WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 21 |

Внутренний, или ядерный пласт — эзотерический. Со­кровенное становится откровением,постигаемым мгновенно. Инобытие перестает быть инаковым и становит­ся «своим». Пробужденное сознаниерасширяется до та­койстепени, что оказывается способным узреть скрытые связи мироздания. Единымдомом становится Космос. Перешедший на этот уровень уже перестает быть простоговорящим слова и внимающим словам, но становится со-творцом, со-авторомзагадочного текста Судеб, осуще­ствившим свой таинственный процесс инициации. Про­свещенный стал посвященным. Чтокасается самого тек­ста, то формально он, конечно же, не меняется в пре­делах языка, но при этомобнаруживает в полной мере свою семантическую многомерность, ибо восприятиепо­знающего к этомувполне готово. Повествовательные ходы вдруг оказываются разветвленнымисимволами. А «темные пятна» неопознанных смыслов вдруг вспыхи­вают ярким светом. Именно наданном уровне сотворя-ется действенная молитва, и в ней мы узнаем «архетипслова».

Я возвращаюсь к положению, согласнокоторому сло­ваоказывают на нас решающее влияние. Только теперь данную мысль мы можемрассмотреть более конкретно, с учетом вышесказанного. Итак, слово имеет явноезна­чение, скрытыйсмысл и на самом глубинном уровне яв­ляет собой символ, архетипическуюматрицу. Благодаря явному значению мы обмениваемся информацией,скры­тый смысл которойнас программирует, а символ облада­ет предопределяющим действием.

Техника психограмматики

Теперь, когда мы уяснили философию метода,нам оста­ется изучитьи освоить его практическое содержание. Одним из инструментов техническогооснащения лингвопсихоанализа является этимологическая методика.

Определимся с необходимыми понятиями.Этимоло­гия —наука о происхождении и первичном значении слова.Этимон — это и есть первичное значение слова, исход­ное слово, его основа, от которойпроизошли последую­щиеслова.

И нашей задачей в данном случае становитсявыявле­ние этимона,который и оказывает решающее влияние на судьбу и состояниеговорящего.

Обратимся к уже известному примеру спациентом, который слишком часто употреблял слово «должен». Как и следовалоожидать, он на самом деле залез в долги. Сработал механизм «что говорим, то иполучаем».

Однако это еще не все. Если мы выявимэтимон при­веденногопонятия, то обнаружим еще более глубокую подоплеку того, что происходит в жизниданного чело­века.

Проведем этимологический анализ слова«долг».

Древнерусское дължън —«обязанный, грешный».

Древнеанглийское dolg—«рана».

Старославянское рана — «наказание, кара, горение,бо­лезнь,удар».

Этимология понятия «болезнь» уходит вразветвлен­ную системусмыслов: чешское bol — «скорбь, печаль, ехидство».Древневерхненемецкое balo: balu — «уничто­жение, гибель». Древнеисландскоеbol— «зло, вред, бед­ствие, несчастье».Древнеанглийское bealu — «бедствие, несчастье». Индоевропейская база bhel-eu — «зло».

Комментарии излишни, так как ситуацияболее чем ясна.

С целью проявления причинныхперводвигателей то­го,что с нами происходит, я в данной книге отвожу зна­чительное место лингвистической,этимологической сто­роне изучаемых понятий, что позволяет довольно легко определитьэти обусловливающие факторы. Таким обра­зом, приведенные в немлингвоаналитические ракурсы открывают доступ к первозначению понятий, которыемы привыкли считать обыденными. Но, как уже выясни­лось, за обыденным скрываетсяБытие.

Азесмь...

Аз есмь — пресловутая загадкаязыка...

Но мы продолжаем биться над ней. Ктоприступом, кто осадой, в одиночку и стадом. Неисчислимые битвы — во имя Бытия. Ибо Бытие и естьбитва. На самом деле, весь единый и сплошной вой человечества, все еговой­ны — это призыв сакрального Слова,некой таинственной формулы, обладание которой дарует власть.

Все заклания — ради одного заклинания.Скрежетание скрещивающихся клинков и скрежет зубовный — крова­вая попытка извлечения звука извакуума безмолвия.

Что в первую очередь предпринимают те, ктоприхо­дит к властиПроизводят реформы языка. Это хорошо известно из истории. Еще свежо в памятигнетущее яв­лениечудовищного советского новояза с вождем — гене­ральным языковедом воглаве.

«Сумевший оживить символы, владеет умами»,— так сказал однаждыматематик Альфред Кожибский, и с ма­тематической меткостью попал в точку.

Вожди и шаманы понимают это интуитивно.Ведь, в сущ­ности,перевороты сначала происходят в языке, потом свершаются в сознании и уж затемвершатся в социуме.

