WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 41 |

Ее возражения сводились фактически к тому,что ее потери слишком велики - больше, чем она может пережить. Она потеряланадежду на будущее (под этим она понимала свой "ничтожный шанс" на примирение);она потеряла лучшие двадцать семь дней своей жизни (если, как я уверял ее,любовь не была "настоящей", то она потеряла воспоминания о "высших минутах еежизни"); и, наконец, она потеряла восемь лет непрерывной жертвы (если оназащищала иллюзию, то ее жертва была бессмысленной).

Слова Тельмы были так убедительны! Я ненашелся, что ей возразить, и смог лишь признать ее утраты и сказать, что онадолжна многое оплакать и что я хотел бы быть рядом, чтобы поддержать и помочьей. Я также попытался объяснить, что ее разочарование слишком велико, чтобысправиться с ним сразу, но что мы можем сделать многое для того, чтобыпредотвратить новые разочарования. Возьмем, к примеру, то решение, которое онапринимает в данный момент: не будет ли она - через месяц, через год - глубокосожалеть о прекращении лечения

Тельма ответила, что хотя я, может быть, иправ, она твердо решила прекратить терапию. Она сравнила наш сеанс вприсутствии Мэтью с визитом к онкологу по поводу подозрения на рак.

- Вы очень волнуетесь, боитесь и откладываетевизит со дня на день. Наконец, врач подтверждает, что у вас рак, и все вашиволнения, связанные с неизвестностью, заканчиваются - но с чем же выостаетесь

Когда я попытался привести в порядок своичувства, то понял, что моей первой реакцией на решение Тельмы было: "Как тыможешь так поступить со мной" Хотя моя обида, несомненно, была следствиеммоего собственного разочарования, я также был уверен, что это реакция начувства Тельмы ко мне. Я был виновником всех ее утрат. Именно мне пришла вголову идея встретиться с Мэтью, и именно я отнял у нее все иллюзии. Я былразрушителем иллюзий. Я понял, наконец, что выполнял неблагодарную работу. Самослово "разрушение", несущее в себе сильный негативный оттенок, должно былонасторожить меня. Мне вспомнился "The Iceman Cometh" О'Нила и судьба Хайке,разрушителя иллюзий. Те, кого он пытался вернуть к реальности, в конце концоввосстали против него и вернулись к иллюзорной жизни.

Я вспомнил сделанное несколько недель назадоткрытие, что Тельма прекрасно знала, как наказать Мэтью, и не нуждалась в моейпомощи. Думаю, ее попытка покончить с собой действительно была попыткой убийства, итеперь я полагал, что ее решение прекратить терапию тоже было формой двойногоубийства. Она считала прекращение лечения ударом для меня - и была права! Онапрекрасно понимала, как важно было для меня добиться успеха, удовлетворить своеинтеллектуальное честолюбие, довести все до конца.

Ее месть была направлена на фрустрацию всехэтих целей. Неважно, что катастрофа, которую Тельма приготовила для меня,поглотит и ее: фактически ее садомазохистские тенденции проявлялись настолькоявно, что ее не могла не привлекать идея двойной жертвы. Я усмехнулся про себя,поняв, что думаю о ней на профессиональном жаргоне. Стало быть, я и правда золна нее.

Я попытался обсудить это с Тельмой.

- Я чувствую, что Вы злитесь на Мэтью, испрашиваю себя, не обиделись ли Вы также и на меня. Было бы вполне естественно,если бы Вы сердились - и очень сильно сердились - на меня. В конце концов, Выдолжны чувствовать, что в каком-то смысле именно я довел Вас до этогосостояния. Это мне пришла в голову идея пригласить Мэтью и задать ему тевопросы, которые Вы задали. - Мне показалось, она кивнула.

- Если это так, Тельма, то разве существуетболее подходящий случай разобраться с этим, чем здесь и сейчас, во времятерапии

Тельма еще энергичнее покачалаголовой.

