WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 43 |

Приспосабливаясь к реальности смерти, мыбываем бесконеч­ноизобретательны, придумывая все новые способы ее отрицания и избегания. В раннемдетстве мы отрицаем смерть с помощью родительских утешений, светских ирелигиозных мифов; позднее мы персонифицируем ее, превращая в некое существо— монстра, скелет скосой,, демона. В конце концов, если смерть есть не что иное, как преследующеенас существо, можно все-таки найти спо­соб ускользнуть от него; крометого, как бы ни был страшен монстр, приносящий смерь, он не так страшен, какистина. А она в том, что мы несем в себе ростки собственной смерти. Становясь стар­ше, дети экспериментируют сдругими способами смягчить трево­гу смерти: они обезвреживают смерть, насмехаясь над ней,броса­ют ей вызовсвоим безрассудством, снижают свою чувствительность, взахлеб рассказывая опривидениях и часами смотря фильмы ужа­сов в ободряющей компаниисверстников с пакетиком жареного поп-корна.

Когда мы становимся старше, то стараемсявыкинуть из головы мысли о смерти: мы развлекаемся; мы превращаем ее в нечтопо­зитивное (переход виной мир, возвращение домой, соединение с Богом, вечный покой); мы отрицаем ее,поддерживая мифы; мы стремимся к бессмертию, создавая бессмертные произведения,продолжаясь в наших детях или обращаясь в религиозную веру, утверждающуюбессмертие души.

Многие люди не согласны с этим описаниеммеханизмов отри­цаниясмерти. "Что за нелепость! — говорят они. — Мы вовсе не отрицаем смерть. Все умирают, это очевидный факт. Ностоит ли на нем задерживаться"

Правда в том, что мы знаем, но не знаем. Мызнаем о смерти, интеллектуально признаем ее как факт, но вместе с тем мы— вер­нее, бессознательная часть нашейпсихики, предохраняющая нас от губительной тревоги, — отделяем себя от ужаса,связанного со смер­тью. Этот процесс расщепления происходит бессознательно,неза­метно для нас, номы можем убедиться в его наличии в те редкие моменты, когда механизм отрицаниядает сбой, и страх смерти прорывается со всей своей мощью. Это может случатьсяредко, иногда всего один-два раза за всю жизнь. Иногда это происходит с наминаяву — либо передлицом собственной смерти, либо в ре­зультате смерти любимого человека; но чаще всего страх смертипроявляется в ночных кошмарах.

Кошмар — это неудавшийся сон; сон,который, не сумев спра­виться с тревогой, не выполнил свою главную задачу — охранять спящего. Хотя кошмары иотличаются по внешнему содержанию, в основе каждого кошмара лежит один и тот жепроцесс: жуткий страх смерти преодолевает сопротивление и прорывается всозна­ние. Рассказ "Впоисках сновидца" содержит уникальный взгляд изнутри на отчаянную попыткупсихики избежать страха смерти: среди бесконечно мрачных образов, которыминаполнены кошма­рыМарвина, есть один предмет, сопротивляющийся смерти и под­держивающий жизнь, — сверкающий жезл с белымнаконечником, с помощью которого сновидец вступает в сексуальную дуэль сосмертью.

Герои других рассказов также рассматриваютсексуальный акт как талисман, предохраняющий их от слабости, старости ипри­ближения смерти:таковы навязчивый промискуитет молодого муж­чины перед лицом убивающего егорака ("Если бы насилие было разрешено...") и поклонение старика пожелтевшимписьмам его умершей любовницы ("Не ходи крадучись").

За многие годы работы с онкологическимибольными, стоящи­миперед лицом близкой смерти, я отметил два особенно эффек­тивных и распространенных способауменьшения страха смерти, два мнения или предрассудка, которые обеспечиваютчеловеку чувство безопасности. Один — это уверенность в собственнойнеобыкно­венности,другой — вера вконечное спасение. Хотя это предрас­судки в том смысле, что они представляют собой "стойкие ложныеубеждения", я не употребляю термин "предрассудок" в уничижи­тельном смысле: это универсальныеверования, которые на том или ином уровне сознания существуют в каждом из нас икоторые иг­рают своюроль в нескольких моих новеллах.

Необыкновенность — это вера в свою неуязвимость,прочность и нетленность, превосходящую обычные законы человеческойби­ологии и судьбы. Вопределенный момент каждый из нас сталки­вается с каким-то кризисом: этоможет быть серьезная болезнь, неудача в карьере или развод; или, как в случае сЭльвой из рас­сказа "Яникогда не думала, что это может случиться со мной", такое простое событие, каккража кошелька, которая внезапно от­крывает человеку его обыкновенность и разрушает его убеждение втом, что жизнь будет постоянным и бесконечным подъемом.

