WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 43 |

— Нет, тыодин в своей лодке. Это самое ужасное из всего, свя­занного со смертью. Ты долженсделать это один. Другой участник группы сказал:

— Даже еслиэто и так, даже если ты и один в своей лодке, всегда спокойнее видеть огнидругих лодок, покачивающихся не­подалеку.

Когда мы заканчивали занятие, я чувствовалсебя более обнаде­женным. Этот сеанс, казалось, был поворотным пунктом. Дэйв говорило чем-то важном, был задет за живое, стал самим собой, и другие члены группыотвечали ему тем же.

На следующей встрече Дэйв рассказалмногозначительный сон, который ему приснился сразу же после предыдущего сеанса.Сон (дословно записанный стажером-наблюдателем):

Смерть вокруг меня. Я могу почувствовать еезапах. У меня с собой пакет, внутри которого находится кон­верт, и этот конверт содержитнечто неподвластное смерти, разрушению и порче. Я держу его в секрете. Ясобираюсь достать это и рассмотреть, но внезапно вижу, что конверт пуст. Яужасно расстроен этим и замечаю, что конверт вскрыт кем-то до меня. Позже янахожу на улице то, что, как я предполагал, было в конверте. Это оказываетсястарый грязный башмак с оторванной под­меткой.

Сон ошеломил меня. Я часто думал о еголюбовных письмах и спрашивал себя, будет ли у меня случай еще раз обсудить сДэйвом их значение.

Несмотря на всю мою любовь к групповойтерапии, ее формат имеет для меня один важный недостаток: он часто не позволяетисследовать глубокие экзистенциальные проблемы. Снова и снова в группе я ссожалением смотрю на красивый след, который мог бы привести меня к глубинамвнутреннего мира пациента, но я должен ограничиваться более практической (иболее полезной) задачей "прополки межличностных сорняков". Однако я не могвыкинуть из головы этот сон; он был viaregia к самому центру сада. Мне вряд ли когда-либопопадался сон, столь открыто демонстри­рующий разгадку бессознательнойтайны.

Ни Дэйв, ни группа не знали, что делать сэтим сном. Они топ­тались несколько минут в нерешительности, а затем я задална­правление, небрежноспросив Дэйва, есть ли у него какие-нибудь ассоциации с образом конверта,который он держал в секрете.

Я знал, что иду на риск. Было бы ошибкой,возможно, роковой ошибкой, как принуждать Дэйва к несвоевременному признанию,так и самому раскрывать информацию, которую он доверил мне в нашейиндивидуальной работе до начала группы.

Я подумал, что мой вопрос достаточнобезопасен: я оставался в рамках конкретного материала сновидений, и Дэйв мог слегко­стью возразить,что у него нет подходящих ассоциаций.

Он мужественно продолжал, но не без своейобычной уклончи­вости.Сказал, что, возможно, сон имеет отношение к неким пись­мам, которые он хранит тайно,— письмам, связанным"с опреде­леннымиотношениями". Другие участники, любопытство которых было возбуждено, сталирасспрашивать Дэйва, пока он не расска­зал вкратце о своем давнишнемлюбовном романе с Зореей и о письмах, для которых он никак не мог подобратьподходящего места хранения. Он не признался, что роман закончился тридцать летназад. Не упомянул он и о переговорах со мной и моем предложе­нии взять письма на хранение, еслион согласится рассказать об этом группе.

Группа сосредоточилась на проблемескрытности. Это была не та проблема, которая волновала меня сейчас большевсего, однако она тоже была важна. Участники группы удивлялись скрытностиДэйва; некоторые могли понять его желание скрыть письма от жены, но никто немог оправдать его избыточную склонность из всего делать секреты. Например,почему Дэйв отказывался говорить жене, что проходит терапию Никто не принялего слабых отгово­рок,что если она узнает про его участие в терапевтической груп­пе, то будет очень встревожена,так как подумает, что он тут на нее жалуется. И к тому же она сделает его жизньневыносимой, допы­тываясь у него каждую неделю, о чем он говорил вгруппе.

Если бы он действительно заботился одушевном спокойствии своей жены, заметили они, то понял бы, что она значительнобольше переживает из-за того, что не знает, куда он ходит каждую неделю.Посмотрите на эти хилые отговорки, которые он для нее каждую неделю выдумывает(он был на пенсии и не имел постоянных за­нятий вне дома)! Взгляните намахинации, в которые он пускается каждый месяц, чтобы скрыть свои счета затерапию! Все эти пла­щи и кинжалы! Зачем Даже страховые квитанции должныпосы­латься на адресего секретного почтового ящика. Участники были недовольны и скрытностью Дэйва вгруппе. Они чувствовали его отчуждение, его нежелание им доверять. Зачем былоговорить о "письмах, связанных с определенными отношениями" Развенель­зя сказатьпрямо

— Брось,Дэйв, ну что тебе стоит просто сказать "любовные письма"

Члены группы, дай Бог им всем здоровья,делали именно то, что должны были делать. Они выбрали именно ту часть сна— тему скрытности,— которая ближе всегозатрагивала отношения Дэйва с людьми, и разбили его наголову. Хотя Дэйв казалсянемного встре­воженным, он был искренне увлечен и не играл сегодня ни вка­киеигры.

