WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Что касается психиатрии, то, как вы знаете, изучение психических расстройств было начато с грубых, выраженных форм психической патологии, в частности, с психотических. В первых учебниках конца XIX и начала XX века часто отмечались соматические симптомы в структуре тяжелых психических заболеваний. Впервые стали определенно связывать соматические расстройства с психическими нарушениями при разработке проблемы маниакально-депрессивного психоза. При изучении этого заболевания было отмечено, что в депрессивной фазе аффективные нарушения часто сопровождаются теми или иными соматическими расстройствами. В частности, была описана триада Протопопова, которая длительное время считалась едва ли не основным признаком депрессии. В эту триаду входят: сердцебиение, расширение зрачков и склонность к запорам, т.е. фактически проявления симпатикотонии. Какое-то время даже считалось, что преобладание тонуса симпатической нервной системы лежит в основе депрессии. Теория гомеостаза - сбалансированного воздействия на организм двух отделов вегетативной нервной системы: симпатического и парасимпатического - была основана на том, что нормальное функционирование организма заключается в срединном положении между этими системами. В последующем было отмечено, что организм всегда стремится к середине, но никогда практически ее не достигает. В понимании невропатологов и, в частности, вегетологов нормальный гомеостаз - это равное воздействие симпатической и парасимпатической нервной системы. А нарушение гомеостаза - это преобладание тонуса одной из систем. Изучая гомеостаз, вегетологи отметили, что большую роль в восстановлении гомеостаза и регуляции внутренних органов, играет соотношение “сон - бодрствование”. Сон - единственная возможность восстановления гомеостаза. Во сне (при условии, что сон полноценный) организм налаживает разрушенные связи и позволяет восстановить нормальное функционирование, если отклонения от нормы незначительны. Касаясь взаимодействия психического и соматического, некоторые ученые высказывали и высказывают мнение, что психическое воздействие прямо влияет на телесное нарушение. Вегетологи, в частности, А.М.Вейн (1991) предложили несколько иную, трехчленную схему формирования психосоматических расстройств: психическое воздействие → эндокринная и вегетативная системы → функциональные нарушения, т.е. психическое воздействие через вегетативную нервную систему приводит к нарушению функций органов и систем. В какой-то мере этому способствовала теория адаптационного синдрома Г.Селье, который считал, что при внешнем стрессовом воздействии срабатывает эндокринная система, и потом возникают различные функциональные нарушения. Так вот, психиатры обратили внимание, что очень часто при психических нарушениях, в частности, при маниакально-депрессивном психозе отмечаются те или иные вегетативные нарушения. Некоторые исследователи, в частности, M.Rosenfeld (1938), W.Hess (1954) утверждали, что именно вегетативные нарушения являются основной причиной маниакально-депрессивного психоза. Как отмечалось выше, нарушения гомеостаза с преобладанием симпатической нервной системы какое-то время рассматривалось как признак депрессии. Исследования последних десятилетий показали, что нарушение гомеостаза при депрессии связано с увеличением тонуса парасимпатической отдела нервной системы. Это является показателем не только наличия депрессивного аффекта, но и длительности существования депрессии. А как же быть с той симпатикотонической триадой, которую описал Протопопов Эта симптоматика свойственна начальному периоду депрессивного расстройства. Если депрессия психогенная (вначале реакция с симпатикотонией) или эндогенная (вначале приступа также отмечается симпатикотония) и лишь в последующем преобладает парасимпатическое влияние. Изучая МДП и касаясь вопроса связи депрессивных нарушений с соматическими и вегетативными симптомами, исследователи обнаружили, что при переходе от более выраженной формы этого заболевания к более слабой, в частности, к циклотимии, отмечается большая частота соматических нарушений. Этим вопросом в нашей стране занимался Ю.В.Каннабих (1914), подробно описавший соматическую симптоматику при циклотимии и отметивший, что именно при депрессивной стадии циклотимии соматических расстройств гораздо больше, чем при маниакальной. Были сделаны наблюдения, которые подчеркивали наличие чередования кожных проявлений и депрессивных, сердечно-сосудистой патологии и депрессивных расстройств. Ю.В.Каннабих заострил внимание на этом и описал эти явления в монографии, посвященной циклотимии.Он высказал мысль, что многие соматические симптомы, наряду с психическими, являются проявлением одного и того же патологического процесса. Например, сердечно-сосудистые явления у циклотимиков в период депрессии в точности соответствуют некоторым симптомокомплексам, описанным интернистами под именем сердечно-сосудистого невроза. Ю.В.Каннабих (1914) так же писал: “Позволительно высказать гипотезу, что многие случаи истерических головных болей должны быть отнесены к категории слабо выраженных депрессий”. Им также была обоснована обязательность сопровождения депрессивных расстройств теми или иными вегетативными проявлениями, в частности, головными болями, кожными проявлениями и т.д. Делая вывод, он подчеркивает, что “из всех видов нервно-соматических расстройств головная боль, наряду с атонией кишок, является одним из самых постоянных признаков депрессивной фазы циклотимии”. Интернист Д.Д.Плетнев (1927) описал язвенную болезнь как проявление циклотимии и утверждал, что по одним соматическим симптомам можно судить о психических нарушениях. В последующем были описана ритмическая гипертермия как проявление соматической циклотимии, получившая название “невроз ритма” (некоторые используют термин “термоневроз”). Изучая циклотимию, многие авторы отмечали, что она обязательно, практически всегда, сопровождается изменением соматического статуса больного.

