WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 25 |

Иногда то обстоятельство, что обвиняемый нежелает да­ватьпоказания или дал ложные показания, пытаются исполь­зовать в качестве одного издоказательств его виновности. Од­нако такая практика, основанная на игнорирований праваобви­няемого свободноопределять свою позицию по отношению к обвинению, в настоящее время приходит впротиворечие с конституционным положением, запрещающим принуждатьчело­века ксамоизобличению. Она противозаконна и не соответству­ет этическим нормам.

Переоценка признания обвиняемого истремление получить его и "закрепить" имеют довольно широкое распространение.Методы, которые при этом применяются, не всегда соответст­вуют как закону, так и нравственнымнормам. Так, например, для его получения используется положение закона очистосер­дечномраскаянии как обстоятельстве, смягчающем ответствен­ность, которое подменяетсяпризнанием вины; принимаются меры, препятствующие свободе обвиняемого вопределении своей позиции по отношению к обвинению и в связи с этим к"закре­плению"признания, предпринимаются попытки возлагать на обвиняемого обязанностьдоказывать свою невиновность и т. п.

Показания обвиняемого, отрицающего своювину, могут иметь разные нравственные оценки, как и действия и решения в связис такими показаниями должностных лиц, ведущих про­изводство по делу.

Если обвиняемый отрицает свою вину, то этаего позиция обязывает обвинителя опровергнуть ее достаточнымидоказа­тельствами илиже убедиться в невиновности обвиняемого. При этом одно лишь утверждение оневиновности при отсутствии сколько-нибудь развернутых показаний обвиняемого посуще­ству имеет июридическое, и психологическое, и нравственное значение. Версия обвиняемого,отрицающего свою вину, подле­жит проверке и может быть отвергнута лишь при достаточных к томудоказательствах.

Разный подход к оценке доказательственногозначения по­казанийобвиняемого в зависимости от отношения его к обвине­нию логически и этически неоправдан.

А. С. Пушкин в "Капитанской дочке" писал:"Думали, что собственное признание преступника необходимо для егопол­ного изобличения— мысль не только неосновательная, но даже и совершенно противная здравому смыслу, ибо еслиотрицание подсудимого не приемлется в доказательство его невинности, топризнание его и того менее должно быть дока­зательством еговиновности".

Установленная уголовно-процессуальнымзаконом обязан­ностьследователя и суда выяснять отношение обвиняемого к предъявленному емуобвинению обусловлена нравственно. Сле­дователь и суд обязаны спроситьобвиняемого на этапных мо­ментах производства по делу (после предъявления обвинения придопросе на предварительном следствии и перед началом судебного следствия) отом, признает ли он себя виновным в предъявленном ему обвинении. Это вызвано нетолько сообра­жениями,связанными с определением более рационального по­рядка дальнейших действийследователя и суда. Не менее важ­но, что это правило отражает внимание к обвиняемому какче­ловеку, чья судьбазависит от исхода дела, нравственную обя­занность выяснить его позицию инравственное право обвиняе­мого на ее высказывание и учет.

Показания обвиняемого во всех случаяхподлежат объек­тивнойпроверке. Если они противоречат обвинительной вер­сии, то могут быть отвергнуты лишьпри их опровержении дос­таточными доказательствами. При этом действует общеепра­вило о толкованиисомнений в пользу обвиняемого.

Показания свидетелей и показания потерпевшихотносят­ся к числунаиболее распространенных доказательств. Среди других этических вопросов,возникающих при использовании показаний свидетелей, заслуживает внимания широкораспро­страненнаяпрактика допросов в качестве свидетелей будущих обвиняемых, фактическиподозреваемых в совершении престу­плений, но официально в соответствии с нормамидействующе­го УПК несчитающихся подозреваемыми. Допрос этих "свиде­телей" по поводу их собственныхдействий, направленный на изобличение их самих в совершении преступлений, спостанов­койсоответствующих вопросов по сути своей аморален. Такого "свидетеля" допрашиваютс предупреждением об уголовной ответственности за отказ давать показания и зазаведомо лож­ныепоказания. Но привлечь его к ответственности невозможно, как в случае, если онпотом станет обвиняемым, так и при оши­бочности подозрения. Таким образом,допрос в приведенных ситуациях сопровождается фактически обманом со стороныдопрашивающего. Аморальность рассматриваемой практики состоит и в том, чточеловека принуждают свидетельствовать против самого себя. В настоящее время этоприходит в прямое противоречие с конституционным запретом требоватьсамоизо­бличения.