Но я пожадничал. Этот сон был настоящимсокровищем, и я хотел полностью раскопать его.

— Есть укого-нибудь из вас догадки об остальном содержании сна — спросил я. — Например, о запахе смерти и отом, что конверт содержал нечто, "неподвластное смерти, разрушению ипорче"

Группа на несколько мгновений замолчала, азатем Дэйв обер­нулсяко мне и сказал:

— А Вы чтодумаете, док Я и правда хотел бы это услышать. Я почувствовал себя в ловушке.Я не мог ответить на его воп­рос, не раскрыв часть секрета, которым поделился со мной Дэйв нанаших индивидуальных сеансах. Например, он не сказал груп­пе, что Зорея уже тридцать лет какумерла, что ему шестьдесят де­вять лет и он чувствует приближение смерти, что он попросил менябыть хранителем его писем. Однако, если я открою все эти тайны, Дэйвпочувствует, что я предал его, и, возможно, прервет терапию. Я попал в западню.Единственным способом выбраться из нее была абсолютная честность. Ясказал:

— Дэйв, мнедействительно трудно ответить на Ваш вопрос. Я не могу сказать, что думаю обэтом сне, не открыв при этом ин­формацию, которой Вы поделились со мной до начала группы. Я знаю,что Вы очень беспокоитесь о сохранении конфиденциально­сти, и не хочу предать Вашедоверие. Так что же мне делать

Я откинулся назад, довольный собой.Отличная техника! Как раз то, о чем я говорю своим студентам. Если вы стоитеперед дилем­мой, еслиу вас два сильных противоречивых чувства, то лучшее, что вы можете сделать,— это рассказать обэтой дилемме или об этих чувствах пациенту.

Дэйв сказал:

— Бросьте!Продолжайте дальше. Я плачу Вам за Ваше мнение. Мне нечего скрывать. Все, что ясказал Вам, —открытая книга. Я не упомянул о нашем обсуждении писем, потому что не хотелком­прометировать Вас.И моя просьба, и Ваше предложение были оди­наково нелепыми.

Теперь, получив разрешение Дэйва, я смогдать членам группы, которые были заинтригованы нашим разговором,соответствующие разъяснения: об огромной важности этих писем для Дэйва, осмер­ти Зорей тридцатьлет назад, о проблеме, возникшей у Дэйва в свя­зи с хранением писем, о егопросьбе ко мне и о моем предложе­нии, которое он не принял, взять эти письма с условием рассказатьобо всем в группе. Я осторожно старался сохранить конфиден­циальность и не упомянул ни овозрасте Дэйва, ни о других мало­значимых деталях.

Затем я перешел к сновидению. Я полагал,что сон отвечает на вопрос, почему эти письма так дороги Дэйву. И, конечно,почему мои письма дороги мне. Но о своих письмах я не упомянул: моему мужествуесть пределы. Разумеется, для этого у меня были свои резоны. Пациенты пришлисюда заниматься своей психотерапией, а не моей. Время в группе очень дорого— восемь пациентов ивсего девяносто минут. И не слишком хорошо, если пациенты будут тра­тить это время на проблемытерапевта. Пациенты должны верить, что их терапевт в состоянии сам решить своиличные проблемы.

Но на самом деле все это рационализации.Реальной причиной было то, что мне не хватало мужества. Я постоянно вредилтера­пии, недостаточнооткровенно рассказывая пациентам о себе; ког­да же я говорил что-то личное,пациенты неизменно выигрывали от этого, убеждаясь, что я, как и они, долженбиться над всеобщи­мичеловеческими проблемами.

Сновидение, продолжал я, было о смерти. Ононачиналось с того, что "смерть вокруг меня, я могу почувствовать ее запах". Ицент­ральным символомбыл конверт, содержащий нечто неподвластное смерти и разрушению. Что может бытьяснее Любовные письма были амулетом, средством отрицания смерти. Они оберегалиот старости и сохраняли страсть Дэйва как бы законсервированной во времени.Быть по-настоящему любимым и незабвенным, слиться с другим человеком навсегда— значит бытьнетленным и защищен­ным от одиночества человеческого существования.

Во второй части сновидения Дэйв увидел, чтоконверт пуст и вскрыт. Почему вскрыт Почему пуст Возможно, он чувствовал, чтописьма потеряют свою волшебную силу, если о них узнает кто-то еще. Было что-тоявно иррациональное в способности писем оберегать от старости и смерти— какая-то чернаямагия, которая испаряется при холодном свете разума.

Один из членов группы спросил:

— А чтоозначает грязный старый башмак с отклеивающейся подошвой

Я не знал, но еще прежде, чем я успелпроизнести что-либо, Другой голос сказал:

— Это имеетотношение к смерти. Башмак теряет душу, пишет­ся "S-0-U-L".

