WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 43 |

Погрузившись в машины, отряд тронулся впуть, когда в Нью-Йорке уже начались погромы. Поэтому Блейк сме­нил основной маршрут движения назапасной. Из Север­ного Ист-Сайда на Мапхаттене они выскочили колонной на Первуюавеню. Передние и замыкающие джипы шли с мигалками. В конце Первой Авеню нужнобыло свернуть на набережную Ист-Ривер и по ФДР Драйв добраться до Бруклинскогомоста, а дальше через Бруклин и мост Веррацано-Бридж, связывающий Бруклин соСтейтен-Айлендом, добраться до Вайт Авеню, где он будет вершить свой суд отимени Христа и Аллаха...

* * *

Колонна шла на большой скорости, неостанавливаясь у перекрестков, где скапливались разные машины из-за начавшихсяуже беспорядков. Колонна, настроившись на полицейскую волну, все время гнала вэфир одну и ту же фразу: “Уступите дорогу специальному отряду нацио­нальной гвардии”. Сегодня полицияНью-Йорка была па­рализована, так как ее автопарк, собранный на участках поддавлением террористов, захвативших семьи офицеров полиции, был около 18 часоврасстрелян из гранатометов и сожжен почти по всему городу.

Когда развернулась эта бойня автотранспортаполи­ции, копов,выбегающих из дверей участков, начали расстреливать в упор. Тогда онизабаррикадировались в своих зданиях, а в эфир полетели команды ко всем патрулямсрочно вернуться на участки, подвергшиеся нападению. Но нападавшие послескоротечного 10-15 минутного боя быстро отходили и устремлялись по своиммаршрутам к местам проведения своих основных операций для совершения возмездия.Всего в операции по нападению на полицейские участки участвовало около 18000черных и латиноамериканских боевиков. То есть, по 20-25 человек на каждыйучасток. Везде на месте своих погромов они оставляли записки, чтоте­перь едутрасправляться с семьями копов, хотя на са­мом деле направлялись в кварталыНью-Йорка уже по­деленные между собой.

Хаос и страх города, объятого пожарами,придавлен­ногострессом от возможной ядерной катастрофы, с от­ключенной электроэнергией,парализованной системой водоснабжения и канализации, дополнялсябеспрецедент­нымхаосом в рядах самой полиции. Патрульные, так и не успевшие переодеться в своюформу, после полученных сообщений с участков о нападении и приказов срочноид­ти на помощь,съезжались на реквизированных граждан­ских машинах на участки,представлявшие собой страш­ное зрелище. Но не всем удавалось так быстро добраться до цели,так как никто не хотел уступать дорогу машинам, сигналившим и требующимпропустить их, так как никто не предполагал, что сидевшие в них гражданскиелюди яв­ляютсяполицейскими города.

В воздухе висела брань и грязныеоскорбления, и толь­кокогда к упрямцам, не уступавшим дорогу, подскакива­ли люди, тыча в нос полицейскимижетонами и револь­верами, им неохотно уступали дорогу и проклинали последнимисловами. Не обходилось и без драк, выстрелов и задержаний. Все проклиналиполицию, а бедные копы, до­бравшись до своих участков, в ужасе смотрели наобгорев­шие машины,горевшие здания полицейских участков, ра­неных и убитых коллег.

Но больше всего их шокировали записки сугрозой рас­прав с ихсемьями. Ни начальники участков, ни офицеры не могли уже заставить своих людейдумать о безопасно­стигорода, они были озадачены только одним, безопас­ностью своих жен и детей. Городпереходил во власть взбунтовавшейся части населения, считавшейся всегдаиз­гоями общества,особенно черного населения. Несколько веков гнета, насилия, бесчеловеческойэксплуатации, пре­зрения и унижения, должны были сегодня вылиться в страшную ночьвозмездия.

Полиция Манхаттена, Бруклина и Куинса зналауже, что районы Бронкса и Стейтен-Айленда не затронуты мя­тежом и беспорядками, что там неотключено электриче­ство, поэтому туда и в штабы бригад национальной гвар­дии, дислоцированные на севере ина юге от города, а так­же на западе за Гудзоном, полетели просьбы о срочной помощи.Быстрее всего ее можно было ждать из располо­женного рядом Бронкса, и тамдействительно быстро бы­ли подготовлены отряды общей численностью свыше 4,5 тысяч человек,которые по трем маршрутам устремились к Манхаттену, Куинсу и Бруклину. Никтодаже предполо­жить немог в какую переделку они попадут, что их ждет схватка не с обычной шпаной илимафиозной группиров­кой, а с отлично подготовленными боевиками. У пяти мостов черезреку Гарлем, соединяющих Южный Бронкс с Манхеттеном и шести мостах черезИст-Ривер, соединяю­щих его с Куинсом, были взорваны машины и сделаны специальныезаторы, возле которых полицию и нацио­нальную гвардию ждали засады. Кактолько колонны ма­шинс национальной гвардией выскакивали на мост и упи­рались в завалы из взорванныхмашин, по хвосту колонны наносился удар из гранатометов и таким образомотсекал­ся путь котходу. После этого начиналось истребление лю­дей и транспорта, в ход шлигранатометы, огнеметы и стрелковое оружие. Теперь уже эти, попавшие в засадуко­лонны, просили порации помощи.