Создатель привел к Адаму животных, чтобытот на­звал их, дал имимена, — тем самымГосподь даровал Пер-вочеловеку свободу и власть.

Первочеловек обрел дар речи и уподобилсяБогу, ибо теперь стал сопричастен Логосу, изначальному и всена-чальному Слову,сотворившему мир. Следовательно, язык являет собой воплощение и выражениечистого творчества как такового.

И по сей день мы творим всякий раз, когдапроизно­сим слова. Мысоздаем свои тексты и плетем ткань своей Судьбы.

Сплетение словес и плетение судьбы следуетпони­мать буквально.Это не метафора. Дабы убедиться в пра­вомерности сказанного, сверимся сословарем.

Понятие «текст» происходит от латинскогоtexo, кото­рое, в свою очередь, восходит кпротоязыковым индоев­ропейским семантемам: t'euk — «вести», teks — «изготов­лять», teik — «предначертание». — 1. Ткать. 2. Строить, сооружать, изготовлять. 3. Составлять,слагать, сочинять. 4. Вплетать, переплетать, сочетать. Из приведенногогла­гола образуетсяряд значений.

Textus — 1. Сплетение. 2. Строение,структура. 3. Ткань. 4. Связь, связное изложение.

Textor — «ткач».

Textrinum — 1.Ткацкая мастерская. 2. Ткацкое искус­ство, ткачество.

Textum — 1.Ткань. 2. Связь, соединение, строение. 3. Слог, стиль.

Таким образом, выясняется, что любой изнас вполне оправданно может сказать про себя: «Я — текстор, жизнь моя — текстум, душа моя — текстринум».

Глава 3 Там, где кончаетсяпонимание

В 1931 г. в статье «О формальнонеразрешимых предло­жениях Principia Mathematica и родственных систем» Курт Гедельсформулировал теорему о неполноте: «Если система Zнепротиворечива, то в ней существует такое положение А, что ни само А, ни егоотрицание не могут быть доказаны средствами Z».

Гедель показал, что в достаточно богатыхформальных системах имеются неразрешимые предложения, т. е. та­кие предложения, которые в ихрамках недоказуемы и неопровергаемы. Это положение означает утверждениепринципиальной невозможности полной формализациинаучного знания.

Если экстраполировать теорему Геделя запределы математики, то можно получить обобщение, которое ока­жется практически весьма ценным,скажем, в той обла­сти, которая изучает человеческую психику и поведение.

Данное обобщение можно сформулировать кактеоре­му неполноты системы. Здесь имеется ввиду любая сис­темавообще, которая может быть и языковой, и ситуа­тивной, иповеденческой.

Обратившись к философскому словарю, мынайдем следующее определение: «Система (греч. systema— «со­ставленное из частей, соединенное») — совокупность элементов,находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определеннуюцелостность и един­ство».

Само по себе понятие это довольнозагадочно и имеет длительную историю. Уже в античности был сформули­рован тезис о том, что целоебольше суммы его частей. Такая целостность является неотъемлемым свойствомсистемы. Что же касается основных свойств системы, то они характеризуютсяследующими особенностями.

1. Уже указанная целостность — свойства целого прин­ципиально несводимы к суммесвойств составляющих его элементов. (Например, мелодия есть нечтоболь­шее, чем простаясумма нот.)

2. Структурность— поведение системыобусловлено не столько особенностями ее отдельных элементов, сколько свойствамиее структуры. (Все та же мелодия.)

3. Взаимозависимость системы и среды — система фор­мирует и проявляет свои свойства в процессе взаимо­действия со средой. (Ухо слышащегоявляется вне­шнейсредой по отношению к мелодии).

4. Иерархичность— каждый компонент системы может рассматриваться в свою очередь каксистема (напри­мер,музыкальная фраза), а исследуемая в данном слу­чае система (мелодия) самаявляется элементом более широкой системы (звуковой организациивообще.)

5. Множественность описаний — в силупринципиаль­нойсложности каждой системы ее адекватное позна­ние требует построения множестваразличных моде­лей,каждая из которых описывает лишь определен­ный аспект системы. (Музыкальноепроизведение можно описать с точки зрения физики, математики, теории композициии т. д.)

Теорема неполноты системы формируется издвух последних свойств и определяется следующим образом: «Никакая система не может быть исчерпывающе описа­на теми средствами, которымирасполагает данная сис­тема. Средства любой системы всегда ограничены, и не­возможно произвести качественныеизменения внутри этой системы, используя возможности самой даннойси­стемы».

Отсюда возникают неизбежные следствия,которые вполне закономерно порождают новые понятия, заклю­ченные в последующихследствиях.

  • Первое следствие: произвестикачественное измене­ние в системе можно, только выйдя за пределы этой системы. Инымисловами, система не может изме­ниться сама по себе. Но систему можно изменить из­вне.
  • Второе следствие: выход за пределыопределенной системы подразумевает построение некой метасисте­мы, т. е. такой, которая включалабы данную систему в качестве составного звена.
  • Третье следствие: исчерпывающее описаниеданной системы возможно только языком метасистемы или — метаязыком.

