WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |

С другой стороны, исключение из числапреступлений тех или иных деяний, противоречащих общественнойнравственно­сти,глубоко безнравственных, должно производиться осмотри­тельно с учетом последствий какправового, так и нравственно­го характера.

Вопрос о включении признака аморальности всамо поня­тиепреступления, определяемое законом, вызвал дискуссию между учеными. Так, А. А.Пионтковский считал, что "хотя вся­кое преступление в нашем обществе есть одновременно не толькодействие противоправное, но и аморальное, этот последний при­знак нет необходимости специальновводить в определение по­нятия преступления, так как понятие противоправностидея­ния тем самымпредполагает его противоречие коммунистиче­ской морали" *. А. А. Герценаон жеполагал, что в определении понятия преступления должна быть отраженаотрицательная морально-политическая оценка**. И. И. Карпец поддерживалпо­зицию А. А.Герцензона и считал, что "элемент этический дол­жен быть выделен в определениипреступления" ***.

* Курс советского уголовного права. В 6 т.Т. II. М., 1970. С. 28.

** См.: ГерцензонА. А. Понятие преступления в советском уголовномправе. М., 1955. С. 51—52.

*** Карпец И.И. Указ. соч. С. 91.

Как видим, никто из специалистов в областиуголовного права не отрицает того, что преступление — деяние не только противоправное,но и аморальное. Вряд ли последователен взгляд тех, кто признает аморальностьлюбого преступления и одно­временно возражает против включения признака аморальности взаконодательное определение понятия преступления.

Признак аморальности, моральной осуждаемостидеяния характеризует каждый состав преступления, все без исключенияпреступления аморальны *.

* См.: Проблемысудебной этики/Под ред. М. С. Строговича.С. 33; Кузне­цова Н. Ф. Указ. соч. С. 50.

Тем не менее ст. 14 Уголовного кодекса 1996г. в определе­ниепонятия преступления признак аморальности не включила.

В российском уголовном праве с моментапринятия в 1958 году Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзныхрес­публик неприменяется аналогия закона. До этого в соответст­вии с Уголовным кодексом РСФСР 1926года (ст. 16) допуска­лось наказание за общественно опасные действия, непреду­смотренныеУголовным кодексом, "применительно к тем стать­ям кодекса, которые предусматриваютнаиболее сходные по роду преступления". Наличие возможности примененияуголовного закона по аналогии открывает путь к произволу, а это сэтиче­ской точки зрениябезнравственно. Государство присваивает себе право наказывать человека задействие или бездействие, кото­рое уголовным законом не запрещено, в момент его совершения было ненаказуемо, во всяком случае в уголовном прядке. Если в ряде других отраслейправа аналогия допустима и может быть нравственно оправдана, то в уголовномправе, где речь идет о признании человека преступником и его уголовномнаказании, применение аналогии несправедливо.

Вслед за международно-правовыми нормами ст.54 Кон­ституции Россиив настоящее время устанавливает гуманный принцип уголовного права — nullum crimen sine poena, nullaроепа sine lege —"никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент егосовершения не признавалось пра­вонарушением". Если после совершения правонарушения от­ветственность за него устранена илисмягчена, применяется новый закон. При этом закон, устанавливающий илиотягчаю­щийответственность, обратной силы не имеет.

Последнее положение, крайне важное именнодля уголов­ного права,обусловлено нравственно теми же причинами, что и отказ от аналогии. Человек,наказываемый за действия, кото­рые при их совершении не считались преступными, становится жертвойпроизвола, объектом расправы.

Целый комплекс нравственных проблем связан суголов­ном наказанием.Среди них заслуживают внимания прежде всего цели наказания. Исторически цели инравственное обоснование уголовного наказания получали разную трактовку.Объяснения природы и цели наказания давали различные теории: теория возмездия,теория устрашения, теория целесообразности, тео­рия психологического принуждения,теория заглажения вреда и т. п.*.

* См., например: Карпец И. И. Указ. соч. С.156-199.

Признание целью уголовного наказанияустрашения, воз­никшее,видимо, вместе с уголовным правом и бытующее до настоящего времени в обыденномобщественном сознании, вле­чет за собой ужесточение уголовной ответственности,дегума­низациюуголовного права. Опыт средневековых государств с их поражающей воображениеизобретательностью в мучитель­стве человека, разнообразии видов смертной казни ипредше­ствовавших ейпыток свидетельствует о том, что наказание, целью которого является устрашение,не только антигуманно, но и не достигает целей, которые преследуетзаконодатель.