И в этот момент, ослабленные полицейскиеучастки Бронкса сами подверглись нападению латиноамериканцев и пуэрториканцев.Повторилась ситуация Куинса, Брук­лина и Манхаттена. Вся надежда оставалась на главные частинациональной гвардии, командование которой уже знало, что имеет дело с хорошообученными и прекрасно вооруженными боевиками. Знали они и о том, что на ихпути возможны засады и заминированные участки. Дви­жение в таких боевых условияхестественно резко снижало время прибытия помощи. Но и они еще не знали, что ихбудут ждать не просто две-три засады, а хорошо проду­манная эшелонированная системазасад и ловушек.

Тем временем, в различные полицейскиеучастки горо­да сталипоступать телефонные звонки о готовящихся взрывах небоскребов, крупныхадминистративных учреж­дений, общественных Фондов и Центров, музеев и памят­ников, мостов и туннелей, статуиСвободы и т.д. Это вно­сило еще большую сумятицу, неразбериху и безысход­ность в работу и такпарализованных участков полиции и бюро ФБР города. Полицейские, целую неделюбывшие в кошмарном напряжении биржевого кризиса и волнений людей на улицах,угрозами террористов и начавшимися массовыми беспорядками с вооруженными боямии стыч­ками,опасениями за жизнь своих семей, все-таки пыта­лись как-то обуздать ситуацию ихоть что-то сделать по пресечению того кошмара, который творился на улицахНью-Йорка, но слишком неравны были силы.

Так уж совпало, что к организованнымгруппиров­кам,начавшим крушить город, стали присоединяться те, кто все потерял во времябиржевого кризиса и те­перь жаждал выместить свою трагедию на тех, кто ни­когда ничего не терял, а толькоприобретал. Для кото­рых любой крах — отец родной, любая трагедия людей — дороже матери. Ибо только втаких случаях они обога­щались и наживали состояния.

В момент, когда, наконец, в Вашингтоне, гдевсе пока было спокойно, приняли решение подключить к нацио­нальной гвардии дислоцированные аштате Нью-Йорк воинские части и морскую пехоту, что было впервые за последние140 лет истории США, по крупнейшим горо­дам Северо-востока США, в Чикаго,Толедо Кливленде, Колумбусе, Питтсбурге, Бостоне, Индианополисе,Цин­циннати,Луисвилле, Филадельфии и Балтиморе прокати­лась волна негритянских волнений спогромами магази­нов,поджогами машин, зданий и нападений на полицей­ские патрули иучастки.

Эти акции носили отвлекающий характер,задачей ко­торых былосковать силы полиции и национальной гвар­дии и не дать возможности для ихпереброски в Нью-Йорк или другие штаты. Особенно страшная картинараз­ворачивалась вНью-Йорке, где происходило настоящее кровавое побоище. Центр Манхеттена ужегорел во мно­гихместах. К небоскребам в деловой части Уолл-Стрит, где они гнездятся, какгроздья винограда на лозе, уже к 18 часам устремились джипы и машины сразъяренными бое­виками Риверо Эндрюса, Боба Фаулера и Джона Диаса. Гранатометами иогнеметами, пулеметами и гранатами, они сметали все живое с тротуаровобесточенной финан­совой цитадели Америки.

Несколько полицейских заслонов,составляющих всего 216 человек, были просто сметены в считанные минутыде­вятитысячнойармадой вооруженных до зубов негров, латиноамериканцев и полуторатысячной белойгруппиров­кой Фаулера.Уже полыхали огнем здание знаменитой Нью-йоркской биржи, старейшее зданиенебоскреба Уолдорф-Астория, здания Сити-Холла, мэрии Нью-Йорка, небоскребаМорган Гаранта Траст Билдинг и других ар­хитектурных шедевров.

Схема погромов была простой. Сначалавыстрелами из гранатометов сметалось все живое у входа в небоскреб илиадминистративное здание. Затем следовали выстрелы из гранатометов по вторым,третьим этажам. После раз­рыва гранат в дело пускали огнеметы. Пожары распространялись,быстро освещая бушевавшим пламенем сосед­ние громады из стекла и стали. Иззданий неслись вопли обезумевших от страха людей, которых не успевалиэва­куировать изобесточенных и горящих зданий.