Привлечение к уголовной ответственности залжесвиде­тельствосопряжено с решением определенных нравственных вопросов. Лжесвидетельство, каки все другие преступления, аморально. Но нравственные оценки его в общественномсозна­нии различаются взависимости от того, каково содержание заведомо ложных показаний. Еслисвидетель дает заведомо лож­ные показания с целью обвинить в преступлении невиновного, то такиедействия однозначно признаются аморальными, низ­кими. Но в случаях, когда ложныепоказания направлены на освобождение от ответственности виновного, оценки могутраз­личаться. Здесьприобретает значение мотив, которым руко­водствовался свидетель (жалость квиновному, особые с ним от­ношения, угроза со стороны мафиозных структур, подкуп и т. п.).Обобщение практики привлечения к ответственности за лже­свидетельство показывает, что впреобладающем большинстве случаев оно имеет место с целью избавить отответственности действительно виновных. Это приводит к тому, что такиепре­ступления все чащеостаются безнаказанными. Между тем по­добная практика способствуетраспространению в нравствен­ном сознании не только безразличного, но едва ли неположи­тельногоотношения ко лжи, которую гражданин сообщает пред­ставителям власти, будучи обязан позакону говорить правду. В конечном счете это может повлиять и на оценку вобществе такого нравственного качества, как правдивость, честностьво­обще.

До последнего времени в законодательстве ипрактике про­изводствапо уголовным делам не получали должного решения вопросы свидетельскогоиммунитета. Действовавшее длитель­ное время законодательство исходило из приоритета интересовустановления истины и изобличения виновного перед охраной нравственныхценностей. Запрет допроса в качестве свидетеля распространялся только назащитника обвиняемого, причем лишь по поводу обстоятельств дела, которые сталиему известны в связи с выполнением обязанностей защитника.

Многие ученые длительное время доказывалинеобходи­мостьрасширения круга лиц, не подлежащих допросу в каче­стве свидетелей, именно вследствиеэтических соображений, когда обязанность свидетельствования на следствии и судедля определенных категорий людей может оказаться сопряженной с попраниемморальных ценностей. К настоящему времени в законодательном порядке принятыпринципиально верные ре­шения: никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своегосупруга и близких родственников; охраняется тайна ис­поведи; расширены пределыадвокатской тайны. Предстоит об­лечь в конкретные процессуальные формы на уровне УПКРос­сии процедуруреализации этих важных положений, как и ох­рану врачебной тайны, тайны личнойжизни и других нравст­венных ценностей при производстве по уголовным делам.

При использовании показаний потерпевшегоследует учи­тыватьнравственную сторону его процессуального положения и специфику отношений его собвиняемым. Потерпевший впра­ве дать показания, но одновременно обязан дать показания, причемправдивые. Он находится не только в процессуальных, но и в нравственныхотношениях с обвиняемым. Потерпевший при общении с подозреваемым, обвиняемымможет испытывать дополнительные стрессовые ситуации во время очных ставок,допросов на суде и при иных следственных и судебных дейст­виях. Потерпевший может быть тем,кто своим поведением оп­ределенным образом спровоцировал преступление. Показанияпотерпевшего могут содержать преувеличения и неточности, естественные длячеловека, ставшего жертвой преступления. Потерпевший нередко в первую очередьподвергается неглас­ному воздействию со стороны преступников и ихокружения.

Все эти обстоятельства обязывают приполучении, иссле­довании и оценке показаний потерпевшего проявлять особую чуткость кнему как человеку, оберегать потерпевшего от до­полнительных нравственныхстраданий, не допускать униже­ния его достоинства с чьей бы то ни было стороны, проявлятьразумную снисходительность при возможных заблуждениях и ошибках потерпевшего,дающего показания.

Вопрос о нравственных аспектах использованиядругих видов доказательств (заключения экспертов, вещественные до­казательства, документы) здесьрассматриваться не будет, хотя в дальнейшем определенные сведения на этот счетбудут изло­женыприменительно к анализу конкретных процессуальных действий.

Глава VI Этика предварительногоследствия

1. Общие нравственные требования кдеятельности следователя

Расследование преступлений представляетсобой специфи­ческийвид государственной деятельности, требующий от сле­дователя соответствующих волевых,психологических и нрав­ственных качеств, что обусловлено особенностями его задач и условийих достижения.

