WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |

Следует осторожно подходить к помещению вприговоре нравственных характеристик подсудимого, потерпевшего, дру­гих участвующих в деле лиц. А такиевопросы возникают, на­пример, при рецидиве преступлений, при совершениипреступ­ления с особойжестокостью, при виктимности потерпевшего. Видимо, такого рода сведения могутбыть отражены в пригово­ре лишь тогда, когда это прямо опирается на содержаниемате­риальногоуголовного закона и относится к обстоятельствам, су­щественным для дела. При этомнельзя отвлекаться от нравст­венных критериев и при помещении в приговор сведений,отно­сящихся к существудела. Например, при изнасиловании несо­вершеннолетней в приговореуказываются в качестве смягчаю­щих ответственность обстоятельств чистосердечное раскаяние иположительная характеристика виновного.

Решения судебных инстанций, проверяющихзаконность и обоснованность приговора, также обусловлены определенныминравственными требованиями. Гуманизм, справедливость, объ­ективность, в определенныхотношениях милосердие, лежат в основе установленной законом компетенции этихсудов. Назван­нымипринципами обусловлены запрет ухудшения положения осужденного вследствие подачиим кассационной жалобы, пра­вила, обеспечивающие особую стабильность оправдательного приговора,в том числе вступившего в законную силу, другие нормы, относящиеся ккассационному и надзорному производ­ству.

На стадии исполнения приговора подавляющеебольшин­ство решенийможет быть принято в сторону смягчения участи осужденного по различнымоснованиям. Гуманистическое нача­ло уголовно-процессуального права здесь проявляется весьмаотчетливо.

Глава VIII Этика судебныхпрений

1. Нравственное значение судебныхпрений

Судебные прения — яркая и обычно эмоциональнаячасть судебного разбирательства, в которой наглядно проявляется состязательноеначало процесса. Стороны обвинения и защиты, адресуясь к суду, подводят итогисудебного разбирательства в том виде, как они им представляются, и обращаютсясо своими предложениями о том, какие решения по делу они считаютспра­ведливыми.

Судебные прения — борьба мнений, процессуальноесостя­зание сторон,интересы которых обычно не совпадают. Тем не менее к любому участнику судебныхпрений относятся общие требования нравственного характера. Это те требования,кото­рые А. Ф. Конисвязывал с этическими началами, с представле­ниями о том, что нравственнодозволительно или недозволи­тельно в судебных прениях *.

* См.: Кони А.Ф. Собр. соч.: В 8 т. Т. 4. М., 1967. С.66.

Участники судебных прений должны уважать исоблюдать моральные нормы, принятые в обществе. Они не вправе пропо­ведовать аморальные взгляды,демонстрировать пренебреже­ние к нравственным ценностям и таким путем отстаивать своипозиции.

Никто из участников судебных прений невправе унижать достоинство участвующих в деле и других лиц, начиная сосво­их "процессуальныхпротивников" и кончая теми, кто в деле не участвует, но упоминается по тому илииному поводу. Отрица­тельная характеристика личности, основанная наустановлен­ных в судефактах, вполне допустима, но не может использо­ваться для унизительных оценок когобы то ни было из упоми­наемых в судебных прениях. Что касается оценок личностипро­тивной стороны впроцессе, то они в принципе всегда нежела­тельны.

Во время судебных прений каждый их участникобязан соблюдать такт в споре с теми, чье мнение он не разделяет, а также бытьсдержанным в оценках личности и поведения на суде экспертов, свидетелей,переводчиков.

Стороны в судебных прениях должны оказыватьуважение суду, содействовать поддержанию его авторитета. Оценка по­ведения судей участниками судебныхпрений вообще недопустима.

Стороны в судебных прениях чаще занимаютразные пози­ции повопросу о доказанности обвинения, существенных для дела обстоятельств, а такжео юридических оценках поведения подсудимого и потерпевшего, других лиц и обобстоятельствах, подлежащих учету в случае применения судом наказания. В связис этим возникает проблема нравственной свободы участ­ника судебных прений, а в болееконкретном ее выражении — проблема обязанности говорить суду правду и припроизнесе­нии судебнойречи. Если защитительную речь произносит сам подсудимый, что возможно приотсутствии в деле на законных основаниях защитника, то претензий правовогохарактера, в случае если он говорит суду неправду к нему предъявитьнель­зя. Но внравственном плане подсудимый не освобождается от обязанности быть правдивым,избегать лжи.

Другие стороны: государственный обвинитель(прокурор) и защитник (адвокат), частный обвинитель (потерпевший)на­ходятся в иномправовом положении, и нравственные требова­ния, адресованные им, иные. Нипрокурор, ни адвокат, ни по­терпевший не вправе лгать суду, сообщать ему заведомолож­ные сведения и наэтом строить, в частности, свои судебные речи.