Наиболее ожесточенная бойня произошла усуперсо­временногоздания управления нью-йоркской полиции — Нью-Йорк Полис Депатмент— и ФедеральногоРезервного Банка. Взрывы гранат, огнеметные струи, пулеметная дробь,револьверные выстрелы, хлопки помповых ружей, дикие крики раненых и горящихлюдей — все этослилось воедино в безумстве этой черной ночи с кровавыми отбле­сками горящих зданий. Казалось,что наступил конец све­та. Нападавшие, обезумев от ярости и ненависти, накоп­ленной за годы унижений иоскорблений, имели одно же­лание, отомстить всем и за все сразу. И это безумствоза­тмевало разум,нивелировало грань между необходимым и возможным, между неотвратимым ицелесообразным.

Но и другая сторона, обессилев отнечеловеческого на­пряжения последних дней, потеряла над собой контроль и способностьпринимать осмысленные и правильные реше­ния, они сейчас защищали нефедеральную собственность, а только свою жизнь. Они понимали, что сдаться,значит быть уничтоженными обезумевшей толпой, выкрикиваю­щей лозунги проклинающиеВашингтон, продажных по­литиков, еврейских банкиров, проклятых копов, ненавист­ных и вездесущих сионистов итаинственных масонов. Все силы полиции, агентов ФБР, Агенства национальнойбезопасности, были брошены в этот деловой район, ого­ляя свои блоки и кварталы. Со всехконцов Нью-Йорка были видны пожары в знаменитых башнях близнецах Ме­ждународного торгового центра инебоскребах Финан­сового Центра.

А в это время шла не просто резня, анастоящая крова­ваябойня в еврейских кварталах Бруклина, в блоках, засе­ленных ими в Куинсе и особенно вМанхеттене. Нападав­шие не щадили никого, следуя в этом обычной практике своихсегодняшних жертв. После расправ со своими жерт­вами, нападавшие поджигали богатыеособняки, фешене­бельные квартиры в роскошных домах. При этом гибли как сионисты,так и абсолютно невинные евреи, в душе, возможно, и не одобряющиечеловеконенавистнические догмы своих раввинов и не желавшие быть в этом мирерасой господ, но пока они были в одной упряжке с миро­выми сионистскими организациями,они должны были не­стисвой крест...

Именно в этом и заключался весь трагизмеврейского народа, легко поддающегося на изощренную пропаганду сионистов и ихдуховных поводырей —раввинов, жестоко навязывающих свои преступные догмы всему народу.Ев­реям вбивалось вголову, что: “Вы сначала евреи, а уж потом американцы, русские, французы, грекии т.д.” Они всегда готовили еврейскому народу только одну роль — роль инструмента по разложению иразобщению народов, среди которых они жили, для облегчения главной своей задачи— грабежу этихнародов, ибо если другие народы разобщены, то еврейский народ, единствокоторого цементируется дьявольской, безжалостной хваткой сиони­стов, всегда будет властвовать надними.

И история показывала им правоту сионистов,давая ев­реям легкуювозможность обогащения и выдвижения на первые роли во все смутные времена. Вэйфории экстре­мальныхсобытий евреи не задумывались особо над тем, куда их заведут призывы сионистов,они не думали о по­следствиях, которые наступают неотвратимо. Как прави­ло, это всегда был лишь вопросвремени. Поэтому, время от времени и возникали погромы и ненависть народов,рожденные слепой безвольностью и массовым участием в международных аферахсионистов.

И только небольшая часть еврейского народа,сумев­шая отвергнутьсионистские постулаты и преступные ак­сиомы поведения евреев средидругих народов, считаю­щая себя в первую очередь теми, среди которых они жи­вут, то есть американцами,русскими, французами, грека­ми, действительно становились известными людьми в этих странах,своим трудом на благо стран, где они прожива­ли, обеспечивали себе достаток иуважение окружающих. И еврейский народ начал понимать, что если не победиттакой подход к жизни среда других народов, их всех ждет страшнаясудьба...

* * *

Паника и животный ужас ньюйоркцев дошел доста­дии безумства. Вучастках полиции раздавались сотни те­лефонных звонков, умоляющих итребующих помощи. Появление в городе лжеполицейских в форме и сжетона­ми довело людейдо отчаяния. Жителям звонили в двери полицейские и агенты ФБР, а когда ониоткрывали им двери, то выяснялось, что это бандиты, которые тут жерасправлялись со своими жертвами, забирали все ценное и поджигали эти квартиры.Как правило, грабили только богатых и наживших свои богатства неправедным,пре­ступнымпутем.

Когда же по звонкам соседей приезжалаполиция, мно­гие изкоторых оставались еще в гражданской одежде, хо­тя и в форменных фуражках и сжетонами, люди не верили им и часто открывали по ним револьверный и оружейныйогонь. Полиция, думая, что это засевшие бандиты вступа­ла в ответную перестрелку, лиласькровь и возникала еще большая паника.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 43 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.