я говорилей:

- Бетти, Вы ставите себе "десять" баллов, ноя не чувствую, что это верно. Я не верю, что Вы на самом делерискуете.

- Я никогда никому не говорила об этом.Например, доктору Фаберу.

- Что Вы испытываете, говоря мне обэтом

- Я чувствую себя хорошо.

- Вы можете использовать какие-нибудь ещеслова, кроме "хорошо"Можно испытывать страх или облегчение, говоря об этом впервые!

- Я чувствую себя хорошо, рассказывая Вам обэтом. Я знаю, что Вы слушаете профессионально. Все в порядке. Все о'кей. Я незнаю, что Вы от меня хотите.

- Почему Вы так уверены в том, что я слушаюпрофессионально У Вас нет в этом сомнений

Осторожней, осторожней, я не мог обещать ейбольшей откровенности, чем был готов позволить себе. Она не справилась бы смоими негативными чувствами. Бетти отрицала все сомнения и в доказательстворассказала о том, что доктор Фабер засыпал в ее присутствии, а я выгляжугораздо более заинтересованным.

Что я хотел от нее С ее точки зрения, она была оченьоткровенна. Я должен был точно сформулировать, что меня не устраивало. Что в еепризнаниях оставляло меня равнодушным Меня раздражало то, что она все времяпризнавалась в чем-то, случившемся в другое время и в другом месте. Бетти былане способна или не готова раскрыться в настоящий момент, в котором мы обаприсутствовали. Отсюда ее уклончивые ответы "хорошо" и "о'кей", которыепоявлялись каждый раз, когда я спрашивал о ее чувствахздесь-и-теперь.

Это было первым важным открытием, которое ясделал в отношении Бетти: она была совершенно одинока и могла вынести этоодиночество, лишь поддерживая миф о том, что ее подлинная жизнь протекаетгде-то еще. В первый раз я начал подозревать, что для Бетти не существует"здесь".

Еще одно соображение: если со мной она былаболее откровенна, чем с другими, то какими должны были быть ее близкиеотношения Бетти ответила, что у нее репутация хорошего собеседника. У нас сней, сказала она, один и тот же бизнес: она была всеобщим терапевтом. Онадобавила, что у нее много друзей, но никто из них не знает ее. Ее фирменным знаком было то, что онаумеет слушать и что она забавная. Эта мысль была ей ненавистна, но она точносоответствовала стереотипу жизнерадостной толстухи.

Это непосредственно вело к пониманию другойпричины, по которой Бетти казалась мне такой скучной: она играла передо мнойсвою роль - в наших разговорах она никогда не была самой собой, она все времяпритворялась и бравировала фальшивым весельем.

- Мне очень интересно то, что Вы сказали освоей веселости, точнее, о притворной веселости. Мне кажется, Вы заставляетесебя быть веселой со мной.

- Хм-м, интересная теория, докторВатсон.

- Вы делаете это с нашей первой встречи. Вырассказываете мне о жизни, полной отчаяния, но делаете это так, как будтопытаетесь развлечь меня, как будто притворяетесь, что мы приятно проводимвремя.

- Да, это именно так.

- Но если Вы будете продолжать веселить меня,я могу упустить из виду Ваши истинные страдания.

- Это лучше, чем захлебнуться в них.

- Но Вы пришли сюда за помощью. Зачем Вам такнеобходимо меня развлекать

Бетти вспыхнула. Казалось, мой напорпоколебал ее, и она отступила, погрузившись в глубину своего огромного тела.Вытерев пот со лба крошечным носовым платочком, она на времязадумалась.

- Бетти, я сегодня буду настойчив. Чтопроизошло бы, если бы Вы перестали пытаться развлекать меня

- Я не вижу ничего плохого в том, чтобынемного пошутить. Зачем относиться ко всему так... так... Я не знаю - Вы всевремя так серьезны. Кроме того, такая уж я есть, таков мой стиль жизни. Я неуверена, что понимаю, о чем Вы говорите. Что Вы понимаете подразвлечением

- Бетти, это важно, это самое важное извсего, что мы до сих пор обсуждали. Но Вы правы. Прежде всего Вы должны точнознать, что я имею в виду. Вам подойдет, если на следующих сеансах я будуперебивать Вас всякий раз, как Вы начнете развлекать меня, и говорить Вам обэтом

Бетти согласилась - ей было трудно мнеотказать; таким образом, я получил в свое распоряжение мощное орудие, дающеемне новую степень свободы. Я добился разрешения перебивать ее всякий раз(конечно, напоминая ей о нашем новом соглашении), когда она хихикала, говорилас идиотским акцентом, пыталась рассмешить меня или карикатурно исказитьсобытия.

