WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

Хорошо известна практика залоговых аукционов конца 1995 г., сопутствующие скандалы и судебные разбирательства. Наиболее ярким примером конфликтной ситуации после аукциона - уже в 1996 г. - являлось противоборство “ОНЕКСИМбанка” и старой администрации РАО “Норильский никель”, завершившееся отставкой последней. В плане более сложной стратегии интересен пример банка “Менатеп”, которому (вместе с аффилиированным структурами) в залог было передано 45 % акций, а 33 % акций принадлежало по итогам инвестиционного конкурса. После разводнения уставного капитала “ЮКОСа” в 1996 г. доля государства (т.е. заложенный пакет) сократилась до 33,3 %, а банк “Менатеп” так или иначе контролировал около 53 % акций “ЮКОСа”. Тем не менее продажа госпакета потребовалась для приобретения квалифицированного большинства, и в итоге контроль “Менатепа” увеличился с 53 до 89 %.

Менее ясно обстоят дела в сделке с акциями нефтяного холдинга “Сиданко”, 51 % акций которого был передан в залог группе “ОНЕКСИМбанк - “МФК”. Победителем конкурса, который состоялся 10 января 1997 г., стала аффилиированная компания “Интеррос-Ойл”, которая владеет теперь 85 % акций холдинга (с учетом 34 %, “докупленных” в сентябре 1996 г. и включая “Черногорнефть”). Победитель заплатил 129,8 млн. долларов при стартовой цене 129 млн. долларов. Проблема заключается в неясности прав собственности на дочернюю компанию “Пурнефтегаз”. По всей видимости, такая “неясность” -помимо других причин - связана и с указанным выше базовым конфликтом, на фоне которого судебное разбирательство “Сиданко”-“Роснефть” носит, конечно же, частный характер.

Еще одним примером такого противоборства может быть сделка по 8,5 % акций РАО “ЕЭС России” (продажа на аукционе) на аукционе. Предварительная стоимость сделки составляет, по оценкам, около 1,87 трлн. рублей. Предполагается, что формальный покупатель - дочерняя компания “Инкомбанка” швейцарская “Инкомфинанс Груп АГ” - представляет интересы консорциума банков и небанковских компаний во главе с Национальным резервным банком (группа “Газпрома”). По имеющимся данным, в этой сделке неудачу потерпел инвестиционный банк “CS First Boston”, который, по оценкам, уже владел 10,36 % акций РАО (а группа Credit Suisse в целом контролирует около 20 %) и одновременно выступал официальным консультантом Госкомимущества РФ по этой сделке. С другой стороны, по некоторым данным, Национальный резервный банк для “оплаты” этой сделки получил кредит Центрального банка России, а часть формального “дохода” от сделки заменит зачет долгов РАО “ЕЭС России” “Газпрому”. В итоге вряд ли имеет смысл отражать в доходах бюджета эту сделку, даже если какие-либо средства формально перечислены.

Каковы перспективы

По всей вероятности, основные положения указа Президента РФ № 443 от 1 апреля 1996 г. ”О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп” (передача в доверительное управление центральным компаниям ФПГ федеральных пакетов акций и др.) преследовали преимущественно политический эффект, поэтому данный процесс (в том числе рассматриваемый как способ перераспределения собственности) пока не стал критическим.

Точно также рано говорить о серьезных практических шагах по реализации указа Президента РФ № 1660 от 9 декабря 1996 г. “О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации”. С выходом этого указа определены общие условия передачи пакетов в доверительное управление: по итогам конкурса на право заключения договора доверительного управления акциями. Доверительный управляющий (в отличие от залоговой схемы) не имеет права распоряжения переданными ему акциями, а в договоре указываются ограничения для действий доверительного управляющего по важнейшим вопросам функционирования АО.

В качестве первоочередных объектов выделены 5 АО угольной промышленности (в том числе по требованию МВФ). По этой причине более детальное постановление правительства № 1485 от 11 декабря 1996 г. “О проведении конкурсов на право заключения договоров доверительного управления закрепленными в федеральной собственности акциями акционерных обществ угольной промышленности (угольных компаний)” чисто формально касается только угольной отрасли. Тем не менее эти правила скорее всего будут распространены и на другие сектора экономики. Нельзя тем не менее рассчитывать на скорое применение новых норм. По оценкам многих экспертов, положение о конкурсах содержит такое количество недоработок, что это станет значительным препятствием для использования положения.

За рамками этого документа остается и ключевая практическая проблема - реальная открытость и критерии определения победителя конкурса. Второй негативный момент - наличие реальных гарантий защиты интересов предприятия и государства от такого временного управления (несмотря на предусмотренные требования обеспечения взятых победителем обязательств его собственным имуществом).

По всей видимости, новая фаза перераспределения собственности (как между государством и иными “заинтересованными” субъектами, так и между крупнейшими финансовыми и промышленными альянсами) будет связана с долговыми отношениями и их трансформацией в имущественные права. Это, в частности, служит еще одним подтверждением того факта, что ключевыми участниками процесса перераспределения выступают крупнейшие кредиторы - государство, финансовые группировки и естественные монополии, имеющие как общие, так и противоречивые интересы.