- Мой рассудок говорит мне, что Вы правы. Ноиногда вам просто приходится делать то, что вы должны делать. Я обещала себе,что больше не буду пациенткой, и я собираюсь выполнить свое обещание.

Я сдался. Это была скала. Наше время давноистекло, а мне нужно было еще поговорить с Гарри, которому я обещал десятьминут. Прежде чем расстаться, я взял с Тельмы несколько обязательств: онаобещала еще раз подумать о своем решении и встретиться со мной через тринедели, а также завершить свою исследовательскую программу и встретиться черезшесть месяцев с психологом для проведения повторного тестирования. У меняосталось впечатление, что, хотя она, возможно, и выполнит свое обязательствоперед исследованием, мало шансов на то, что она возобновит терапию.

Одержав свою пиррову победу, она смоглапозволить себе немного великодушия и, покидая мой кабинет, поблагодарила меняза усилия и заверила, что если она когда-либо решится возобновить терапию, ябуду первым, к кому она обратится.

Я проводил Тельму в приемную, а Гарри - всвой кабинет. Он был прям и краток:

- Я знаю, что значит оказаться в цейтноте,док - я тридцать лет в армии, - и понимаю, что Вы выбились из графика. Этозначит, у Вас на целый день нарушено расписание, правда

Я кивнул, но заверил его, что у меня хватитвремени поговорить с ним.

- Хорошо, я не задержу Вас надолго. Я - неТельма. Я не хожу вокруг да около. Я перейду прямо к делу. Верните мне моюжену, доктор, прежнюю Тельму, - такую, какой она всегда была.

Тон Гарри был скорее умоляющим, чемугрожающим. Но я все равно не мог заставить себя сосредоточиться и не смотретьна его огромные руки - руки убийцы. Он продолжал описывать ухудшение состоянияТельмы с тех пор, как она начала работать со мной, и теперь в его голосе звучалупрек. Выслушав его, я попытался успокоить его, заявив, что длительнаядепрессия так же тяжела для семьи, как и для пациента. Пропустив мое замечаниемимо ушей, он ответил, что Тельма всегда была хорошей женой и, возможно, еесимптомы обострились из-за его частых отлучек и долгих поездок. Наконец, когдая сообщил ему о решении Тельмы прекратить терапию, он почувствовал облегчение иостался доволен: он уже несколько недель уговаривал ее сделать это.

После ухода Гарри я сидел усталый, разбитый излой. Боже, ну и парочка! Избавь меня от них обоих! Какая ирония во всем этом.Старый кретин хочет вернуть "свою прежнюю Тельму". Неужели он так "рассеян",что даже не заметил, что у него никогда небыло "прежней Тельмы" Прежняя Тельма отсутствовалапоследние восемь лет, целиком погрузившись в фантазии о любви, которой никогдане было. Гарри не меньше, чем Тельма, жаждал погрузиться в иллюзию. Сервантесспрашивал: "Что предпочесть: мудрость безумия или тупость здравого смысла" Чтокасается Тельмы и Гарри, было ясно, какой выбор они сделали.

Но проклятия в адрес Тельмы и Гарри и жалобына слабость человеческого духа - этого хилого существа, не способного жить безиллюзий, сладких снов, лжи и самообмана - были плохим утешением. Настало времявзглянуть правде в глаза: я, без сомнения, загубил все дело и не долженсваливать вину ни на пациентку, ни на ее мужа, ни на человеческую природу.

Несколько дней я проклинал себя и сожалел оТельме. Вначале меня беспокоила мысль о ее возможном самоубийстве, но в концеконцов я успокоил себя тем, что ее гнев слишком явно направлен вовне, и вряд лиона повернет его против себя.