Наказание как возмездие рассматривал ещеАристотель, который писал, что "люди стараются воздать за зло злом, и еслиподобное воздаяние невозможно, то такое состояние счи­тается рабством" * Кант такжесчитал наказание возмездием и, как многие другие, поддерживал идею талиона.Возмездие есть отплата, кара за причиненное зло. Принятие идеи наказания каквозмездия при всех ее модификациях приводит логически к признанию талиона.Талион был свойствен далекому прошло­му, когда возмездие за преступлениедолжно было по силе точно равняться причиненному злу ("око за око, зуб зазуб"). Призна­ниевозмездия в качестве цели наказания влечет за собой признание того, чтонаиболее эффективны самые строгие нака­зания, и необходимость реанимацииидеи талиона, несовмести­мой с представлениями о правопорядке в современномцивили­зованномобществе.

* Аристотель. Этика. СПб., 1908. С.89.

Разработка нового уголовногозаконодательства актуали­зировала проблему нравственного обоснования системыуголов­ных наказаний.Здесь наибольшие сложности вызывает оправ­дание сохранения института смертнойказни в национальном законодательстве. Не вдаваясь в аргументы активныхпротив­ников исторонников смертной казни, отметим лишь, что смерт­ная казнь представляет собойубийство человека по воле госу­дарства на основании решения других людей, которымдоверя­ется судебнаявласть. Смертная казнь никогда не может быть гуманной. Но в то же время вконкретных обстоятельствах при наличии законных оснований она может считаться вотноше­нии отдельногочеловека справедливым наказанием. При этом надо иметь в виду, что судебнаяошибка здесь непоправима: судебное убийство — самая крайняя и жестокаянесправедли­вость вотношении человека, которую может допустить госу­дарство.

Система уголовных наказаний в Россииподверглась изме­нениями, надо полагать, претерпит новые серьезные преобра­зования. Важно, чтобы эти измененияне вели к ужесточению системы наказаний, а сами наказания не унижаличеловече­скоедостоинство осужденных.

Анализ нравственной стороны другихинститутов уголов­ногоправа, связанных с наказанием, потребовал бы многих ис­следований. Здесь уместно лишьотметить, что статьи Уголов­ного кодекса, определяющие общие начала назначениянаказа­ния,предусматривают индивидуализацию уголовной ответст­венности как проявлениесправедливости в ее распределитель­ном аспекте: лицу, совершившему преступление, должно быть назначеносправедливое наказание.

3. Нравственное содержаниеуголовно-процессуального законодательства

Нравственное значение конкретныхуголовно-процессуальных норм может быть полнее уяснено на основе ознакомления сболее общими, принципиальными положениями уголовно-про­цессуального права. Это важнопотому, что нравственный ас­пект того или иного процессуального института или жеотдель­ной нормы далеконе всегда очевиден, если рассматривать их изолированно, вне всей процессуальнойсистемы. Здесь умест­нонапомнить справедливую мысль М. С. Строговича, писавше­го, что "... было бы упрощением ивульгаризацией искать нрав­ственное содержание в каждой отдельной процессуальнойнор­ме, например, внорме, определяющей структуру обвинитель­ного заключения, или в норме осудебных издержках и т. п. " *. Но даже эти примеры могут получить иноетолкование. Так, нормы УПК о судебных издержках исходят из необходимостивозмещения расходов в связи с производством по делу за счет виновного впреступлении, повлекшем это производство, что справедливо. В то же время онипринимаются на счет государ­ства при оправдании, прекращении уголовного дела, а также принесостоятельности лица, с которого они должны быть взы­сканы. Суммы, выплаченныепереводчику, не могут быть взы­сканы с осужденного.

* Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса: В 2 т. Т. I.М., 1968. С.178.

Но если рассматривать законодательство обуголовном су­допроизводстве и уголовно-процессуальную деятельность как единуюфункционирующую систему, то нравственные начала уголовного судопроизводствавыявляются достаточно отчетливо.

Уголовно-процессуальное законодательство иоснованная на нем процессуальная деятельность проникнуты нравствен­ным содержанием.

Особенностью уголовно-процессуального права,характери­зующей его вцелом, является гуманизм, ориентированность на создание системы гарантийличности.