Позже описывались случаи, касающиеся депрессивных расстройств, которые были столь незначительны, что скрывались за соматическими расстройствами. Многие исследования посвящены изучению так называемой маскированной депрессии, которую еще называют скрытой, ларвированной, соматизированной депрессией. Иногда даже говорят о «депрессии без депрессии», т.е. о депрессии, представленной, в основном, соматовегетативными нарушениями, маскирующими аффективную патологию. На передний план выходят вегетативные нарушения, сопровождающие отрицательные эмоции. Но это при первом рассмотрении мы видим соматические нарушения, а при тщательном разборе всегда можно найти и психические изменения, являющиеся причиной соматовегетативных. В настоящем понимании маскированная депрессия - это слабо выраженная эндогенная депрессия, при которой депрессивный аффект, - это слабо выраженный тоскливый аффект. Выраженная тоска так и характеризуется больными: они говорят - “мне тоскливо”, “у меня чувство тоски“. Когда эта тоска имеет витальный характер, они говорят о чувстве пустоты, давлении в груди и т.д. Но чаще всего слабо выраженный тоскливый аффект характеризуется как скука, грусть, чувство несвободы, т.е. терминами которые, казалось бы, никакого отношения к депрессии не имеют, и потому врачами воспринимаются не как проявление депрессии, а как обычные жалобы, характеризующие физическое, а не психическое состояние. Именно в таких случаях психиатры говорят о “маскированной” депрессии. Это депрессия эндогенная, т.е. терминологически “маскированная” депрессия - слабо выраженная эндогенная депрессия. Поскольку тоскливый аффект слабо выражен, он и маскируется соматическими проявлениями, которые обязательно имеют место в таком случае. Это следует иметь в виду. Многие исследователи отмечали: чем слабее выражен депрессивный аффект, тем массивней соматическая симптоматика. Это подчеркивают и невропатологи. Они говорят, что при выраженных психических заболеваниях, выраженных проявлениях невроза, состояние диагностируется как невроз, а при слабо выраженных проявлениях невроза преобладают соматические нарушения, и речь идет о моносистемном неврозе. Также и при различных невротических проявлениях, особенно в детском возрасте, соматических симптомов больше, чем психопатологических. Таким образом, чем слабее выражен депрессивный аффект, тем чаще и массивнее представлены вегетативные проявления в различных органах и системах; в каких - это зависит от других факторов, а факторов риска возникновения психосоматических расстройств очень много.

Длительное время психиатры считали, что именно эндогенная депрессия чаще соматизируется (слабо выраженный аффект и т.д.), а наблюдения последних десятилетий подчеркивают, что это не так. Если брать соотношения депрессивных проявлений в общей структуре депрессивных расстройств, то психогенная депрессия у взрослых отмечается примерно в 70% случаев. В пределах 10% - эндогенная, а около 20% - соматогенная депрессия, вызванная различными соматическими факторами. Отмечавшие частоту соматизации эндогенной депрессии, авторы базировались на изучении циклотимии, но, как показали другие исследования, чаще всего соматизируется психогенная депрессия, которая к тому же более представлена, и которая по степени выраженности чаще не достигает уровня психотической депрессии, а характеризуется как субдепрессия, т.е. слабо выраженная депрессия. В клинической картине психогенной депрессии на первом плане - тревожный аффект, т.е. тревога, беспокойство, страхи, которые нередко перекрывают слабо выраженные проявления тоски.

Соматогенная депрессия, как правило, наряду с тоскливым представлена астеническим аффектом; даже если речь идет просто об астении, в ее структуре всегда есть депрессивные нарушения.