В этой связи необходимо отметить три интересных документа, касающиеся эмиссии акций и облигаций приватизированными предприятиями:

(1) указ Президента РФ № 1054 от 20 июля 1996 г. “О мерах по ликвидации задолженности акционерных обществ по заработной плате и налогам”. Этим указом разрешено проводить новые эмиссии для погашения долгов перед бюджетом тем предприятиям, государственный пакет акций в которых выше 25 %. Иными словами, возникает альтернатива: либо государственная доля увеличивается за счет новой эмиссии (т.е. акции принимаются в зачет долга), либо происходит разводнение государственной доли в пользу других акционеров (“стратегических” по закрытой схеме и/или мелких “финансовых” при публичном размещении). Первым опытом такого рода стало размещение эмиссии нефтяной компании “ЮКОС”.

(2) указ Президента РФ № 1203 от 17 августа 1996 г. “О выпуске организациями облигаций в целях реструктуризации их задолженности по обязательным платежам в федеральный бюджет”. Предполагается, что это поможет многим предприятиям избежать распродажи их имущества за долги (ликвидации). Иными словами, в ряде случаем банкротство просто откладывается, а государство получает облигации предприятия. Обеспечением облигаций является имущество предприятия или гарантии третьих лиц. Эти облигации государство вправе либо продать до срока погашения облигаций, либо - при наступлении срока погашения - получить от предприятия соответствующую сумму с процентами.

(3) постановление правительства РФ № 254 от 5 марта 1997 г. “Об условиях и порядке реструктуризации задолженности организаций по платежам в федеральный бюджет”. Последний документ (вышедший практически накануне известных отставок в правительстве) имеет принципиальное значение. Организации, имеющие задолженность по платежам в федеральный бюджет по состоянию на 1 января 1997 г. (основной долг), а также штрафы и пени на эту задолженность, осуществляют ее реструктуризацию путем выпуска ценных бумаг (акций или облигаций) в обеспечение погашения основного долга. При выпуске акций контрольный пакет передается в Российский фонд федерального имущества в качестве залога. Эмитент погашает основной долг (ежемесячно равными долями в течение 5 лет) и штрафы и пени (в течение 10 лет единовременно), в противном случае акции будут проданы. Аналогичная схема - продажа имущества, под которое выпускались данные бумаги - предусмотрена и при выпуске облигаций (с учетом специфики этого вида бумаг).

Как и во многих других известных документах (по залоговым аукционам, по доверительному управлению), юридическая проработка оставляет желать лучшего. Так, многими экспертами отмечены такое явное противоречие, как требование передать акции в залог РФФИ, тогда как по закону “Об акционерных обществах” существующим акционерам принадлежит право преимущественного выкупа акций новой эмиссии (причем по правилам размещения эмиссии максимум в течение 1 года, а не через 5 лет). При этом закон “О рынке ценных бумаг” исключает другие преимущества в процессе размещения выпуска.

Возможно, данное постановление - если предположить заинтересованность в его реализации прежде всего со стороны крупнейших банков - можно рассматривать и как некую альтернативу активизирующейся деятельности, к примеру, “Газпрома” по продаже дебиторской задолженнности (или, наоборот, ее сохранения в целях последующей конвертации в имущественные права).1

Безусловно, в большинстве указанных выше случаев проблема состоит отнюдь не в применяемой технике. Известно, что уже в период подъема 1880-х гг. в России широко практиковались такие формы привлечения ресурсов промышленными предприятими с рынка капиталов, как эмиссия облигаций и залог паев-акций в коммерческих банках.2 Ключевая проблема современной фазы перераспределения собственности остается прежней - несоответствие институционально-правовой базы, равно как и механизмов “отсечения” и контроля узкогрупповых (частных и/или государственных) или популистских интересов и обеспечивать их “фильтрацию”.

На практике это может быть реализовано сегодня только через специальные законы РФ, исключающие любые подзаконные преференции и “особые отношения” с государством и предусматривающие жесткий, публичный, конкурентный и детальный механизм допуска, контроля и ответственности. Очевидным условием должна быть и политическая воля как для поддержания данного механизма, так и его защиты от криминальной составляющей.

А. Радыгин

Ответственный редактор, составитель и издатель: С.Цухло. Тел. (095) 229-9391

Компьютерный дизайн: А. Астахов

Информационное обеспечение: В.Авралов.

Лицензия на издательскую деятельность ЛР № 021018 от 09 ноября 1995 г.


1 Приказ РАО “Газпром” от 22 января 1997 г. “Об организации работы по продаже дебиторской задолженности потребителей за поставленный предприятиями РАО “Газпром” природный газ”. С учетом объема задолженности (более 50 трлн. рублей) очевидны возможности РАО по организации целого “рынка корпоративного контроля” в России.

2 В частности, такое своеобразие методов финансирования промышленности банками объяснялось “практикой самофинансирования за счет перевода в основной капитал внутренних накоплений, в результате чего контрольный пакет акций-паев постоянно находился у владельцев предприятия и не фигурировал на рынке” (Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. М., 1948).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.