Чтобы справиться с самообвинением, япопытался убедить себя, что применял верную терапевтическую стратегию: Тельмадействительно находилась вкрайне тяжелом состоянии, когда обратилась ко мне, и было совершеннонеобходимо сделать что-то.Хотя она и теперь не в лучшей форме, вряд ли ее состояние хуже, чем вначале.Кто знает, может быть, ей даже лучше, может быть, мне удалось разрушить ееиллюзии, и ей необходимо побыть в одиночестве, чтобы залечить свои раны дотого, как продолжать какую-либо терапию Я пытался применять более консервативныйподход в течение четырех месяцев и был вынужден прибегнуть к радикальномувмешательству только тогда, когда стало очевидно, что другого выхода нет.

Но все это был самообман. Я знал, что у меняесть причина чувствовать себя виноватым. Я опять стал жертвой самонадеяннойуверенности, что могу вылечить любого. Сбитый с толку своей гордыней илюбопытством, я с самого начала упустил из виду двадцатилетнее подтверждениетого, что Тельма - не лучший кандидат для психотерапии, и подверг ееболезненной процедуре, которая, если рассуждать здраво, имела мало шансов науспех. Я разрушил защиты, а взамен ничего не построил.

Возможно, Тельма была права, защищаясь отменя. Возможно, она была права, когда говорила, что "еще одна доза лекарстваубьет пациента". В общем, я заслужил обвинения Тельмы и Гарри. К тому же, яподставил себя под удар и в профессиональном плане. Описывая этот случай научебном семинаре пару недель назад, я вызвал большой интерес. Теперь я дрожал,представляя себе вопросы коллег и студентов на ближайшем семинаре: "Расскажитедальше. Как развивались события"

Как я и подозревал, Тельма не явилась вназначенный час через три недели. Я позвонил ей, и у нас состоялся короткий, нопримечательный разговор. Хотя она была непреклонна в своем решении навсегдаоставить роль пациентки, я ощутил в ее голосе гораздо меньше враждебности. Онане просто против терапии, поделилась Тельма, просто терапия ей больше не нужна:она чувствует себя намного лучше, безусловно, гораздо лучше, чем три неделиназад! Вчерашняя встреча с Мэтью, - неожиданно произнесла она, - необычайнопомогла ей.

- Что С Мэтью Какэто произошло - воскликнул я.

- О, мы с ним прекрасно поболтали в кафе. Мыдоговорились встречаться и беседовать друг с другом примерно раз вмесяц.

Я сгорал от любопытства и стал еерасспрашивать. Во-первых, она ответила заносчиво: "Я же все время твердила Вам,что это единственное, что мне требуется". Во-вторых, она просто дала мнепонять, что я больше не вправе интересоваться ее личной жизнью. В конце концовя понял, что из нее больше ничего не вытянуть, и попрощался. Я произнес обычныеритуальные фразы о том, что если она когда-нибудь передумает, то я к ееуслугам. Но, очевидно, у нее больше никогда не возникало желания лечиться, и ябольше никогда о ней не слышал.

Шесть месяцев спустя группа исследователейпобеседовала с Тельмой и провела повторное тестирование. Когда окончательныйотчет был готов, я заглянул в описание случая Тельмы Хилтон.

Там коротко говорилось о том, что Т.Х.,70-летняя замужняя женщина южного происхождения, в результате пятимесячногокурса терапии с периодичностью один раз в неделю существенно улучшила своесостояние. Фактически из двадцати восьми пожилых испытуемых, занятых висследовании, она достигла наилучшего результата.

Ее депрессия существенно снизилась.Суицидальные наклонности, чрезвычайно сильные вначале, уменьшились настолько,что ее можно исключить из группы риска. Наблюдается улучшение самооценки исоответствующее снижение нескольких других показателей: тревожности,ипохондрии, психопатии и навязчивости.

Исследовательской группе не удалось точноустановить, какого рода терапия дала столь впечатляющие результаты, потому чтопациентка по непонятным причинам отказалась сообщить что-либо о подробностяхтерапии. Очевидно, терапевт с успехом использовал прагматический подход исимптоматическое лечение, направленное на облегчение текущего состояния, а нена глубокие личностные изменения.