Русский юрист П. С. Пороховщиков писал:"Суд не может требовать истины от сторон, ни даже откровенности: ониобя­заны перед нимтолько к правдивости". (Сергеич П. Искусст­во речи на суде. М., 1960. С. 262.)

Но и профессиональные участники уголовногопроцесса — прокурор иадвокат по-разному оперирует фактами и аргумен­тами во время судебных прений. Этообусловлено разницей в их роли и процессуальном положении. Если прокурор обязанбыть объективен и не вправе игнорировать то, что говорит в пользу защиты,должен отказаться от обвинения, когда в суде оно не подтвердилось, тозащитник-адвокат действует только в интересах защиты, и позиция его,естественно, односторонняя. Отказаться от защиты и в случае полного согласия собвините­лем он невправе.

Нравственное значение судебных пренийсостоит и в том, что они должны способствовать нравственному воспитаниюпод­судимого,потерпевшего, свидетелей, других участвующих в деле лиц, а также публики,присутствующей в зале суда. Опублико­вание средствами массовойинформации сведений о содержании судебных речей, а также издание судебных речейпо вы­дающимся делам,представляющим общественный интерес, мо­жет также служить нравственномувоспитанию.

В суде присяжных значение судебных пренийвозрастает. Правдивые, яркие, искусно построенные речи сторон могутока­зать очень большоевлияние на внутреннее убеждение присяж­ных заседателей, их вердикт, о чемсвидетельствует опыт дея­тельности этого суда.

Видный профессиональный юристВеликобритании Рональд Уолкер в книге об английском суде сообщает, что в этойстра­не ещесохраняются некоторые предубеждения против суда присяжных. "Часто встречающийсяупрек по отношению к присяжным - это упрек в чувствительности к риторике... ".(Уолкер Р. Английскаясудебная система. М., 1980. С.278.)

Возможно, была связана с влияниемкрасноречия сторон и одна особенность деятельности суда присяжных в России. П.С. Пороховщиков писал: "Ежедневный опыт говорит, что для виновного выгодно, дляневиновного опасно судиться перед при­сяжными" *.

* СергеичП. Искусство речи на суде. М., 1960. С.263.

2. Этика обвинительной речипрокурора

Судебные прения, в которых участвуютпрокурор, состав­ляютлишь часть его деятельности по поддержанию государст­венного обвинения перед судом.Прокурор, произнося обвини­тельную речь, выполняет функцию уголовного преследования. Он— сторона обвинения.Но в российском процессе, в отличие от некоторых зарубежных правил и практики,со времен Су­дебныхуставов прокурор обязан выполнять свою обвинитель­ную функцию объективно. А. Ф. Конипринадлежит характери­стика прокурора в пореформенном русском процессе какпуб­лично говорящегосудьи. Убедившись в виновности подсудимо­го, с учетом всего говорящего в егопользу, прокурор заявляет о том суду и делает это "со спокойным достоинствомисполняе­мого долга,без пафоса, негодования и преследования какой-либо иной цели, кроме правосудия,которое достигается не не­пременным согласием суда с доводами обвинителя, анепремен­нымвыслушиванием их" *. Кони считал, что "в судебном засе­дании наш прокурор поставлен втакое положение, которому может завидовать всякое иностранное законодательство"**.

* Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 4. С. 62.

** Там же. С. 395.

Поддерживая государственное обвинение,сформулирован­ное напредварительном следствии, прокурор должен доста­точно критично относиться кпредставленным в суд материа­лам, так как приговор суда будет основываться на данных,по­лученных в судебномразбирательстве.

Все выводы государственного обвинителя и егомнения, предлагаемые на рассмотрение суда, должны основываться на законе идоказанных на судебном следствии фактических об­стоятельствах дела. Юридическиеоценки должны быть сораз­мерны установленным фактам и нормам применяемого закона: прокурордолжен быть справедлив.

Поведение государственного обвинителя, егопозиция в це­лом должныопираться на нравственные нормы и им соответст­вовать. Прокурор защищает интересыобщества, выступает от имени государства, но он в то же время призван охранятьи законные интересы подсудимого, его достоинство. А. Ф. Кони писал, чтопрокурор, "исполняя свой тяжелый долг, служит обществу. Но это служение толькотогда будет полезно, когда в него будет внесена строгая нравственная дисциплинаи когда интерес общества и человеческое достоинство личности будут ограждатьсяс одинаковой чуткостью и усердием" *.