Конечно, — soul (душа), а не sole (подошва)! Это замечательно! Как ясам не догадался Я понял только первую часть символа: я знал, что старыйгрязный башмак означает самого Дэйва. Пару раз (например, в том случае, когдаон спрашивал номер телефона у женщины на сорок лет моложе себя) группа былаблизка к тому, чтобы обозвать его "грязным старикашкой". Я мысленносодрог­нулся иобрадовался, что этот эпитет не был произнесен вслух. Но сейчас Дэйв самприменил его к себе.

— О Боже!Грязный старикан, готовый отдать Богу душу! Это я, точно!

Он усмехнулся своей собственной шутке.Любитель слов (Дэйв говорил на нескольких языках), он подивился превращениюподо­швы (sole) в душу(soul).

Несмотря на шутливый тон Дэйва, былоочевидно, что затронута очень болезненная для него тема. Один из участниковпопросил его побольше рассказать о своем чувстве, что он — грязный старикашка. Другойспросил, что он чувствовал, рассказывая группе о письмах. Изменит ли это егоотношение к ним Еще один напомнил, что все сталкиваются с неизбежностьюстарения и смерти, и попросил его поделиться своими чувствами по этомуповоду.

Но Дэйв замкнулся. Он сделал всю работу,которую должен был сделать в тот день.

— Язаработал сегодня свое жалование. Мне нужно время, что­бы все это переварить. Я отнял ужесемьдесят пять процентов вре­мени и хочу уступить место другим.

Мы неохотно оставили Дэйва и обратились кдругому материа­лу. Мытогда не знали, что это было прощание навсегда. Дэйв боль­ше никогда не появлялся в группе.(Не захотел он, как оказалось, и возобновить индивидуальную терапию ни со мной,ни с кем-либо другим.)

Все мы, но больше всех я, задавалисьвопросом: что мы сдела­ли такого, что заставило Дэйва уйти Может быть, мы чересчурмногое обнажили Не слишком ли мы поспешили с тем, чтобы превратить глупогостарикашку в мудрого старца Не предал ли я его Не попался ли я в ловушку Нелучше ли было оставить сон и письма в покое (Работа по интерпретации былауспешной, но пациент умер.)

Возможно, мы ускорили его уход, но ясомневаюсь. Теперь я уве­рен, что скрытность и уклончивость Дэйва рано или поздноприве­ли бы к тому жерезультату. Я подозревал с самого начала, что, воз­можно, он бросит группу. (Однакото, что я оказался скорее хорошим пророком, чем хорошим терапевтом, было слабымутешением.)

Сначала я чувствовал сожаление. Сожаление оДэйве, о его оди­ночестве, о его цеплянии за иллюзию, о недостатке у негомуже­ства, о егонежелании посмотреть в глаза голым, грубым фактам жизни.

А затем я незаметно соскользнул наразмышления о своих соб­ственных письмах. Что случится, если (я улыбнулся этому "если") яумру и их найдут Может быть, я должен отдать их Моргу, Джею или Питу на хранение Почему я продолжаюбеспокоиться об этих письмах Почему не освободить себя от этого груза и несжечь их Прямо сейчас! Но мне было больно при одной мысли об этом. Это какудар в грудь. Но почему Откуда столько боли из-за старых, пожелтевших писем Ядолжен буду разобраться с этим — когда-нибудь.

7. ДВЕ УЛЫБКИ

С некоторыми пациентами легко. Онипоявляются в моем кабинете, готовые к изменениям, и терапия идет сама собой.Иногда от меня требуется так мало усилий, что я сам выдумываю для себя работу,задавая вопросы или давая интерпретации только для того, чтобы убедить и себя,и пациента, что я - необходимое звено этого процесса.

Мари была не из легких. Каждый сеанс с нейтребовал огромных усилий. Когда она впервые пришла ко мне на прием 3 годаназад, ее муж был мертв уже 4 года, но она застыла в собственном горе. Застылаее мимика, ее воображение, ее тело, ее сексуальность - весь поток ее жизни. Втечение долгого времени она оставалась безжизненной, и мне приходилосьвыполнять работу за двоих. Даже теперь, когда ее депрессия давно прошла, внашей работе оставалась некоторая косность, а в наших взаимоотношениях -холодность и отдаленность, которые я не в силах был изменить.

Сегодня был терапевтический выходной. Маридолжен был интервьюировать консультант, и я предвкушал удовольствие побыть сней час и при этом оставаться "свободным от дежурства".

Неделями я уговаривал еепроконсультироваться у гипнотерапевта. Хотя Мари сопротивлялась практическилюбому новому опыту и особенно боялась гипноза, она в конце концов согласиласьпри условии, что я буду присутствовать в течение всего сеанса. Я не возражал;на самом деле мне нравилась идея спокойно сидеть и предоставить консультанту,Майку К., моему другу и коллеге, выполнять свою работу.

Кроме того, позиция наблюдателя могла быдать мне необычную возможность по-новому оценить Мари. Ведь за три года моевосприятие ее, возможно, стало стереотипным и узким. Может быть, оназначительно изменилась, а я этого не заметил. Возможно, другие оценивают еесовсем иначе, чем я. Наступило время попытаться взглянуть на нее свежимвзглядом.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.