WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 41 |

- И из-за этого Вы занимаетесьсамобичеванием Карлос, я Вам прямо скажу: то, что Вы говорите, абсолютнаячепуха. Все, что Вы рассказали мне о Рут - а Вы ведь говорили с ней всего пятьминут - это что ей двадцать три года, у нее двое маленьких детей и она недавноразвелась. Давайте будем реалистами - как Вы сами сказали, это место, где нужнобыть честным. Что Вы собирались сказать ей о своем здоровье

- Когда я узнаю ее получше, я скажу ей правду- что у меня рак, но сейчас он под контролем, и врачи его лечат.

- И...

- Что доктора не уверены в том, что можетпроизойти, что каждый день открываются новые лекарства, но что в будущем у меняможет быть ухудшение.

- Что сказали Вам врачи Они сказали, чтоможет быть ухудшение

- Вы правы - будет ухудшение в будущем, если не будетнайдено лекарство.

- Карлос, я не хочу быть жестоким, я хочубыть объективным. Поставьте себя на место Рут - двадцать три года, двоемаленьких детей, трудный период в жизни, - по-видимому, она ищет твердую опорудля себя и своих детей и, как все обычные люди, имеет очень смутноепредставление о том, что такое рак, и очень боится его. Неужели Вы в состоянииобеспечить ей ту поддержку и безопасность, в которых она нуждается Неужели онаготова принять неопределенность, связанную с Вашим здоровьем Рискнутьоказаться в ситуации, когда ей придется ухаживать за Вами Каковы реальныешансы, что она позволит себе увлечься Вами, сблизиться с Вами настолько,насколько Вы этого хотите

- Вероятно, меньше, чем один из миллиона, -печально и устало ответил Карлос.

Я был жесток, но было бы более жестоко простопотакать ему, молчаливо признавая, что он не способен взглянуть в лицореальности. Фантазии о Рут позволяли ему чувствовать, что другой человек можетпереживать за него и беспокоиться о нем. Я надеялся, что он поймет: именно мояпрямая конфронтация с ним, а не подмигивание у него за спиной, была проявлениеммоей манеры переживать и заботиться.

Вся его бравада прошла. Карлос спросил оченьтихо:

- Так что же мне остается

- Если Вам в самом деле нужна сейчасблизость, то пора перестать накручивать себя насчет женитьбы. Я уже несколькомесяцев наблюдаю, как Вы настраиваете себя на это. Я думаю, настало времярасслабиться. Вы только что закончили тяжелейший курс химиотерапии. Нескольконедель назад Вы не могли есть, вставать с постели, Вас постоянно рвало, Выочень похудели, Вам необходимо восстановить силы. Не нужно ожидать, что Выпрямо сейчас найдете жену, Вы слишком многого от себя требуете. Поставьте передсобой разумную цель - Вы умеете делать это не хуже меня. Сосредоточьтесь нахорошем разговоре. Попробуйте укрепить дружбу с людьми, которых Вы ужезнаете.

Я увидел, что губы Карлоса началискладываться в улыбку. Он понял, что моим следующим предложением будет: "Аразве группа - не самое подходящее место для этого"

После этого сеанса Карлос уже не был прежним.Наша очередная встреча состоялась на следующий день после группы. Первое, чтоон сказал, - что я не поверю, каким хорошим он был в группе. Он похвастался,что теперь стал самым заботливым и чутким членом группы. Он нашел мудрый выходиз своего затруднительного положения, рассказав группе, что у него рак. Карлосзаявил - и спустя недели Сара вынуждена была признать это - что его поведениетак резко изменилось, что теперь к нему обращались за поддержкой.

Он похвалил наш предыдущий сеанс:

- Прошлый сеанс был лучше всех. Я хотел бы,чтобы у нас всегда были такие беседы. Я не помню точно, о чем мы говорили, ноэто помогло мне здорово измениться.

Особенно меня позабавило одно егозамечание:

- Не знаю, почему, но я даже стал по-другомуотноситься к мужчинам в группе. Все они старше меня, но, как это ни смешно, уменя такое ощущение, что я обращаюсь с ними, как со своимисыновьями!

Меня меньше всего беспокоило то, что он забылсодержание нашего разговора. Гораздо лучше, что он забыл, о чем мы говорили,чем если бы было наоборот (что бывает с пациентами гораздо чаще) - помнил быточно, о чем мы говорили, но остался прежним.

Карлос менялся на глазах. Две недели спустяон начал сеанс с заявления, что на прошлой неделе сделал два важных открытия.Он был так горд этими открытиями, что дал им названия. Первое он назвал(взглянув в свои записи) "У всех есть сердце". Второе называлось "Мои ботинки -это не я сам".

Вначале он пояснил первоеоткрытие:

- В течение прошлого группового занятия всетри женщины рассказывали о том, как тяжело быть одной, о том, как они скучаютпо своим родителям, о ночных кошмарах. Не знаю, почему, но внезапно я увидел ихв другом свете! Они были такими же, как я! У них были такие же проблемы, как уменя. Раньше я всегда представлял себе женщин восседающими на горе Олимп,разглядывающими выстроившихся перед ними мужчин и сортирующими их по принципу:этот подходит для моей спальни, а этот - нет.