* Кони А;Ф. Собр. соч. Т. 4. С. 62—63.

Таким образом, главное, что определяетнравственную ха­рактеристику всей речи прокурора-обвинителя, — правильность его позиции посуществу, справедливость выводов, которые он представляет на рассмотрение суда.Прокурор, настаивающий, к примеру, на осуждении человека, вина которого впреступле­нии недоказана, поступает безнравственно.

Обвинительную речь прокурора традиционно и всоответ­ствии с еелогикой принято делить на ряд последовательных частей, хотя каждая конкретнаяречь, естественно, строится в зависимости от обстоятельств дела.

Обвинительная речь прокурора обычноначинается с ха­рактеристики особенностей рассматриваемого дела,преступле­ния, вкотором обвиняется подсудимый. До последнего времени было обязательным вобвинительной речи давать "обществен­но-политическую" оценкупреступления. При этом считалось, что она "должна быть необходимым элементомкаждой обвини­тельнойречи" *. Правильнее было бы вместо этого политизиро­ванного понятия выделять в речираздел, посвященный харак­теристике правовых и нравственных особенностей уголовного дела,рассматриваемого судом, оценке опасности преступления и специфике дела. Именнос характеристики особенностей пре­ступления или участвующих в деле лиц начинал свои речи в суде А. Ф.Кони в бытность его прокурором **.

* Проблемы судебной этики. С. 227. См.также многие работы о поддержании государственного обвинения в суде, прокурорев суде первой инстанции.

** См.: Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 3.

Общая характеристика рассматриваемого дела,его специ­фическихособенностей должна быть объективной, соразмер­ной, не содержать преувеличений.Она должна быть конкрет­ной, основанной на существе самого дела. Не секрет, что иногдапрокуроры в недавнем прошлом по аналогичным делам исполь­зовали стандартныесоциально-политические характеристики, получившие на профессиональном жаргоненаименование "ша­пок",которые можно было "примерять" без особого труда к делам по обвинениюсовершенно разных людей. Эта составная часть речи, которую принято былоназывать "политической частью", обычно предшествовала приведению доказательств.При этом возникали ситуации, когда обвинитель "клеймил позором" подсудимого затяжкое преступление, а затем оказывалось, что обвинительные материалы, которымион оперировал, или не­доброкачественны, или недостаточны для осуждения всоответ­ствии собвинительной версией.

В своей речи государственный обвинительизлагает фак­тическиеобстоятельства дела в том виде, как они установлены в результате судебногоследствия. Он утверждает, что подсу­димый совершил определенные деяния, вмененные ему в вину, или жевносит коррективы с учетом результатов судебного след­ствия, а при наличии основанийзаявляет об отказе от обвине­ния. Правовая и нравственная обязанность прокурора состоит вмаксимальной объективности в формулировании предлагаемых суду выводов о том, вчем, по его мнению, виновен подсудимый. Прокурор обязан отказаться отобвинения, если оно не нашло подтверждения в ходе судебного разбирательства.Прокурор уточняет обвинение в его фактической части в соответствии с тем, чтодоказано на суде.

На прокурора распространяется положение отолковании сомнений в пользу подсудимого, если их не удалосьустранить.

В обвинительной речи центральное местозанимает анализ доказательств, исследованных на суде, и обоснование вывода одоказанности или недоказанности обвинения. Нравственные аспекты использованияотдельных видов доказательств и их оценки были изложены ранее. Здесь же следуетподчеркнуть, что прокурор не может ограничиться в своей речи утверждением, чтообвинение "нашло в суде свое подтверждение", "пол­ностью подтвердилось", "безусловнодоказано" и т. п. На нем лежит нравственная и правовая обязанность доказатьобвине­ние, котороевыдвинуто обвинительной властью. Эту обязан­ность он должен выполнять и вовремя судебных прений. Она реализуется в виде анализа доказательств, доводов посущест­ву ихсодержания, достоверности, достаточности, а не путем общих утверждений изаявлений. "Обвинитель должен быть силен в доводах, а не в эпитетах" *,— не без доли иронииписал А. Ф. Кони.

* Кони А.Ф. Собр. соч. Т. 4. С. 130.

В суде присяжных обоснование обвинениятщательным, объективным и убедительным анализом доказательств приоб­ретает повышенноезначение.

Юридическая оценка деяния — следующий элементобви­нительной речипрокурора. Она должна быть аргументирован­ной, основанной на глубокомпонимании сущности применяемо­го материального закона и даваться без "запроса", когдаобви­нитель стремитсяориентировать суд при возможной альтерна­тиве на применение более строгогозакона, хотя внутренне не убежден в справедливости такойоценки.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.