WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 25 |

Процессуальные нормы, вся их система, нетолько регули­руютпорядок производства следствия, его формы, но и лежат в основе определениянаиболее эффективных методов следствия, влияют на соблюдение его нравственныхначал. Иными слова­ми,уголовно-процессуальный закон образует основу как раз­работки тактических рекомендаций,так и соблюдения эти­ческих требований в деятельности по расследованиюпресту­плений.

Соотношение рекомендаций следственнойтактики с пра­вовыми инравственными нормами — один из актуальных тео­ретических и практических вопросов. Тактическиерекоменда­ции и лежащиев их основе общие положения следственной тактики, теоретические концепции немогут находиться в про­тиворечии с нормами права и требованиями морали. Следст­венная деятельность при всей ееспецифике не может не под­чиняться единым для всего общества нравственным нормам. Вопрекимнению отдельных авторов, считающих, что в деятель­ности следователя специфическиенравственные нормы допол­няют общие нравственные принципы, а в некоторых случаях иограничивают их действие *, никакие отступления от принци­пов и норм морали в деятельностиследователя нетерпимы. Ни закон, ни нравственное сознание общества, нипотребности след­ственной практики не дают оснований для вывода подобного рода.Более того, к деятельности следователя, как уже говори­лось, предъявляются повышенныенравственные требования.

* См.: РатиновА., Зархин Ю. Следственнаяэтика//Социалистическая за­конность. 1970. №10. С. 35—40.

В свете сказанного заслуживают осторожной икритиче­ской оценкинекоторые рекомендации по тактике расследования, встречающиеся в литературныхисточниках. Так, А. Р. Рати­нов предложил в свое время систему методов воздействия на поведениеучаствующих в деле заинтересованных лиц, исходя из взгляда на следствие как на"процесс борьбы, принимающей очень острые формы", как на "процесс соперничествадвух сил" *. Среди этих методов рекомендовались, в частности,формирова­ние у лицаошибочного представления о тех обстоятельствах, знание которых могло быпривести к нежелательным для сле­дователя решениям и действиям (в том числе, например,созда­ниепреувеличенного представления об объеме имеющихся у следователя доказательств),"психологические ловушки", то есть формирование у лица целей, попыткадостижения которых по­ставит его в невыгодное положение, побуждение лица кжела­тельному дляследователя образу действий (например, следова­тель как бы сознательно"попадается" на уловки обвиняемого, в результате чего последний на некотороевремя закрепляет удав­шийся образ действий, а следователь в решающий моментис­пользует это) и ряддругих рекомендаций. Такие советы исходи­ли из признания следствияспецифическим видом борьбы (сле­дователя с преступником) с перенесением в него методов,разра­батываемых общейтеорией борьбы. А. Р. Ратинов, ссылаясь на праксиологические данные, предложилприменять в следствен­ной практике и соответствующие "методы борьбы". В их числе"раздробление сил и средств "противника" (например, "разжи­гание конфликта" междусоучастниками преступления) и нане­сение "удара" в наиболее уязвимое или наиболее важное место ипредупреждение "противника" об угрозе нежелательных для него действий(например, предупреждение обвиняемого или подозре­ваемого о применении мерпроцессуального принуждения) и пр.

* См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С.55,157.

Эти рекомендации не без оснований вызвалиили насторо­женное, иликритическое отношение. Так, Д. П. Котов, рассмат­ривая рекомендации А. Р. Ратиноваи, поддерживая некоторые из них, одновременно сделал ряд оговорок онеобходимости весь­маосторожного их применения, отметив, что некоторые из них находятся "на гранидопустимости", что следователь, применяя их, "неизбежно стоит на грани лжи","на грани провокации", что прием надо применять "так, чтобы он не превратился впровокацию" *. Ясно, что такого рода поддержка рассматривае­мых рекомендаций говорит скорее нев их пользу, ибо там, где следователь находится "на грани" провокации и лжи,нельзя всерьез говорить ни о законности, ни о нравственности.

* См.: Горский Г. Ф., Кокорев Л. Д., Котов Д. П. Судебнаяэтика. Воронеж, 1973. С. 101—107; Кокорев Л. Д., Котов Д.П. Этика уголовного процесса. Учебное пособие.Воронеж, 1993. С. 101—108.

