WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 41 |

Она была единственным ребенком в семье ивыросла на маленьком бедном ранчо в Техасе, где ее мать жила одна с тех пор,как 15 лет назад умер отец Бетти. Бетти была хорошей ученицей, посещалауниверситет, поступила на работу в универмаг в Техасе, и после двух лет работыее перевели в центральный офис в Нью-Йорке. Она всегда страдала от излишнеговеса, заметно полнеть начала с конца подросткового периода. За исключением двухили трех коротких периодов, когда она потеряла 40 или 50 фунтов благодарястрогой диете, после двадцати одного года ее вес колебался от 200 до 250фунтов.

Я перешел к делу и задал свой стандартныйпервый вопрос:

- На что жалуетесь

- На все, - ответила Бетти. Все было не славаБогу в ее жизни. Она работала шестьдесят часов в неделю, не имела ни друзей, ниличной жизни, ни занятий в Калифорнии. Ее жизнь как таковая, сказала она,осталась в Нью-Йорке, но просить сейчас о переводе означало погубить своюкарьеру, которой и так угрожала опасность из-за непопулярности Бетти средисотрудников. Первоначально Бетти вместе с восемью другими новичками прошла вкомпании обучение на трехмесячных курсах. Бетти была озабочена тем, что ни еедостижения, ни продвижение по службе не были столь же успешными, как уоднокашников. Она жила в меблированной квартире в пригороде, и, по ее словам,не делала ничего, а только работала, ела и считала дни, оставшиеся до окончаниявосемнадцати месяцев.

Психиатр доктор Фабер, которого она посещалав Нью-Йорке, около четырех месяцев, лечил ее антидепрессантами. Хотя онапродолжала их принимать, от них было мало проку; она была глубоко подавлена,каждый вечер плакала, хотела умереть, спала урывками и всегда просыпалась вчетыре или пять утра. Она слонялась по дому, а по воскресеньям, в свойвыходной, никогда не одевалась и весь день проводила у телевизора, поглощаяконфеты. На прошлой неделе она позвонила доктору Фаберу, который назвал ей моеимя и предложил проконсультироваться.

- Расскажите мне подробнее о своих проблемах,- попросил я.

- Я не контролирую свое питание, - улыбнуласьБетти и добавила: - Можно сказать, что мое питание никогда не было подконтролем, но сейчас я и в самом деле не могу взять себя в руки. За последние три месяца я набралаоколо двадцати фунтов и теперь не могу влезть в большинство своихплатьев.

Это меня удивило. Ее одежда казалась такойбесформенной, что я не мог себе представить, как она может статьмала.

- Есть еще причины, по которым Вы пришлиименно теперь

- На прошлой неделе я обратилась к врачу сголовными болями, и он сказал, что у меня слишком высокое давление, 220 на 110и мне нужно начать худеть. Он выглядел озабоченным. Не знаю, следует ли мнепринимать это всерьез - в Калифорнии все просто помешаны на здоровье. Он самбыл на работе в джинсах и кроссовках.

Все это она произнесла веселым непринужденнымтоном, как будто говорила о ком-то другом и как будто мы с ней былистудентами-второкурсниками, которые травят байки дождливым воскресным вечером.Она шутила, пыталась заставить меня смеяться вместе с ней. У нее быласпособность имитировать акцент и мимику своего бывшего врача из Мэрин Кантри,своих покупателей-китайцев, своего босса со Среднего Запада. Должно быть, онахихикала раз двадцать в течение часа, очевидно, вовсе не смущенная моим упорнымотказом веселиться вместе с ней.

Я всегда очень серьезно отношусь к заключениютерапевтического контракта с пациентом. Когда я берусь лечить кого-то, топринимаю на себя обязательство поддерживать этого человека: потратить стольковремени и сил, сколько будет необходимо для улучшения состояния пациента, ипрежде всего относиться к пациенту с теплотой и искренностью.

Но мог ли я так относиться к Бетти Честноговоря, она меня отталкивала. Мне требовалось усилие, чтобы заставить себясмотреть на ее лицо, настолько оно заплыло жиром. Ее глупые комментарии такжебыли мне неприятны. К концу нашего сеанса я почувствовал себя усталым ираздраженным. Мог ли я стать ей близок Мне было трудно представить себечеловека, с которым мне еще меньше хотелось бы сблизиться. Но это была моя проблема, а не проблемаБетти.

После двадцатипятилетней практики насталовремя измениться. Бетти олицетворяла собой дерзкий вызов, брошенный мнеконтрпереносом, и именно по этой причине я сразу согласился стать еетерапевтом.

Естественно, нельзя осуждать терапевта зажелание отточить свою технику. "Но как насчет прав пациента" - спрашивал ясебя с тяжелым чувством. Разве нет различия между терапевтом, пытающимсяизбавиться от контрпереноса, и танцором или мастером дзэн, стремящимися ксовершенству каждый в своей области Одно дело отрабатывать свой удар левой, исовсем другое - тренировать свои навыки на хрупких, страдающих пациентах.