- Но в тот момент, - продолжал Карлос, - уменя возникло видение их обнаженных сердец. Их грудная клетка исчезла, просторастворилась, обнажив лиловую квадратную полость с ребристыми стенками и вцентре - сияющее темно-красное пульсирующее сердце. Всю неделю я видел бьющиесясердца у каждого, и я сказал себе: "У каждого есть сердце, у каждого": Я виделсердце в каждом - в уродливом горбуне, который работает в регистратуре, вворчливой старухе, даже в мужчинах, с которыми я работаю!

Рассказ Карлоса вызвал у меня такой приливрадости, что слезы выступили на моих глазах. Я думаю, он увидел это, но, чтобыне смущать меня, не подал виду, поспешив перейти к следующему открытию: "Моиботинки - это не я сам".

Он напомнил мне, что на последнем сеансе мыобсуждали его сильную тревогу по поводу предстоящего доклада на работе. У неговсегда были большие трудности с публичными выступлениями: болезненночувствительный к любой критике, он часто, по его собственным словам, устраивалпредставления для самого себя, злобно нападая на всех, кто подвергал сомнениюлюбой аспект его доклада.

Я помог ему понять, что он утратил ощущениесвоих личных границ. Естественно, сказал я, что человек враждебно реагирует наугрозу его личной безопасности, когда речь идет о самосохранении. Но яподчеркнул, что Карлос расширил границы своей личности, включив в них работу, ипоэтому реагировал на мелкую критику любого аспекта своей работы так, как еслибы покушались на само его существование. Я призывал Карлоса различать основноеядро своей личности и другие, второстепенные свойства или действия. Затем ондолжен был разотождествиться с этими второстепенными частями: это могут быть его предпочтения,ценности или поступки, но это не он сам, не его сущность.

Карлоса увлекла эта идея. Она не толькообъясняла его агрессивное поведение на работе - он смог распространить этумодель "разотождествления" и на свое тело. Другими словами, хотя его тело инаходилось в опасности, он сам, его сущность, оставаласьнезатронутой.

Эта интерпретация намного снизила еготревожность, и его выступление на работе было очень ясным и спокойным. Онникогда не выступал так удачно. Во время выступления у него в голове вертеласьфраза: "Моя работа - это не я". Когда он закончил и сел напротив своего шефа,фраза обрела продолжение: "Я -это не моя работа. Не мои слова. Не моя одежда.Ни одна из этих вещей. Он скрестил ноги и заметил свои поношенные, стоптанныеботинки: "Мои ботинки - это тоже не я сам". Он стал покачивать ногой, чтобыпривлечь внимание шефа и объявить ему: "Мои ботинки - это не я!"

Два открытия Карлоса - первые из многих,последовавших за ними, - были подарком мне и моим ученикам. Эти два открытия,ставшие плодами разных форм терапии, лаконично иллюстрировали разницу междутем, что человек может извлечь из групповой терапии с ее акцентом на отношенияхмежду людьми, и изиндивидуальной терапии с ее вниманием к внутреннему общению. Я до сих пориспользую образы Карлоса для иллюстрации своих идей.

Последние месяцы, оставшиеся у него, Карлоспосвятил самоотдаче. Он организовал группу взаимопомощи для раковых больных(пошутив при этом, что является "конечной остановкой" этого маршрута), а такжевел группу развития межличностных навыков при одной из церквей. Сара, к томувремени ставшая одним из его преданных друзей, присутствовала на одном иззанятий в качестве почетного гостя и свидетельствовала о его умелом и тонкомруководстве.

Но больше всего он отдавал себя детям,которые заметили происшедшие в нем перемены и решили жить с ним, переведясь вближайший колледж. Он был удивительно добрым и мудрым отцом. Мне всегдаказалось, что то, как человек встречает смерть, в огромной степени зависит отмодели, заложенной родителями. Последний дар родителей своим детям - это урокпринятия собственной смерти. И Карлос дал своим детям необычайный уроксмирения. Его смерть не была окутана мрачной тайной. До самого конца он и егодети были откровенны друг с другом относительно его болезни и вместе шутили надего манерой пыхтеть, косить глазами и морщить губы, когда он произносил слово"лимфо-о-о-ома".

А мне он преподнес свой главный дар незадолгодо смерти, и это был окончательный ответ на вопрос, стоит ли заниматьсятерапией со смертельно больными людьми. Когда я навещал его в госпитале, Карлосбыл так слаб, что почти не мог двигаться, но он поднял голову, пожал мне руку ипрошептал: "Спасибо. Спасибо, что спасли мою жизнь!"