Если вера в собственную необыкновенностьобеспечивает внут­реннее чувство безопасности, другой важный механизм отрицаниясмерти — вера в конечное спасение — позволяет нам чувствовать, чтокакая-то внешняя сила заботится о нас и покровительствует нам. Хотя мы можемоступиться, заболеть, оказаться на самой грани жизни и смерти, мы убеждены, чтосуществует всемогущий и все­сильный защитник, который вернет нас назад.

Эти две системы взглядов вместе образуютдиалектику двух ди­аметрально противоположных реакций на человеческую ситуацию.Человек либо утверждает свою независимость героическим само­преодолением, либо ищетбезопасности, растворяясь в высшей силе; то есть человек либо выделяется иотстраняется, либо смешивает­ся и сливается с чем-то. Человек сам себя порождает (становитсясвоим собственным родителем) или остается вечным ребенком.

Большинство из нас обычно живут вполнекомфортно, умудря­ясьизбегать мыслей о смерти. Мы, смеясь, соглашаемся с Вуди Аленом, когда онговорит: "Я не боюсь смерти. Я просто не хочу присутствовать при ее появлении".Но существует и другой путь. Существует древняя традиция, вполне применимая впсихотерапии, которая учит, что ясное осознание смерти наполняет насмудрос­тью и обогащаетнашу жизнь. Последние слова одного из моих пациентов ("Если бы насилие былоразрешено...") показывают, что хотя реальность смерти разрушает насфизически, идея смертимо­жет спастинас.

Свобода, еще одна данность существования,ставит некоторых героев этой книги перед дилеммой. Когда Бетти, тучнаяпациент­ка, заявила,что устроила кутёж перед самым приходом ко мне и собирается снова обожраться,как только покинет мой офис, она пыталась отказаться от своей свободы ипереложить ответственность на меня. Весь курс терапии с другой пациенткой(Тельмой из но­веллы"Лечение от любви") вращался вокруг того, что ее бросил бывший любовник (итерапевт), а я пытался помочь ей вернуть свободу и самообладание.

Свобода как данность существования кажетсяпрямой противо­положностью смерти. Смерти мы страшимся, а свободу считаем чем-тобезусловно положительным. Разве история западной циви­лизации не отмечена стремлением ксвободе и разве не это стрем­ление движет историей Но с экзистенциальной точки зрениясво­бода неразрывносвязана с тревогой, поскольку предполагает, в противоположность повседневномуопыту, что мы не приходим в мир, раз навсегда созданный по некоему грандиозномупроекту. Свобода означает, что человек сам отвечает за свои решения,пос­тупки, за своюжизненную ситуацию.

Хотя слово "ответственность" можно употреблять вразных значениях, я предпочитаю определение Сартра: быть ответственным означает"быть автором", то есть каждый из нас является автором своего жизненногозамысла. Мы свободны быть какими угодно, кроме несвободных: говоря словамиСартра, мы приговорены к свободе. На самом деле некоторые философы делают дажеболее сильное утверждение о том, что структура человеческой психики определяетструктуру внешней реальности, сами формы пространства и времени. Именно в идеесамосозидания и заключена опас­ность, вызывающая тревогу: мы — существа, созданные по своемусобственному проекту, и идея свободы страшит нас, поскольку предполагает, чтопод нами — пустота,абсолютная "безосновность".

Любой терапевт знает, что первым решающимшагом в терапии является принятие пациентом ответственности за свои жизненныезатруднения. До тех пор, пока человек верит, что его проблемы обусловленыкакой-то внешней причиной, терапия бессильна. В конце концов, если проблеманаходится вне меня, с какой стати я должен меняться Это внешний мир (друзья,работа, семья) должен измениться. Так, Дэйв ("Не ходи крадучись"), горькожаловавший­ся на то,что чувствует себя узником в браке со своей властной и подозрительнойженой-собственницей, не мог продвинуться в ре­шении своих проблем до тех пор,пока не осознал, что сам постро­ил свою тюрьму.

Поскольку пациенты обычно сопротивляютсяпринятию ответ­ственности, терапевт должен разработать техники, заставляющиепациентов осознать, каким образом они сами создают свои проб­лемы. Очень мощная техника,которую я использую во многих слу­чаях, —это концентрация на здесь-и-теперь. Поскольку пациенты стремятся"воссоздать в условиях терапии те же межличностные проблемы, которые мучают их в жизни, яконцентрируюсь на том, что происходит в данный момент между мною и пациентом, ане на событиях его прошлой или текущей жизни. Изучая детали те­рапевтических взаимоотношений(или, в групповой терапии, отношения между членами группы), я могу прямоуказать пациенту на тот способ, которым он реагирует на других людей. Так, хотяДэйв мог сопротивляться принятию ответственности за свой неудачный брак, он немог отвергнуть непосредственные данные группового опыта: его скрытная,раздражительная и уклончивая манера пове­дения заставляла других членовгруппы реагировать на него при­мерно так же, как реагировала его жена.