Все эти мысли приходили мне в голову, но ягнал их от себя. Это правда, что Бетти давала мне возможность расширить своипрофессиональные терапевтические навыки. Однако правда и то, что увеличениемоего мастерства пойдет на пользу моим будущим пациентам. Кроме того,специалисты, имеющие дело с людьми, всегда тренируются на живых пациентах.Этому просто нет альтернативы. Как могло бы, например, медицинское образованиеобойтись без клинической практики И потом, я всегда был убежден, чтотерапевты-новички, обладающие энтузиазмом и ответственностью, частоустанавливают прекрасные терапевтические отношения и достигают такой жеэффективности, что и опытные профессионалы.

Исцеляет отношение, отношение и еще разотношение - вот мой профессиональный девиз. Я часто говорю это студентам. Яговорю также и другое - о том, как нужно относиться к пациенту: о безусловнойположительной оценке, принятии, искренней заинтересованности, эмпатическомпонимании. Каким образом я собираюсь исцелить Бетти своим отношением к нейНасколько искренним, эмпатичным, понимающим я смогу быть Насколько честнымЧто я отвечу, если она спросит, какие чувства я к ней испытываю У меня быланадежда, что в процессе нашей терапии мне удастся измениться вместе с Бетти. Втот момент мне казалось, что социальные связи Бетти столь поверхностны ипримитивны, что нам не потребуется глубокий анализ отношений терапевта ипациента.

Я втайне надеялся, что недостатки еевнешности будут каким-то образом компенсированы ее личностными особенностями -жизнерадостностью или живым умом, которые я находил в некоторых полныхженщинах. Но это, увы, оказалось не так. Чем лучше я узнавал ее, тем болеескучной и поверхностной она мне казалась.

В течение первых нескольких сеансов Бетти сбесконечными деталями описывала проблемы, с которыми она сталкивалась в работес покупателями, сотрудниками и начальством. Она часто, невзирая на моимолчаливые проклятия, разыгрывала некоторые особенно банальные разговоры влицах - я это ненавидел. Она описывала - вновь с утомительными подробностями -всех привлекательных мужчин на работе и мелочные, жалкие уловки, на которые онапускалась, чтобы перекинуться с ними парой фраз. Она сопротивлялась всем моимусилиям проникнуть глубже.

Дело было даже не в том, что нашпредварительный, ничего не значащий "разговор за коктейлем" бесконечнозатягивался, но и в мучившем меня опасении, что даже если мы преодолеем этотпериод, мы останемся на поверхности - что все время, пока мы с Бетти будемвстречаться, мы обречены разговаривать о фунтах, диетах, мелких неприятностяхна работе и причинах, по которым она не хочет заниматься аэробикой. О Боже! Вочто я ввязался!

Все мои заметки об этих первых сеансахсодержат такие фразы, как "Еще один скучный сеанс"; "Сегодня смотрел на часыкаждые три минуты"; "Самая утомительная пациентка, какую я когда-либовстречал"; "Почти уснул сегодня - был вынужден сидеть на стуле выпрямившись,чтобы не уснуть"; "Сегодня чуть не упал со стула".

Пока я подбирал для себя твердое, неудобноекресло, мне внезапно пришло в голову, что когда я проходил терапию у РоллоМэя*

3, он обычно сидел на деревянном стуле с прямой спинкой. Он сказал,что у него болит спина, но я потом общался с ним многие годы и не слышал, чтобыон упоминал о проблемах с позвоночником. Неужели он считал меня...

Бетти упомянула, что доктор Фабер ей ненравился, потому что во время сеанса часто засыпал. Теперь я знал, почему!Когда я говорил с доктором Фабером по телефону, он, конечно, не сказал об этом,но признался, что Бетти не удалось получить пользу от терапии. Было нетруднопонять, почему он перешел на медикаменты. Мы, психиатры, часто к ним прибегаем,когда не можем ничего добиться с помощью психотерапии.

С чего начать Как начать Я пытался найтиточку опоры. Было бесполезно начинать с проблемы ее веса. Бетти сразу далапонять: она надеется, что со временем терапия поможет ей всерьез занятьсяснижением веса, но сейчас она была еще очень далека от этого. "Когда у менятакая депрессия, еда - это единственное, что меня поддерживает".

Но когда я решил сосредоточиться на еедепрессии, она представила мне убедительные доказательства того, что депрессияявляется адекватной реакцией на ее жизненную ситуацию. Кто бы не почувствовалсебя подавленным, будучи заперт на восемнадцать месяцев в маленькоймеблированной квартирке в безымянном калифорнийском предместье, вдали от своейнастоящей жизни - друзей, дома, привычного окружения

Поэтому я попытался помочь ей разобраться вее жизненной ситуации, но не слишком в этом преуспел. У нее было множествообескураживающих объяснений. Ей непросто завести друзей, заметила она, как илюбой тучной женщине. (В этом меня не нужно было убеждать.) Люди в Калифорнииживут своими замкнутыми кланами и не принимают чужаков. Ее единственным местомобщения была работа, где большинство сотрудников недолюбливали ее какруководителя. Кроме того, как все калифорнийцы, они были помешаны на серфинге иводных лыжах. Могу ли я представить ее за этими занятиями Я отогнал от себякартину, как она медленно опускается под воду вместе с доской для серфинга. Онабыла права - это занятие не для нее.