Через три или четыре сеанса "забавное"поведение Бетти исчезло, и она впервые заговорила о своей жизни с подобающейсерьезностью. Она осознала, что старалась быть занятной, чтобы удержать интересдругих. Я объяснил, что в этом кабинете действует обратный закон: чем большеона пытается развлечь меня, тем менее она мне интересна и тем больше от меняотдаляется.

Но Бетти не умела вести себя по-другому: ейтребовалось пересмотреть весь свой социальный репертуар. Раскрыться Что онасможет выставить напоказ, если раскроется Внутри нее ничего нет. Пустота. (Помере продвижения терапии слово "пустой" появлялось все чаще и чаще.Психологическая "пустота" является общим признаком всех пищевыхрасстройств.)

Тут я оказал ей максимальную поддержку, накоторую был способен. Вот теперь, подчеркнул я, она действительно идет на риск. Теперь она дошла до восьми или девятибаллов по шкале самораскрытия. Чувствует ли она различие Бетти сразу всепоняла. Она сказала, что чувствует такой страх, как будто выпрыгнула изсамолета без парашюта.

Теперь мне было уже не так скучно. Я не такчасто смотрел на часы и однажды во время сеанса с Бетти проверил время не длятого, чтобы подсчитать, сколько минут осталось продержаться, а чтобы прикинуть,хватит ли у меня времени обсудить еще одну тему.

Не было больше и необходимости отгонятьмешающие мне мысли о ее внешности. Вместо того чтобы обращать внимание на еетело, я смотрел ей в глаза. Теперь я с удивлением заметил в себе первые росткиэмпатии. Когда Бетти рассказала о своем посещении бара, где два хама селипозади нее и смеялись над ней, говоря, что она жует, как корова, я был возмущени сказал ей об этом.

Новые чувства к Бетти заставили менявспомнить мою первоначальную реакцию на нее и устыдиться. Мне стало не по себе,когда я подумал о других полных женщинах, к которым относился нетерпимо ибесчеловечно.

Все эти изменения означали, что мы делаемуспехи. Мы столкнулись с одиночеством Бетти и ее потребностью в близости. Янадеялся показать, что можно узнать ее поближе и не разочароваться вней.

Теперь Бетти определенно была увлеченатерапией. В промежутках между сеансами она размышляла о наших беседах, вела сомной долгие воображаемые разговоры в течение недели, с нетерпением ожидаланаших встреч и чувствовала досаду и разочарование, когда из-за командировоквынуждена была пропускать сеансы.

Но в то же время она, несомненно, стала болеенесчастной, испытывала больше печали и тревоги. Такое развитие событий меняустраивало. Терапия начинается по-настоящему только тогда, когда в отношениях стерапевтом пациент начинает проявлять свои подлинные симптомы, и исследованиеэтих симптомов открывает путь к центральной проблеме.

Ее тревога была вызвана страхом оказатьсяслишком зависимой от терапии и слишком привязанной к ней. Наши сеансыпревратились в самую важную вещь в ее жизни. Она не знала, что с нейпроизойдет, если этот еженедельный порядок нарушится. Мне казалось, что она всееще сопротивляется близости, беспокоясь больше не обо мне, а о "порядке", и япостепенно стал возражать ей по этому поводу.

- Бетти, что опасного, если Вы позволите,чтобы я что-то для Вас значил

- Не знаю. Меня пугает, что я слишком сильнонуждаюсь в Вас. Я не уверена, что Вы сможете быть со мной. Не забывайте о том,что через год мне придется покинуть Калифорнию.

- Год - это долгое время. Так Вы избегаетеменя теперь, потому что не сможете быть со мной всегда

- Я знаю, что это не имеет смысла. Но япоступаю точно так же и с Калифорнией. Я люблю Нью-Йорк и не хочу любитьКалифорнию. Я боюсь, что если найду здесь друзей и привяжусь к ним, мне незахочется уезжать. А еще я начинаю думать: "Что зря беспокоиться Я здесь такненадолго. Кому нужны временные дружбы"

- Проблема такой установки в том, что Вы нехотите покончить с одиночеством. Может быть, это одна из причин Вашейвнутренней пустоты. Так или иначе, любые отношения рано или позднозаканчиваются. Не существует пожизненной гарантии. Это похоже на отказлюбоваться восходом солнца из-за того, что Вы ненавидите закат.

- В Вашем изложении это кажется идиотизмом,но это так. Когда я встречаю кого-то, кто мне нравится, то начинаю думать отом, как тяжело будет с ним расставаться.