Точно так же терапия Бетти ("Толстуха") быланеэффективна до тех пор, пока она приписывала свое одиночество особенностямкалифорнийской субкультуры, пестрой и лишенной прочных кор­ней. Только когда я показал ей,как во время наших сеансов ее безличная, робкая, отчужденная манера поведениямоделирует та­кую жебезличную терапевтическую среду, она начала понимать, что сама создает вокругсебя кольцо изоляции,

Хотя принятие ответственности ставитпациента перед необхо­димостью изменения, оно еще не означает самого изменения. И как бытерапевт ни заботился о понимании, принятии ответственности и самоактуализациипациента, именно изменение является под­линным достижением.

Свобода не только требует от насответственности за свой жиз­ненный выбор, она подразумевает также, что изменение невозможнобез волевого усилия. Хотя терапевты редко используют понятие "воли" в явномвиде, тем не менее мы тратим много усилий на то, чтобы повлиять на волюпациента. Мы без конца проясняем и интерпретируем, предполагая, что пониманиесамо по себе приве­детк изменению. (Это убеждение является светским аналогом веры, поскольку неподдается эмпирической проверке.) После того, как годы интерпретаций неприводят к изменениям, мы можем начать апеллировать непосредственно к воле:"Знаете, необходимо сделать усилие. Вы должны попытаться. Хватит рассуждать,пора действо­вать". Икогда прямые увещевания терпят неудачу, терапия сводится (что и показано в моихрассказах) к применению любых известных средств воздействия одного человека надругого. Так, я могу сове­товать, спорить, дразнить, льстить, подстрекать, умолять илипро­сто ждать, чтопациенту надоест его невротический взгляд на мир.

Наша свобода проявляется именно как воля, тоесть источник действий. Я рассматриваю два этапа проявления воли: человекначинает с желания, а затем принимает решение действовать.

Некоторые люди блокируют свои желания и незнают, что они чувствуют и чего хотят. Не имея собственных мнений, влечений исклонностей, они паразитируют на чувствах других. Такие люди обычно оченьскучны. Бетти была утомительной именно потому, что подавляла свои желания, идругие уставали, питая ее своими эмоциями и образами.

Другие пациенты не способны к принятиюрешения. Хотя они точно знают, чего хотят и что нужно делать, они не могутдейство­вать инерешительно топчутся на пороге. Саул ("Три нераспечатан­ных письма") знает, что любойнормальный человек вскрыл бы письма; но страх, который они вызывают, парализуетего волю. Тельма ("Лечение от любви") знает, что навязчивая любовьотры­вает ее отреальной жизни. Она знает,что живет жизнью, которая, по ее же словам, оборвалась 8 лет назад, и, чтобывернуться к ре­альности, ей нужно избавиться от своей безрассудной страсти. Неона не может или не хочет сделать это и сопротивляется всем моим попыткамукрепить ее волю.

Решение трудно принять по многим причинам, инекоторые из них лежат в самом основании нашего бытия. Джон Гарднер вро­мане "Грендель"описывает мудреца, который подводит итог сво­им размышлениям над тайнами жизнидвумя простыми, но страш­ными фразами: "Все проходит" и "Третьего не дано". О первомутверждении —неизбежности смерти —я уже говорил. Вторая фраза содержит ключ к пониманию трудности любого решения.Решение неизбежно содержит в себе отказ: у любого "да" есть свое "нет", каждоепринятое решение уничтожает все остальные возможнос­ти. Корень слова "решить" (decide)означает "убить", как в словах "homicide" (убийство) и "suicide"(самоубийство).2 Так, Тельма цеплялась за ничтожно малый шанс, что ей когда-нибудьудастся вернуть любовь своего возлюбленного, и отказ от этойвозможно­сти означалдля нее уничтожение и смерть.

Экзистенциальная изоляция — третья данность — вызвана не­преодолимым разрывом между "Я" иДругими, разрывом, который существует даже при очень глубоких и доверительныхмежличностных отношениях. Человек отделен не только от других людей, но, помере того, как он создает свой собственный мир, он отделяется также и от этогомира. Эту экзистенциальную изоляцию необходимо отличать от других типовизоляции —межличностной и внут­ренней.

Человек переживает межличностную изоляцию, илиодиноче­ство, если унего отсутствуют социальные навыки или черты харак­тера, располагающие к близкомуобщению. Внутренняяизоляция возникает, когда личность расколота, например, когда человекот­деляет свои эмоцииот воспоминаний о событии. Самая острая и драматическая форма расщепления— множественнаяличность —встречается довольно редко (хотя о ней стали часто говорить). Когда терапевтдействительно сталкивается с таким случаем, как я в слу­чае с Мардж ("Терапевтическаямоногамия"), перед ним может возникнуть странная дилемма: какую из личностейему лечить

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.