Итальянский юрист Ферри (1856—1929), подчеркиваяспеци­фикууголовно-процессуального права, утверждал, что уго­ловный кодекс пишется дляпреступников, а уголовно-процессуальный — для честных людей. Этот афоризмне лишен рационального зерна. В уголовном законодательстве домини­рует карательное начало, взаконодательстве о судопроиз­водстве ведущая роль принадлежит гарантиям личности иправосудия.

Уголовно-процессуальное право призванообеспечить справедливость при расследовании и разрешении уголовныхдел.

Требование справедливости означает вуголовном процес­сеисключение случаев осуждения невиновных, привлечения их к уголовнойответственности. Обвинительный приговор в отношении невиновного — проявление несправедливости,по­прание прав, свобод,достоинства человека той самой государ­ственной властью, которая обязанаих защищать.

Справедливость в уголовном процессе означаетраскры­тие преступленийи привлечение к ответственности винов­ных. Положение, при котором околополовины преступлений, а по некоторым видам их преобладающая часть остаетсяне­раскрытой,противоречит требованию справедливости. Зло, причиненное преступником, остаетсябез должного воздая­ния, а сам преступник получает возможность совершать но­вые преступления.

Справедливость в правосудии по уголовнымделам выра­жается встрогом соблюдении принципа индивидуализации от­ветственности, требованийуголовного закона о назначении на­казания с учетом обстоятельств дела и личности виновного.Уголовно-процессуальный закон относит к числу задач уголов­ного судопроизводства справедливоенаказание виновных в пре­ступлении. Именно с соразмерностью наказания действующий УПКсвязывает понятие справедливости приговора (ст. 347).

Справедливость обязывает в уголовномпроцессе обеспе­читьвозмещение вреда, причиненного преступлением, восста­новить полностью или в максимальнойстепени ущерб, причи­ненный потерпевшему. Заметим, что там, где преступлениеос­талось нераскрытым,возмещение причиненного преступлени­ем ущерба в соответствии со ст. 52 Конституции Россииобеспе­чиваетгосударство.

Справедливость в уголовном процессеозначает, далее, обес­печение равенства всех граждан перед законом и судом, запреткакой-либо дискриминации или каких-либо привилегий в зави­симости от различия людей по ихпроисхождению или положе­нию в обществе и по иным признакам.

Основополагающие правовые принципыправосудия про­никнутынравственным содержанием. Они базируются на нрав­ственных требованияхсправедливости, гуманности, охраны чести и достоинства человека.

Ст. 15 Конституции России устанавливаетпринцип закон­ности.Органы государственной власти, органы местного само­управления, должностные лица,граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации иза­коны. Принципзаконности в уголовном судопроизводстве озна­чает строгое соблюдениематериального и процессуального за­кона, всех гарантий личности и правосудия. Ни следователь, нипрокурор, ни суд не вправе отступать от требований закона под предлогом какихбы то ни было якобы благих целей (в интере­сах усиления борьбы спреступностью, целесообразности, эко­номии и т. д.).

Ст. 120 Конституции России предусматриваетправо и обя­занностьсуда, установившего при рассмотрении дела несоот­ветствие акта государственного илииного органа закону, при­нять решение в соответствии с законом.

Нравственная сторона принципа законности вуголовном процессе состоит в соблюдении нравственных требований, во­площенных в законе, запретепоступать по произволу, субъек­тивному усмотрению в отношении человека, что неминуемосле­дует запослаблениями в отношении режима законности в уго­ловном процессе. Соблюдениезакона— нравственный,а не толь­коюридический долг судьи, следователя, прокурора, адвоката.

Нарушение закона судьей, работникомправоохранитель­ныхорганов всегда безнравственно. Если это нарушение дела­ется сознательно, то оно можетперерасти в должностное пре­ступление. Если закон нарушается деятелем юстициивследст­вие низкогоуровня профессионализма, плохой юридической подготовки, неряшливости и т. п.,то такие действия и решения также аморальны.

Нравственная характеристика принципаравенства перед законом и судом как непременного условия реализациитребо­ваниясправедливости в ее уравнительном аспекте очевидна. Проблема состоит в том,чтобы декларированный Конституци­ей, этот принцип правосудия реализовывался в жизни, чтобы на делене было неравенства в защите от преступлений и от­ветственности за них между людьмиразных национальностей, имущественного и социального положения и т.д.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.