WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 |

Хотя и в этом случае следует сделать рядоговорок. На самом деле подобные варианты исповедальной практики грешатнедостатками —неполной откровенностью и не­которой долей артистизма. Исповедующийся, с одной стороны,исповедуется, а с другой стороны, как бы смот­рит на себя со стороны— как он при этомвыглядит и достаточно ли эффектно он преподносит свои внутрен­ние кошмары. Таковы, например,излияния Жан-Жака Руссо, которые, несмотря на свою оголенную,доходя­щую доэксгибиционизма, натуралистичность, все же насквозь литературны. В своембессмертном произведе­нии «Исповедь» мастер Руссо опоэтизировал монстра, и откровения вустах исступленного гения превратились в поэму. Далеко не каждый гениален, нопочти каждый, кто исповедуется, поступает, как и великий писатель. Зачастуюкающийся кается лишь наполовину. Осталь­ную половину он наблюдает за тем,как он это делает. Любой дневник, сколь бы интимным и тайным он не был, всеравно ведется с бессознательной оглядкой на потен­циального читателя. А большинствотаких владельцев дневников в глубине души даже надеются, что подобный читателькаким-нибудь образом отыщется. Все эти слу­чаи только подтверждаютдейственность расхожего сове­та: «Выскажись, и тебе станет легче». Здесь, безусловно,присутствует элемент экстериоризации, то есть проеци­рования вовне своих внутреннихпроцессов. Действи­тельно, можно предположить, что терапевтический эффект в данныхпримерах достигается за счет экстериоризации. Но также можно предположить, иэто предположение более чем очевидно, что, для того чтобы получитьоблег­чение, недостаточно просто высказаться — для этого не­обходимо четко и ясно высказаться, на что, в сущности, и ориентирована техникарасслаивания смыслов.

Глава 6 За пределамипонимания

Тезис: понимание

«Как сердцу высказать себя Другому какпонять те­бя»— писал Федор Тютчев.Вот вопросы, способные озадачить всякого, кто хоть сколько-нибудьзадумыва­ется над тем,как мы общаемся. А задумывается над этим рано или поздно каждый здравомыслящийчеловек, ибо суть всякой разумной жизни — общение. Да и только лиразумной

Если серьезно задуматься, то мы придем квыводу, что общение начинается еще на доклеточном уровне даже в неорганическоммире. Ведь взаимодействие рибонуклеиновых кислот, молекул, атомов — не что иное, какпосто­янный обменинформацией, который осуществляется посредством определенных сигналов. И еслихоть на миг прерывается этот обмен, наступает разрушение, дезорга­низация, угасание, гибель. Жизнь— общение, смерть—разобщение.

И мир существует потому, что он существуетв обще­нии. Ведь самослово «общение» родственно однокоренным понятиям, таким, как «сообщение» и«общность». А общность — это целое, цельность, целостность.

С другой стороны, всякое общение возможнопри ус­ловиипонимания. Даже молекулы ДНК, несущие гене­тический код, прежде чемсоединиться друг с другом, вынуждены «понять» друг друга. Отторжениетранс­плантата— следствие нарушениятканевого общения, результат клеточного и молекулярного«непонимания».

Человеческий интеллект вербализовалобщение, со­здалмодель мира посредством слов, и тем самым — с од­ной стороны, разрешил рядсложнейших проблем, а с другой... создал ряд не менее сложных ифундаментальных, одна из которых — проблема непонимания.

Слово — лишь копия предмета, и никогдане заменит сам предмет. Именно поэтому человек никогда не сможет сказать того,что чувствует или знает, или думает. В лю­бом случае получается, что «мысльизреченная есть ложь». При таком положении дел уже не столь бессмыс­ленным кажется разговор,подслушанный на улице:

— Я люблютебя.

— Откудаты это знаешь

— Как это— знаю Я простолюблю...

— А чтозначит —люблю

И тем не менее, мы в большинстве своемобщаемся, живем, поддерживаем друг друга, но... до тех пор, пока сохраняетсяпонимание, даже несмотря на всю туман­ность наших слов.

С другой стороны, мы можем узнать человекабольше или меньше, чем он сам себя знает, но мы никогда не узна­ем его так, как он сам себя знает. В этом одиниз жизнен­ныхпарадоксов.

Понять пациента — значит наполовину разобраться вего проблемах.

Антитезис: за пределамипонимания

Что касается понимания, то оно— чистейшей водыфик­ция. «Понять»другого — значитсоздать свою концеп­цию другого. Стало быть, понимание — иллюзия. Это — фикция сознания, предстающая какнекая среднестати­стическая величина, обладающая функцией достоверно­сти. Просто мы «договорились», чтозеленое — этозеле­ное, черное— это черное, хорошее— хорошее, плохое— плохое,подразумевая под этим договором действитель­ность.