В теореме неполноты системы я не случайнона пер­вое местоставлю понятие описания, ауже потом понятие изменения. Такой подход мне мыслится наиболее обосно­ванным, особенно если еще развозвратиться к определе­нию реальности. Реальность — это, прежде всего,описа­ние. И с помощьюслов я конструирую некий мир, некую реальность, полностью адекватную самойсебе.

Однако на этом этапе возникает сложностьиного по­рядка— проблема понимания,или взаимопонимания, которая, предположим, является центральной впсихоте­рапии. Еслипоследнюю рассматривать как систему, то вполне допустимо, что данная проблемане может быть разрешена средствами одной только психотерапии. Для этого намнеобходимо сделать следующий шаг и выйти за пределы этой системы, чтобыпереместиться в метасистему, которую в данном случае уместно обозначить какметапсихотерапию. Такой метасистемой является язык.

Глава 4 Триистории

История первая. Я лгу

Наглядным доказательством неполноты самойсистемы логики, ее ограниченности и неспособности в достаточ­ной мере описать себя самое иразрешить собственные противоречия является знаменитый Парадокс Лжеца, который в свое времяпроизвел настоящий фурор в фи­лософском мире и оказался одной из драм идей, без вся­кого преувеличения. Об этомсвидетельствуют любопыт­ные факты из античной истории. Некто Филет Косский даже покончил ссобой, отчаявшись разрешить этот па­радокс. Диодор Кронос дал себе обет не принимать пищу до тех пор,пока не найдет решение этого парадокса. Мыс­литель умер голодным.

В кратчайшем варианте этот парадокс звучитв одной фразе: «Я лгу», или «Это высказывание ложно». Но если высказываниеложно, то я говорю правду и, значит, ска­занное мною не является ложью.Если же высказывание не является ложным, а я утверждаю, что оно ложно, то моевысказывание ложно. Оказывается, что если я лгу, то говорю правду, инаоборот.

Традиционная формулировка парадоксагласит: «£слылгущий говорит, что он лжет, то он одновременно лжети говорит правду».

Существует и другой вариант: «СказанноеПлатоном — ложно»,— говорит Сократ.«То, что сказал Сократ, — Ис­тина», —говорит Платон.

Вариацию на эту же тему подарил нам поэтФедор Тютчев, сокровенно выдохнув: «Мысль изреченная есть ложь». В таком случаеэто высказывание (то есть мысль изреченная)— истинно или ложно Если оно истинно, то мы не должны верить ему,ибо всякое высказывание есть «мысль изреченная», которая всегда есть «ложь».Если же оно ложно, то мы можем принять его и поверить ему, так как оно об этоми говорит. Получается следующее: если данное высказывание истинно, то оноложно, если же ложно, то — истинно.

Очевидно, что средствами логики илогического язы­каэтот парадокс неразрешим, на что указывает и наша теорема: невозможно дать описание решения парадокса внутри системы,используя возможности этой системы. Однако решениевозможно, если мы воспользуемся тре­тьим следствием теоремы неполноты — необходимостью примененияметасистемы и метаязыка. Такой метасисте­мой может стать диалектика, вчастности, один из ее за­конов о взаимодействии и единстве противоположностей. Любая вещь,процесс, событие несет в себе как утверж­дение, так иотрицание.

Вспомним китайскую натурфилософию,утверждаю­щую, что«Все — естьвзаимодействие Инь и Ян. Когда Ян достигает своего максимума, оно переходит вИнь, и на­оборот».Именно в разгаре лета зарождается зима, и в раз­гаре зимы зарождаетсялето.

С этой точки зрения никакое высказываниене может быть абсолютно ложным и абсолютно правдивым, хотя бы в силу того, что,во-первых, ничего абсолютного нет (данное высказывание тоже не абсолютно), аво-вторых, нам неизвестны достоверные критерии ложного и прав­дивого. Поэтому, когда я заявляю,что «Я лгу», — яодно­временно и лгу иговорю правду!

Я лгу в том смысле, что мое описание миране может быть равно самому миру, точно так же, как никакая кар­тина, никакая фотография природыне может адекватно соответствовать самой природе.

И я говорю правду — потому что с помощью слов якон­струирую некиймир, некую реальность, полностью адек­ватную самой себе.

История вторая. Гуссерль ифеноменология

Действительный мир действительносуществует. Но су­ществует он по ту сторону нашего сознания. И потому наши познанияо действительном мире, мягко говоря, недостоверны. Ибо наши познания лежат впределах на­шегосознания, по отношению к которому, как уже было сказано, действительный мирявляется потусторонним.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.