3. ТОЛСТУХА

Лучшие в мире теннисисты тренируются по пятьчасов в день, чтобы устранить недостатки в своей игре. Мастер дзен постояннодобивается невозмутимости мыслей, балерина - отточенности движений, а священниквсе время допрашивает свою совесть. В каждой профессии есть область еще недостигнутого, в которой человек может совершенствоваться. У психотерапевта этаобласть, это необъятное поле для самосовершенствования, которое никогда нельзяпройти до конца, на профессиональном языке называется контрпереносом. Еслипереносом называютсячувства, которые пациент ошибочно относит к терапевту ("переносит" на него), нокоторые на самом деле коренятся в более ранних взаимоотношениях, контрперенос представляет собой обратное- похожие иррациональные чувства, которые терапевт испытывает к пациенту.Иногда контрперенос бывает столь драматичен, что делает невозможной глубокуютерапию: представьте себе еврея, который лечит нациста, или изнасилованнуюженщину, которая лечит насильника. Но в более мягких формах контрпереноспроникает в любую психотерапию.

В тот день, когда Бетти появилась в моемкабинете, когда я увидел, как она несет свою огромную 250-фунтовую тушу к моемулегкому и хрупкому офисному креслу, я понял, что мне уготовано великоеиспытание контрпереносом.

Толстые женщины всегда вызывали у меняотвращение. Я нахожу их омерзительными: их безобразная манера ходить,переваливаясь из стороны в сторону, их бесформенное тело - грудь, колени, зад,плечи, щеки, подбородок - все, все, что мне обычно нравится в женщинах, превращено в гору мяса.И еще я ненавижу их одежду - эти бесформенные мешковатые платья или, хуже того,слоноподобные тугие джинсы с перетяжками, как у бочки. Как они осмеливаютсявыставлять свое тело на всеобщее обозрение

Откуда взялись эти недостойные чувства Яникогда не пытался выяснить это. Они уходят так глубоко в прошлое, что мне и вголову не приходило считать их предрассудком. Но если бы от меня потребовалиотчета, возможно, я сослался бы на свою семью, на толстых властных женщин,окружавших меня в детстве, в число которых входила и моя мать. Полнота,характерная для моей семьи, была частью того, что я должен был преодолеть,когда я, самолюбивый и целеустремленный американец в первом поколении, решилнавсегда отряхнуть со своих подошв прах русской колонии.

Я могу высказать еще одно предположение. Менявсегда восхищало женское тело - возможно, больше, чем других мужчин. И непросто восхищало: я возвышал, идеализировал, превозносил его сверх всякойразумной меры. Возможно, толстые женщины раздражали меня тем, что осквернялимою мечту, были насмешкой над прекрасными чертами, которые я боготворил.Возможно, они разрушали мою сладкую иллюзию и обнаруживали ее основу - плоть,буйство плоти.

Я вырос в Вашингтоне с его расовойсегрегацией - единственный сын в единственной белой семье в негритянскомквартале. На улицах черные нападали на меня за то, что я белый, в школе белые -за то, что я еврей. Но для меня оставались еще толстяки, жирдяи, мишени длянасмешек, те, кого не хотели брать в спортивные команды, те, кто не могпробежать круг по стадиону. Мне тоже нужно было кого-то ненавидеть. Может быть,там я этому и научился.

Конечно, я не одинок в своем предубеждении.Оно повсюду поддерживается культурой. У кого хоть раз нашлось для толстухидоброе слово Но мое отвращение превосходит все культурные нормативы. В началесвоей карьеры я работал в тюрьме строгого режима, где наименее тяжким преступлением,совершенным любым из моих пациентов, было простое одиночное убийство. И, тем неменее, мне было легче принять этих пациентов, понять их и найти способподдержать.

Но когда я вижу, как толстая женщина ест, этовообще переходит все границы моего терпения. Я хочу выбросить пищу. Хочу ткнутьее лицом в мороженое. "Прекрати набивать себе брюхо! Господи, разве уже недостаточно" Мне хочется заткнуть ей рот!

Бедняжка Бетти, слава Богу, не подозревалаобо всем этом, когда невозмутимо продолжала свой путь к моему креслу, медленноопускала свое тело и тщательно устраивалась. Она села так, что ее ноги несовсем доставали до пола, и в ожидании поглядела на меня.

Интересно, подумал я, почему у нее ноги недостают до земли Она ведь не такая уж маленькая. Она так возвышалась в кресле,как будто сидела на коленках. Может, это задница у нее такая толстая, чтомешает достать до пола Я постарался поскорее выкинуть эту загадку из головы -в конце концов, человек пришел ко мне за помощью. Через минуту я поймал себя натом, что думаю о карикатурной фигуре маленькой толстушки из фильма "МэриПоппинс", потому что именно ее напоминала мне Бетти. Не без труда мнеудалось выкинуть из головы и это. Так и пошло: весь сеанс я пытался подавитьодну отвлекающую мысль за другой, чтобы сосредоточить внимание на Бетти. Явообразил себе, как эти мысли похищает Микки Маус, ученик чародея из"Фантазии", а потом мне пришлось отогнать и этот образ, чтобы обратиться,наконец, к Бетти.

Как обычно, чтобы сориентироваться, я началзадавать биографические вопросы. Бетти сообщила мне, что ей двадцать семь лет,она не замужем, работает в отделе связей с общественностью крупной нью-йоркскойрозничной сети, которая три месяца назад перевела ее на 18 месяцев вКалифорнию, чтобы помочь с открытием нового филиала.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.