Отсюда следует, что понимание — это общепринятое описание иопределенная договоренность.

Однако время конъюнктурно, и вчерашнийдоговор сегодня теряет силу. Кодекс человеческих значимостей постоянномодифицируется, и, в конечном итоге, то, что мы называем пониманием,оказывается не более чем аб­стракцией.

Ум порождает химер, и понимание— одна из них. Всякийсмысл неизбежно теряет себя, как только обре­тается кем-нибудь. Если я нахожукакую-то вещь, я авто­матически лишаю ее самостоятельной значимости. Она перестает бытьсобой, когда становится моей. Если я в чем-то нахожу смысл, я теряю суть. Тот,кто находит смысл жизни, теряет саму Жизнь. Найти смысл — значит обрестибессмыслицу.

«Быть илине быть» — вопрос, может, и имеющий смысл,но не имеющий значения. «Быть и не быть» — единствен­но доступная нам форма Бытия. Поэтому, когда мы гово­рим о том или ином понимании, мынеизбежно искажа­емсяи искажаем. Как раз в этот момент мы уходим от своей сущности, и конструируемнекую реальность для наших проекций.

Как только понимание начинает реально существо­вать, оно перестает быть истиной.Справедливо и следую­щее: всякая истина, поддающаяся описанию, — уже не истина. Истина лишь тогдаистина — когда онавне обла­стиконцептуализации. А понимание — психический нар­котик. И если я понял другого — я убил другого. Важно непонимание, а внимание.

Не понять другого, но — внять другому. Вот, чтопри­водит к общности.Следовательно, понимание — расщеп­ление, внимание — единение.

Синтез: прыжок в свободу

Довольно интенсивный опыт в психотерапиинаучил ме­няулавливать то, что обычно ускользает на традицион­ных сеансах, — неличность, но сущность.

Личность накапливает стандартные описанияи устой­чивыеопределения. Сущность вовремя от них избавля­ется.

Человек, не способный в определенныймомент отка­заться отустойчивых определений, не может быть аутен­тичным и, стало быть, спонтанным.Таким образом, ак­центпереносится на автономность, аутентичность и спонтанность сущности — того, что существует, а нелич­ности — того, чтолицедействует.

Переставая быть кем-то, мы становится тем,что мы есть. С другой стороны, быть — можно только собой. Быть кем-то— значитлицедействовать.

Понимание — это форма непонимания, где обесторо­ны делают вид,что понимают там, где ничего не пони­мают. Просто этот договор вкакой-то мере необходим, чтобы стимулировать свое сознание. Сознаниепострои­лорациональные мосты, чтобы связать и подвергнуть учету те или иные явления.Мосты существуют, но ни­кто не ходит по ним. Понимание вместо контакта пред­лагает контракт. Поэтому, если ячто-то говорю пациен­ту, я прошу его не стремиться к пониманию того, что яго­ворю, и повозможности даже не придавать значения моим словам.

— Тогдазачем вы говорите —спрашивают меня.

— Чтобы выбыстрее забыли о смысле того, что здесь происходит, и вообще забыли о самомпонятии смысла.

— И какойв этом смысл

—Никакого.

— Но еслия отказываюсь от смысла, что мне делать, как себя вести

—Откажитесь от понятия вести в пользу понятия жить. И сразу после этого откажитесь от житькак от понятия. Ибо любое понятие есть продуктпонимания.

Таким образом, любой подобный отказснимает с нас обязательства перед фикциями и выбрасывает нас в бес­предельность внутреннейсвободы.

Глава 7 Переименованиеисцеляет

Наше обыденное мышление, которое делаетржавым наш ум, зачастую, если не сказать всегда, является источни­ком наших проблем. Кроме того,многие из нас предпо­читают трепетать, когда сталкиваются с теми или иныминеприятностями и страданиями, которые, кстати, сами и производят на свет, и,покорные своей «злой Судьбе», тащат за собой свое жалкое существование,проклиная и мир, и людей. Многие предпочитают терпеть, нежели ра­ботать со своим сознанием. Хотяне страдать проще, чем страдать.

Но если человеку по тем или иным причинамнадоело жить в ситуации постоянного психологического напря­жения, он неизбежно задумается надсвоим состоянием, и выберет окончательную тактику поведения: поискре­шения или пассивноеподчинение. Тот, кто выбрал для себя первый вариант, быть может, найдет в этомопыте нечто полезное.

Но это пока только слова... Хотя речьздесь пойдет имен­но ословах. Ведь мы постоянно заняты тем, что именуем ипереименовываем, используя все те же слова, и такимобразом ориентируемся в потоке жизни. Всякое осозна-вание происходитпосредством имени, знака.Формирова­ние мира есть формирование языка. Начиная со своего имени, в которое мы смотримся как в зеркало,привыкая к себе, мы начинаем осознавать себя и одновременно за­хватываем окружающее наспространство, обозначая и его — от родителей до детского горшка. В процессе по­добного включения в реальностьХаос, царящий в голо­ве, постепенно превращается в Логос. Логос соразмеряет нашидействия, которые —не что иное, как наши слова.