"Какие еще у меня возможности" - спрашивалаона. Мир холостяков закрыт для тучных людей. Чтобы доказать это, она описалабезрассудное свидание, которое было у нее месяц назад - ее единственноесвидание за несколько лет. Она ответила на частное объявление в местной газете.Хотя в большинстве объявлений, помещаемых мужчинами, женщину с самого началахарактеризуют как "стройную", в одном это определение отсутствовало. Онапозвонила и договорилась пообедать с мужчиной по имени Джордж, который попросилее приколоть к волосам розу и ждать его в баре местного ресторана.

Его лицо перекосилось, как только он ееувидел, но, нужно отдать ему должное, он признал, что действительно Джордж, иза обедом вел себя как джентльмен. Хотя Бетти больше никогда не слышала оДжордже, она часто о нем думала. При нескольких подобных попытках в прошлом онатак и не дождалась мужчин, которые, вероятно, рассматривали ее издалека иуходили, не поговорив с ней.

Я отчаянно пытался найти способ помочь Бетти.Вероятно, стараясь скрыть свои отрицательные чувства, я слишком усердствовал идопустил ошибку новичка, начав предлагать ей варианты. Как насчет Сьерра КлубаНет, у нее недостаточно сил для пеших походов. Или Анонимные Обжоры, которыемогли бы составить какой-то круг общения для нее Нет, она ненавидела группы.Другие предложения встречали аналогичный прием. Нужно было искать другой путь.

Первым шагом в любом терапевтическомизменении является принятие ответственности. Если человек не чувствует никакойответственности за свои трудности, то как он может с ними бороться Именно такбыло с Бетти: она полностью экстериоризировала проблему. Это была вовсе не еевина: виноваты перевод по службе, стерильная культура Калифорнии, отсутствиекультурных событий, заносчивое социальное окружение, презрительное отношениеобщества к полным людям. Несмотря на все мои усилия, Бетти отрицала какую-либосвою ответственность за безнадежную жизненную ситуацию. О да, наинтеллектуальном уровне она готова была признать, что если она перестанет естьи похудеет, мир станет относиться к ней по-другому. Но это было бы слишкомдолго и хлопотно, а обжорство казалось слишком неподвластным ее воле. Крометого, она приводила другие аргументы, снимающие с нее ответственность:генетические факторы (в обеих ветвях ее семьи встречались очень полные люди) иновые исследования, демонстрирующие физиологические нарушения в организметучных людей, которые затрагивают первичные метаболические процессы и вызываютотносительно некорригируемое увеличение веса. Нет, это не сработает. Я решилубедить ее, что она несет ответственность по крайней мере за свой внешний вид -но в тот момент она не готова была признать даже это. Я должен был начать счего-то более непосредственного. Я знал, с чего.

Единственным безотказным средством терапевтаявляется сосредоточение на "процессе". Что такое "процесс" в отличие от "содержания" В разговоре содержаниесостоит из смысла употребляемых слов и существа обсуждаемых вопросов; а процесспоказывает, как это содержание выражается и, особенно, что этот способвыражения говорит об отношениях между участниками разговора.

Мне как раз и следовало уйти от содержания,например, перестать пытаться найти для Бетти упрощенные решения, исосредоточиться на процессе - на том, как мы относимся друг к другу.Существовала только одна наиболее яркая характеристика наших отношений -скука. И именно здеськонтрперенос все усложнял: мне необходимо было ясно представлять себе, в какойстепени скука была моейпроблемой, насколько мне было бы скучно с любой полной женщиной.

Поэтому я двигался вперед осторожно, оченьосторожно. Меня сдерживали мои отрицательные чувства. Я слишком боялся проявитьсвою антипатию. Я бы никогда не стал так медлить с пациентом, который бы мнебольше нравился. Мне приходилось пришпоривать себя, чтобы двигаться дальше.Если я собирался помочь Бетти, мне необходимо было разобраться в своихчувствах, довериться им и что-то с ними сделать.

Правда заключалась в том, что это быланевероятно скучная дама, и мне требовалось каким-то приемлемым способом дать ейэто понять. Она могла отрицать ответственность за все остальное - за отсутствиедрузей, трудную одинокую жизнь, убожество предместья - но я не собиралсяпозволить ей уйти от ответственности за то, что она меня утомляла.

Я не решался произнести слово "скучно" - слишком расплывчатое и слишкомобидное. Мне нужно было быть точным и конструктивным. Я спросил себя, чтоименно было скучным в Бетти, и выявил две очевидные характеристики. Во-первых,она никогда не говорила о себе ничего личного. Во-вторых, эти ее дурацкиеухмылки, форсированная веселость, нежелание быть по-настоящему серьезной.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.