Я знал, что это важная проблема, и что мы кней еще вернемся. Отто Ранк сформулировал эту жизненную позицию замечательнойфразой: "Отказ пользоваться кредитом жизни с целью избежать расплатысмертью".

Теперь Бетти испытывала печаль, которая быламимолетной и имела забавный и парадоксальный повод. Близость и искренностьнаших взаимоотношений вернули ее к жизни; но, вместо того чтобы наслаждатьсяэтим новым чувством, она расстроилась, когда поняла, что вся ее прежняя жизньбыла лишена интимности.

Я вспомнил другую пациентку, которую лечилгод назад, - исключительно добросовестного и ответственногосорокачетырехлетнего врача. Однажды вечером, в пылу семейной ссоры, онанепривычно много выпила, потеряла самоконтроль, стала швырять в стену посуду ичуть не угодила в своего мужа лимонным тортом. Когда я встретился с ней черездва дня, она выглядела виноватой и расстроенной. Пытаясь ее утешить, я сказал,что потеря самоконтроля - это еще не катастрофа. Но она перебила меня исказала, что я ошибаюсь: она не чувствует вины, наоборот, ее охватилосожаление, что она ждала сорок четыре года, прежде чем плюнуть на самоконтрольи проявить свои подлинные чувства.

Несмотря на ее 250 фунтов, мы с Бетти редкокасались темы питания и веса. Она часто рассказывала о грандиозных (и неизменнобезрезультатных) сражениях, которые вели с ней мама и друзья, пытавшиеся помочьей взять под контроль свое питание. Я хотел избежать этой роли, однако верил,что если я помогу Бетти убрать препятствия, она сама возьмет на себя заботу освоем теле.

Обратившись к ее одиночеству, я уже устранилосновные препятствия: депрессия Бетти снизилась, и, установив социальныеконтакты, она уже не нуждалась в пище как единственном источникеудовлетворения. Но она не могла принять решение сесть на диету, пока однажды непоняла, почему всегда считала похудение опасным. Это произошло так.

Бетти уже несколько месяцев проходила курстерапии, и я решил, что ее улучшение пойдет быстрее, если наряду синдивидуальной терапией она начнет работать в терапевтической группе.Во-первых, я был уверен, что полезно создать окружение, которое поддержит ее втрудный период предстоящей диеты. Кроме того, терапевтическая группа даст Беттивозможность исследовать те межличностные проблемы, которые обнаружились в нашейтерапии, - скрытность, потребность развлекать, чувство, что ей нечего датьдругим. Хотя Бетти была испугана и вначале сопротивлялась моему предложению,она мужественно согласилась и вошла в терапевтическую группу, возглавляемуюдвумя психиатрами-стажерами.

Одна из ее первых групповых встреч оказаласьочень необычной: на ней Карлос, также один из моих пациентов, проходившийиндивидуальную терапию (см. "Если бы насилие было разрешено..."), сообщилгруппе о том, что смертельно болен раком. Отец Бетти умер от рака, когда ейбыло двенадцать лет, и с тех пор болезнь приводила ее в ужас. В колледже онасперва выбрала медицинский факультет, но потом бросила из-за страха столкнутьсяс раковыми больными.

В последующие несколько недель контакт сКарлосом вызвал у Бетти такую тревогу, что мне пришлось провести с нейнесколько внеочередных сеансов и с трудом удалось убедить ее остаться в группе.У нее появились соматические симптомы: головная боль (ее отец умер от ракамозга), боли в спине, одышка, ее беспокоили навязчивые мысли о том, что у неетоже может быть рак. Поскольку Бетти боялась посещать докторов (стыдясь своеготела, она редко проходила физическое обследование и ни разу не исследовалатазовые органы), было трудно убедить ее, что она здорова.

Ужасающая худоба Карлоса напомнила Бетти отом, как за двенадцать месяцев ее отец из очень полного человека превратился вскелет, обтянутый кожей. Хотя Бетти и признавала свои опасения неразумными, онапоняла, что после смерти отца стала верить, что потеря веса сделает ее болееподверженной раку.

Столь же сильные предубеждения были у нееотносительно облысения. Когда она впервые пришла в группу, Карлос (которыйпотерял волосы в результате химиотерапии) носил парик, но в тот день, когда онрассказал группе о своем раке, он пришел на собрание абсолютно лысым. Беттииспугалась, к ней вернулись воспоминания об отце, который был налысо выбритперед операцией на мозге. Она вспомнила также, как ей стало страшно, когда вовремя предыдущей строгой диеты у нее начали выпадать волосы.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.