Прежде чем сделать что-либо, мыназываем то, что собираемсясделать, и пока мы не назовем это, мыниког­да не сделаемэто. Хотя одно и то же назвать можно по-разному.Данное свойство языка отражает нашу особен­ность — постоянно оценивать. Одно и тоже слово спо­собновозвысить и растоптать, оправдать и обвинить, исцелить иуничтожить.

Ведь истинные наши действия — это наши слова. И от­сюда все наши проблемы, которые,прежде всего, —про­блемы, связанные снаименованием и оценкой. Мыоцени­ваем своесостояние, свое положение в обществе, обозна­чаем свои планы, прогнозы,замыслы. Мы постоянно возводим свое мироздание, используя строительныйма­териал — Слово.

Словами мы созидаем и словами мы разрушаемсебя. Со словами мы приходим на прием к врачу и с новыми словами уходим. И темболее со словами приходит паци­ент к психотерапевту и тем более слов он ждет от него.

Однако в словах, с которыми приходят к нампациен­ты, никогда нетправды. Слова, которые они несут нам, — не столько правда, сколькооправдание. Почему Пото­му что за этими словами пациент пытается спрятать ис­тинную причину своих страданий,хотя об этом и не зна­ет, так как данный процесс происходит неосознанно.

Просятся «на гипноз», «на биополе»,заранее форми­руяустановку —«поможет». И помогает. Но не всегда. А когда помогает, то ненавсегда.

Все дело в том, что гипнозом, императивнымвнуше­нием илибиоэнергетическим воздействием я «выбиваю» симптом. И действительно— становится легче, иуходит боль, но... Но, по существу, я вычерпываю воду из проху­дившейся лодки. И, сколько бы я невычерпывал дальше, вода все равно набирается. Если существует симптом,зна­чит, где-то«прохудилась» личность. Но что же такое — симптом

Симптом — это устойчивое описание, скоторым иден­тифицируется (гипнотизируется) пациент. Получается, что, если мыхотим фундаментальным образом перерабо­тать симптом и избавиться от негонасовсем, нам следует его перекодировать, то есть поменять систему описаний—текстов.

Например, если я считаю, что испытываюголовную боль, то мне следует подумать, насколько верно то, что я полагаю, ииспытываю ли я действительно головную боль, а не что-то другое, лишьнапоминающее головную боль.

Ведь моя ошибка может стать заблуждением инапра­вить меня положному пути. И, чтобы этого не случилось, мне необходимо предельно точнообозначить симптом. Только после этого можно перейти к правильному егоосознаванию и интерпритации.

Техника осознавания производится путемотождеств­ления, знакаравенства: «Симптом —это я». Этим самым актом мы как бы заново воссоединяемся с собой. Теперь мыможем свободно расшифровать темный и непонят­ный для нас код. Вживаясь в свойсимптом, мы получаем доступ к более глубокому материалу своей личности. И однимтолько этим мы снимаем значительную часть напряжения, в котором постояннонаходились. Каждый симптом — своеобразный знак, который поддается рас­шифровке, и ключ к этому шифру— собственноеЯ.

Теперь мы готовы к тому, чтобы рассмотретьнесколь­ко примеров,взятых из психотерапевтической практики.

Пациентка Р. «Жалобы на неудовлетворенность вдохом, когда хо­чется вдохнуть еще чуть-чуть, а неполучается, как будто стоит ка­кой-то ограничитель в грудной клетке. И чем сильнее пытаюсьвздохнуть, тем меньше шансов на удовлетворение».

Только что произошла оценка и обозначениесимптома, но пока она еще недостаточно конкретна. И следует ее дополнить иуточнить.

«Я чувствую неудовлетворенность вдохом.Иногда мне не хватает дыхания. Мне хочется вздохнуть полной грудью, но неполучается. Это меня чрезвычайно раздражает и злит».

Формула осознавания: «Симптом — это Я».

Интерпретация: «Дыхание» заменяется на «Я».

Результат: «Ячувствую неудовлетворенность своим Я. Мне хочет­ся полностью ощутить свое Я, ноэто редко получается. И это чрез­вычайно меня злит и раздражает. Интересно, за что же яраздраже­на насебя»

Интерпретацию можно расширить и углубить,если еще поработать с симптомом.

«Хочется вздохнуть поглубже, но словночто-то мешает... То ли груд­ная клетка не расширяется больше, то ли... неясно... однимсло­вом, что-тоблокирует свободный вдох. Дыхание несвободное».

Теперь все это переводим на себя: дыханиеи все, что связано с ды­ханием, — это Я.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.