Ряд видных ученых подвергли основательнойкритике тактические рекомендации, вытекающие из концепции следст­вия как борьбы следователя собвиняемым, как противореча­щие нравственным и правовым нормам. В их работах не без основанийотвергаются советы прибегать в процессе следствия к "следственным ловушкам","следственным хитростям" и т. п.*

* См., в частности: Пантелеев И. Ф. Некоторые вопросыпсихологии рас­следования преступлений//Труды ВЮЗИ. Вып. 29. М., 1973.; его же.Оши­бочныерекомендации в теории уголовного процесса и криминалистики// Социалистическаязаконность. 1974. № 7. С. 54—56; Ларин А. М. Рассле­дование по уголовному делу. М., 1970. С. 50—56; Проблемы судебнойэти­ки. С.15—21; Строгович М. С., Пантелеев И. Ф.Укрепление социалисти­ческой законности в уголовном судопроизводстве//Советскоегосударство и право. 1978. № 6. С. 70—73;Любичев С. Г. Этические основы следственной тактики. М., 1980. С.10—16;Строгович М. С.Право обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984. С.127—139; Петрухин И. Л. Свобода личности иуголовно-процессуальное принуждение. М., 1985. С. 194—221 и др.

Критике подвергнута и концепция"конфликтного следст­вия", трактующая проведение предварительного следствия как борьбупротивников, конфликт противоборствующих сторон. Эта концепция, по сути, естьразвитие взгляда на следствие как на борьбу (следователя с обвиняемым).Конфликтное следствие возникает тогда, когда обвиняемый не признает себявиновным, оспаривает обвинение, иными словами, когда обвиняемый вы­ступает как противникследователя.

"Такая концепция "конфликтного следствия",— писал в своейпоследней работе М. С. Строгович, — решительно несо­вместима с требованиями закона, что следователь обязанис­черпывающим образомисследовать обстоятельства — как ули­чающие обвиняемого и отягчающие его вину, так и оправды­вающие обвиняемого и смягчающие егоответственность, — иэто следователь должен делать самым тщательным образом, каково бы ни было егомнение о виновности обвиняемого" *. Не в меньшей степени эта концепцияпротиворечит и нравствен­ным началам следственной деятельности, когда следствиерас­сматривается не какпроцесс объективного, беспристрастного исследования обстоятельств дела винтересах истины, справед­ливости, а как поединок следователя с обвиняемым, гденеобхо­димо обеспечитьпобеду следователя над обвиняемым. Эта мысль подчеркнута С. Г. Любичевым,который пишет: "Определение процесса расследования как борьбы, противоборствадвух сил противоречит сущности предварительного расследования как процессаустановления истины в уголовном судопроизводстве, может привести к превращениюрасследования в борьбу с лич­ностью как таковой, к подмене нравственного принципанетер­пимости кантиобщественным проявлениям нетерпимостью к данной личности. Это в своюочередь открывает путь к отрица­нию воспитательных целей правосудия и проникновению вуго­ловный процесснедопустимых методов расследования"*. Жизнь показывает, что так и происходит вдействительности, когда следствие становится на позиции изобличения обвиняемого"во что бы то ни стало", преодоления "конфликтной ситуации", раз­решения ее в пользу однойпротивоборствующей стороны, не­пременного подтверждения выдвинутой следователем обвини­тельной версии.

* Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумпцияневиновно­сти. С.131.

Иногда недопустимые приемы получениядоказательств пропагандируются в печати под видом борьбы с "отсталыми,консервативными" взглядами и популяризации "нестандартных" (в смыслепрогрессивных) методов и приемов следствия. Так, описывается практикаиспользования эффекта биоритмов при допросах подозреваемых, обвиняемых.Следователь с помощью спортивного психолога определил дни психофизиологическойуязвимости обвиняемого и именно в эти дни добился признания обвиняемого.Делаются попытки привлечения к раскрытию пре­ступлений экстрасенсов. Описываетсяопыт использования кол­дунов и колдуний (они более мягко именуются вещунами иве­щуньями) дляраскрытия тяжких преступлений. Появляются намеки на желательность примененияпри допросах гипноза. Если трезво оценить суть этих "нестандартных методов",опи­рающихся якобы насовременную науку, то в конечном счете они сводятся к добыванию выгодныхследователю показаний и, главным образом, признания обвиняемого "во что бы тони ста­ло". Эти методыдавно уже "стандартны", по существу — это методы инквизиционногопроцесса.