Подвел итоги изучения роли психических расстройств в возникновении соматических заболеваний 6-ой семинар ВОЗ (Базель,1970) по вопросам диагностики, номенклатуры и классификации психических заболеваний. Он выделил как основной вариант психосоматических расстройств психофизиологическое сопровождение эмоций, притом, что эмоциональные реакции имеют двойное выражение: психологического (состояние удовольствия - неудовольствия, хорошее - плохое настроение) и вегетативное, которое играет важную биологическую роль энергетического обеспечения жизнедеятельности. Если вспомнить определение, приводившееся в начале лекции, то, уточняя, можно сказать, что психосоматические расстройства являются расстройствами функций органов и систем, обусловленные психическими, в частности аффективными, нарушениями. И это надо всегда учитывать в клинической практике. Собственно, психотерапевты обычно это учитывают, и, подходя к вопросу психотерапевтического лечения, воздействуют, в той или иной мере, на измененный аффект. Если нет положительного воздействия и аффективного отклика, то нет и результата лечения.

Это то, что касается взрослых. В детской практике разработке проблемы психосоматических расстройств не было уделено столь значительного внимания, как при изучении взрослых больных. Но стоит отметить, что в детской психиатрии разработка этой проблемы шла не только вслед за психиатрией зрелого возраста, но иногда и параллельно, а в некоторых случаях, в основном, в последнее время и опережала в разработке некоторых положений психосоматики.

Что характерно для разработки этой проблемы у детей и подростков То, что и здесь психологи внесли значительный вклад - не вызывает сомнения. На первых порах, они изучали эмоциональную жизнь на примере своих детей. В частности, Ч.Дарвин (1872) описывал эмоциональные изменения не только у животных, но и собственного ребенка. В основном, изучались эмоции в плане положительного влияния на развитие, формирования знаний и лишь частично при психопатологических состояниях.

Следует подчеркнуть, что ребенок рождается с одной эмоцией - отрицательной. До 2-х месяцев он испытывает только негативные эмоции, особенно, при наличии отрицательного, мешающего его существованию, воздействия. Он просто еще не может реагировать положительно. По данным ряда исследователей, в частности Ш.Бюлер и др.(1931), на протяжении первого месяца ребенок проявляет жадность, активное неудовольствие и испуг. От одного до двух месяцев присоединяется недовольное изумление. С двух до трех месяцев появляется состояние благодушия, удивления; в последующем проявление интереса, функционального удовольствия. В этого же время, у него появляются положительные эмоции при зрительном восприятии. С трех до четырех месяцев эмоциональная реакция остается прежней. С четырех до пяти наблюдается эмоциональная выразительность движений. В дальнейшем, с пятого по шестой месяц, ребенок может проявлять радость; с седьмого по восьмой - спокойное состояние неудовольствии, а после восьми месяцев - депрессивное неудовольствие и страх. Улыбка в ответ на обращение, по данным М.Ю.Кистяковской (1965), появляется у ребенка в конце первого - начале второго месяца. А тактильные ощущения он воспринимает в первые дни. Щекотание подбородка вызывает улыбку в первый день жизни. Прикосновение к щеке - на пятый день. Гораздо позже, возникают эмоции более высокого порядка.

Изучавшие новорожденных психоаналитики отметили, что они очень чутко реагируют на эмоциональное состояние родителей (матери). Если мать тревожна, беспокойна, раздражена, то ребенок отказывается принимать грудь. Если мать уходит из поля зрения ребенка на продолжительное время, то он начинает беспокоиться, и свое неудовольствие проявляет криком и плачем. M.E.Fries (1945) отмечает, что тревога связана со специфическими физиологическими функциями, ведущими позже к дисфункции, имеет своей основой взаимоотношения с матерью. Если ребенок брошен, то его ощущения и эмоциональные проявления имеют явно негативный характер. Изучавших оторванных от матерей детей J.Bowlby (1961), отмечает, что ребенок проходит при этом три стадии. 1-ая стадия - протеста (крик, плач), 2-ая стадия - отчаянья и 3-ая стадия - отрешенности. R.Spitz (1946) описал, так называемую, анаклитическую депрессию у детей раннего возраста как проявление госпитализма. Для того времени было характерно, что у многих детей в домах ребенка на первом году жизни отмечались депрессивные расстройства. Эти дети отказывались от еды, теряли в весе, развивалась дистрофия, которая приводила к смерти ребенка. Взаимоотношение матери и ребенка (комплекс «мать-дитя») многие психоаналитики трактовали достаточно широко. В частности, L.Kanner (1945) считал, что нарушение взаимоотношения между матерью и ребенком приводит к раннему детскому аутизму и детской шизофрении. Заброшенные дети, дети-сироты изучались многими исследователями, и при этом отмечалось, что этот фактор играет очень большую роль в развитии депрессивных состояний у детей и возникновении различных нервно-психических нарушений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.