Кроме того, был эффективно применен системныйподход (к терапевтическому процессу привлекались муж пациентки и ее старыйдруг, с которым она долгое время не виделась).

Редкостная чепуха! Как бы то ни было, все этоменя немного успокоило.

2. "ЕСЛИ БЫ НАСИЛИЕ

БЫЛО РАЗРЕШЕНО..."

- Ваш пациент - тупая скотина, я ему так исказала на прошлой группе, именно этими словами, - Сара, молодойпсихиатр-стажер, сделала паузу и свирепо посмотрела на меня, ожидаякритики.

Очевидно, произошло нечто необычное. Некаждый день ко мне в кабинет является практикантка и сообщает без тени смущения- в самом деле, она выглядела гордой и вызывающей, - что оскорбила одного измоих пациентов. Тем более пациента с прогрессирующим раком.

- Сара, не могли бы Вы сесть и рассказать мнеоб этом У меня есть несколько минут до прихода следующего пациента.

Стараясь сохранять самообладание, Сараначала:

- Карлос - самый низкий и грязный человек,какого я когда-либо встречала!

- Но Вы ведь знаете, что моим любимцем онтоже не является. Я предупреждал Вас об этом, когда направлял его к Вам. - Язанимался индивидуальным лечением Карлоса около шести месяцев и нескольконедель назад направил его к Саре для включения в ее терапевтическую группу. -Но продолжайте. Простите, что перебил.

- Ну, понимаете, он совершенно невыносим -обнюхивает женщин, как будто он кобель, а они - течные суки, и игнорирует всеостальное, что происходит в группе. Вчера вечером Марта, очень хрупкая молодаяженщина в пограничном состоянии, которая почти все время молчит, началарассказывать о том, как ее в прошлом году изнасиловали. Я не думаю, что онараньше делилась этим с кем-либо, во всяком случае - не с группой. Она была такиспугана, так горько рыдала, так страдала, рассказывая об этом, - все это былоневероятно тяжело. Все старались помочь ей говорить, и уж не знаю, правильноили нет, но я решила, что Марте поможет, если я расскажу, что меня тожеизнасиловали три года назад...

- Я не знал этого, Сара.

- И никто не знал!

Сара остановилась и вытерла глаза. Я видел,что ей трудно говорить мне об этом, но не знал, что ранило ее больше всего:рассказ об изнасиловании или о том, как она опрометчиво открылась передгруппой. (То, что я был ее инструктором по групповой терапии, должно было ещебольше все усложнять.) Или ее больше всего мучило то, что она только собираласьмне рассказать Я решил сохранять нейтральность.

- А потом

- Ну, а потом в игру вступил ВашКарлос.

"Мой Карлос Что за нелепость!" - подумал я. Как будто он мой ребеноки я несу за него ответственность. (Однако это правда, что я уговорил Сарувключить его в группу: она была против того, чтобы принимать ракового больного.Но правда также и то, что ее группа уменьшилась до пяти человек, и ей нужныбыли новые пациенты.) Я никогда не видел Сару столь непоследовательной и стольвызывающей. Я боялся, что потом ей будет неловко, и не хотел усугублять этогосвоей критикой.

- Что он сделал

- Он задавал Марте много фактических вопросов- когда, где, кто, что. Вначале это помогло ей говорить, но когда я началаговорить о том, что произошло со мной, он забыл о Марте и переключился на меня.Затем он начал расспрашивать нас обеих о более интимных подробностях. Разорвалли насильник нашу одежду Эякулировал ли он в нас Был ли момент, когда этоначало нам нравиться Все это произошло так незаметно, что прошло некотороевремя, пока группа сообразила, к чему он клонит. Ему было наплевать и на Марту,и на меня, он просто получал сексуальное удовольствие. Я знаю, что должнаиспытывать к нему больше сочувствия - но он просто свинья!

- Чем все это кончилось

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.