Никто не обязан свидетельствовать противсебя самого. Вымо­гательство признания обвиняемого находится в кричащемпротиво­речии с этойпринципиальной правовой и нравственной нормой. Недопустима и противоречитзакону практика получения показа­ний любого лица вопреки его воле и желанию, будь то обвиняемый,потерпевший или свидетель, путем насилия, угроз, обмана.

Оценивая попытку опираться на ясновидение ипарадиагностику в расследовании, А. Ратинов и В. Волков не безоснова­ний приходят квыводу, что использование помощи сомнитель ных "консультантов" ипомощников-предсказателей скорее всего указывает на профессиональнуюнесостоятельность тех кто, ведет следствие *.

* См.: Социалистическая законность. 1991. №8. С. 31.

Взаимоотношения следователя с обвиняемым,подозревае­мым, другимиучаствующими в деле лицами не могут основы­ваться на оценке предварительногоследствия как состояния борьбы следователя с обвиняемым (подозреваемым),конфликт­ного илибесконфликтного следствия. Нравственное содержа­ние взаимоотношений следователя сгражданами, участвующи­ми в деле, основанное на прочном фундаменте законности,оп­ределяют общиепринципы и нормы морали. Специфические задачи следствия и правовые условия егопроизводства не от­меняют действия общих принципов и норм морали,регулирую­щих поведениелюдей, их отношение друг к другу.

Нравственное содержание отношенийследователя с обви­няемым, подозреваемым, защитником обвиняемого и другими участникамипроцесса определяется прежде всего безупречным соблюдением следователем нормморали. Нравственный климат следствия зависит от того, насколькопоследовательно соблюда­ет лицо, ведущее расследование, правовые и моральные нормы.Активность и принципиальность в отыскании истины, объектив­ность и беспристрастность,гуманность, справедливость, безупреч­ная честность, высокая культураобщения при строжайшем соблю­дении законности, прав и интересов участвующих в деле лиц— важнейшиенравственные требования к следователю.

Закон возлагает на следователя обязанностьразъяснять уча­ствующимв деле лицам их права и обеспечить возможность осу­ществления этих прав. Следовательдолжен разъяснять обвиняе­мому, потерпевшему, другим лицам их права таким образом,что­бы они были понятнывсякому, не осведомленному в юриспруден­ции. Простое оглашение текстазакона (к примеру, ст. 46 УПК обвиняемому или ст. 53 потерпевшему) не есть егоразъяснение. На следователе лежит правовая и нравственная обязанностьсде­лать все, чтобытот, кому закон предоставил определенные права, своевременно был о нихосведомлен, осознал их содержание и значение и мог со знанием дела имивоспользоваться.

Недопустимо, например, разъясняяобвиняемому право на при­глашение защитника, одновременно убеждать его, что уча­стие защитника вследствие "ясностидела" или по иным при­чинам излишне, или же напоминать, что оплата услугадво­ката повлечет дляобвиняемого или его родственников боль­шие расходы.

Следователь обязан обеспечить участвующим вделе ли­цам возможностьосуществления их прав. В том, насколько доб­росовестно он выполняет эту своюпроцессуальную обязанность, выражается объективность и беспристрастностьследователя. К примеру, закон (ст. 131 УПК) устанавливает, что следователь невправе отказать подозреваемому и его защитнику, а также потерпевшему,гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителю в допросесвидетелей, производстве экс­пертизы и других следственных действий по собираниюдока­зательств, еслиобстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение длядела. Характеристика круга обстоятельств, имеющих значение для правильногорасследо­вания дела,дается в законе в общей форме, и следователь в каждом конкретном случаезаявления ходатайства принимает решение о его удовлетворении или отклонении,руководствуясь обстоятельствами данного дела, учитывая реальностьудовле­творенияходатайства в определенные сроки и другие факторы. Если следователь при этомбудет руководствоваться не право­выми и моральными требованиями обеспечить всестороннее,объективное, полное и беспристрастное исследование всех об­стоятельств дела, а какими-либопреходящими или второсте­пенными мотивами (необходимость в кратчайший срок завер­шить следствие, трудности в подбореэкспертов и т. п.), то след­ствие окажется односторонним, следователь рискует впасть в ошибкупри конструировании окончательных выводов и в итоге допустит беззаконие. Отказв ходатайстве без надлежащих ар­гументов или по надуманным мотивам может повлечь за собой далекоидущие отрицательные последствия.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.