Специфика условий деятельности следователя,наклады­вающая свойотпечаток на нравственное ее содержание, выра­жается в ряде положений.Следователь для раскрытия престу­пления и обеспечения неуклонения виновного отответственно­стинаделен обширными властными полномочиями, в том числе и по ограничению основныхправ и свобод человека и гражда­нина. Он —представитель власти, правомочный применять меры государственного принуждения.Следователь по закону само­стоятелен в ведении следствия, при принятии наиболееваж­ных решений. Онведет следствие в условиях негласности и, за некоторыми исключениями,единолично. Он самостоятельно принимает решения и несет за них личнуюответственность. Вся профессиональная деятельность следователя протекает вобщении с людьми, так или иначе причастными к преступлени­ям или испытывающими горе, стрессыв связи с преступлени­ем, нередко в условиях противодействия установлению истины, борьбыпротивоположных интересов. Следователь связан же­сткими сроками расследования и внастоящий период работает во многих случаях с перенапряжением физических идуховных сил из-за чрезмерных нагрузок.

Таким образом, можно сделать вывод, чтоследователь дол­женобладать высокими нравственными и психологическими качествами, а нравственныеизъяны личности и поведения сле­дователя могут привести к опасным последствиям.

В своей деятельности следовательруководствуется тремя видами правил: процессуальными, криминалистическими инрав­ственными.Процессуальные нормы указывают, что именно, в каких формах, в каком порядкедолжен делать следователь, производя следствие. Рекомендации, разрабатываемыекрими­налистикой,помогают следователю наметить тактическую ли­нию, отыскать приемы и методы,позволяющие наиболее эф­фективно выполнять стоящие перед предварительным следст­вием задачи: быстро и полнораскрыть преступление и изобли­чить виновных. Нравственные нормы дают возможность оце­нить допустимость тех или иныхприемов расследования с точ­ки зрения морали *. Разумеется, все виды правил находятся междусобой в теснейшей связи и не должны входить в проти­воречие, хотя среди нихглавенствует закон, который презюмируется высоконравственным ицелесообразным.

* См.: Проблемы судебной этики/Под ред. М.С. Строговича. М., 1974. С.153.

Следователь несет личную нравственнуюответственность за выполнение задач предварительного следствия, своегопро­фессиональногодолга. Он должен быть объективен, беспристра­стен, справедлив, гуманен,бдителен. В своем служебном обще­нии следователь должен соблюдать выдержку, уравновешен­ность, корректность.

В процессе расследования преступленияследователь всту­пает всистему нравственных отношений с обширным кругом граждан, в той или иной формеимеющих отношение к совер­шенному преступлению или производству по уголовномуделу.

Это граждане, заинтересованные в исходедела, защищаю­щие своиправа и интересы, то есть участники процесса. К их числу закон относитобвиняемого, подозреваемого, потерпев­шего, их представителей, защитникаобвиняемого, гражданско­го истца, гражданского ответчика и их представителей. Именно вотношениях с этими лицами у следователя в первую очередь возникают нравственныеправа и нравственные обязанности при выполнении им своих функций.

Другая группа — иные участвующие в деле лица:свидете­ли, эксперты,переводчики, понятые, специалисты, другие лица, привлекаемые к участию в делеобычно в интересах установле­ния истины или в связи с организацией следственных действий (лица,посторонние по отношению к преступлению, у которых производится обыск иливыемка, лица, предъявляемые в соста­ве группы вместе с подозреваемым опознающему, участвую­щие в проведении следственногоэксперимента и др.).

Отношения следователя с участниками процессаи иными участвующими в деле лицами, полномочия следователя, право­вое положение граждан, которыхзатрагивает деятельность сле­дователя, регулируются уголовно-процессуальным законодательством инормами ряда других отраслей права. При этом степень их урегулированностизаконом различна. Вся деятель­ность следователя, выполняющего свои функции в средеграж­дан в процессенепрерывного с ними общения, подчинена еди­ным нравственным принципам инормам. Нравственные начала предварительного следствия, отраженныенепосредственно в уголовно-процессуальном законодательстве или же обусловленныеобщими принципами и нормами морали, безотносительно к ка­кому-либо виду деятельности,определяют и нравственное со­держание взаимоотношений следователя и всех участвующих в делелиц.

Соотношение нравственных норм и тактическихприемов в деятельности следователя определяет в значительной степени характерего взаимоотношений с участвующими в деле лицами.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.