WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |

Праязыковая база представляет собойсложение: при­ставкаsom и корень dhe —«ставить, устанавливать» (от­сылка к «деть»,«дело»).

Древнеиндийское samdhi —«соединение, договор, мир»-

Деть — «происходить, твориться, становиться, гово­рить». Латинское fatum означает не только «судьба», нотакже и «слово», «изречение», «воля».

Делать — «создавать».

Выстраиваем ряд значений: Судьба— Закон(дона-чальное, дообычное) — Устанавливать — Соединение — Договор (Завет) — Происходить — Говорить — Стано­виться.

Вглядываясь в этот ряд представленныхсмыслов, не­трудноуловить проступающий рельеф нашего главного понятия. И в данном случае мыусматриваем следующие сюжетные линии.

В этом ряду легко выделяются две глагольныегруп­пы: активная ипассивная.

Активная группа: «говорить» — «устанавливать».

Пассивная группа: «происходить» — «становиться».

Активная группа имеет прямое отношение кЗакону, ибо исходит от него. Пассивная — к началу принимаю­щему, то есть субъекту, и обозначает некое свершение,результат.

Однако это вовсе не означает наличиятотальной фа­тальностисубъекта, подчиненного и подчиняющегося Закону и соединенному с ним, ибо вконтексте их отно­шений мы замечаем еще одно понятие: Договор-Завет. И это весьмасущественное примечание. С одной сторо­ны, выясняется, что человекникакой не хозяин своей судьбы. С другой же, видно, что и заявлять омеханисти­ческой,отчужденной предопределенности, некой тотали­тарной «кармической»обусловленности также не пред­ставляется чем-то осмысленным.

Человек, безусловно, не есть хозяин своейсудьбы, и было бы совершенно неразумно и самонадеянно пола­гать подобное, но благодаряналичествующему Догово­ру-Завету он становится ее соавтором, вернее, получает такуювозможность.

Последнее добавление означает, что всубъекте также присутствует частичка активного принципа, который в какой-точасти своего смыслового контекста можно на­звать волей. Каждому дана воля, и каждый воленраспорядиться ею. И тогда, если желание проявить свою ак­тивность присутствует, топосредством воли личность направляет ее на то, чтобы не просто оставатьсязомбированным исполнителем неких программ, но стать и быть дееспособнымучастником Завета. И в этом смысле меж­ду человеком и Автором исходящихпредписаний уста­навливаются отношения со-творчества, сотрудниче­ства, со-авторства — через Слово.

Какова же прагматическая ценностьматериала, полу­ченного в результате наших исследований Цель одна -статьосознанным Со-Автором, принять Участие и снис­кать Счастье.

Связь между понятиями «судьба» и «счастье»очевид­на. Счастливтот, кто использует шанс сделаться соав­тором своей судьбы и статьактивным участником До­говора-Завета между собою и Законом — До-начальным, Предвечным, тоесть — Богом. В этомслучае человек обретает Судьбу. Отсюда следует, что счастье — это спо­собность обрести свою судьбу. Азначит, кто вне Судь­бы,тот как бы и вне Игры,вне Счастья, посколькувне Участия.

Безучастный несчастлив. И кто не имеетучастия, тот не имеет и участи.

Отсюда следует, что не бывает судьбы плохойили хо­рошей. Само посебе наличие таковой есть благо. Снис­кать последнее можно лишь однимспособом — найти иобрести свою судьбу. Она есть у каждого, но у кого-то она в совместном бытии, укого-то — совершенноотдельно и отделенно. Ощущение этой раздельности и порождает переживаниетревожности, сиротливости, потерянности и одинокости.

Семантический ряд: Судьба — Закон — Дух — Устанав­ливать — Соединение — Договор (Завет) — Воля — Проис­ходить — Говорить — Становиться — Рок — Речь — Слово.

Что ж, поговорим о том, как с помощью словизменить собственную жизнь.

ЧАСТЬ 3 ИЗМЕНЕНИЕ ЖИЗНИ ПРИ ПОМОЩИ СЛОВ(ЛОГОНОМИКА)

Глава 1 Жизнь естьтекст

После долгих лет моей интенсивнойдеятельности в об­ласти психоанализа и психотерапии я все же решился четко и открытосформулировать вопросы, которые по умолчанию мною отодвигались на задний план,благона­меренновытеснялись, и до поры до времени оставались в тени прохладного к нимвнимания.

И дело заключалось вовсе не в том, что онизаслужи­вали такогоотношения, как раз наоборот, в силу своей актуальности требовали серьезной ичестной их поста­новки. Однако явное, которое преднамеренно делается тайным, неможет бесконечно быть тайным, и снова ста­новится явным. Пришло время, аесли быть более точ­ным, то я пришел (ведь время приходит только тогда, когда приходиммы) к осознанию, что готов высказаться по поводу того, о чем раньшеумалчивал.

Вопрос 1. Почему со мною происходит то,что со мною происходит

Вопрос 2. Почему то, что со мноюпроисходит, проис­ходит именно со мной

Вопрос 3. Могу ли я изменить то, что сомною проис­ходит, еслипроисходящее со мной мне не нравится

Я поступил парадоксальным образом. Янаконец-то задал эти вопросы... Но это произошло тогда, когда ответ уже былнайден. И, в первую очередь, я стал предлагать их пациентам прямо на первом жесобеседовании. «По­думайте и ответьте: почему с Вами происходит то, что с Вамипроисходит Почему то, что с Вами происходит, про­исходит именно с Вами Возможно лиизменить (имен­ноизменить, а не закрыть на это глаза) то, что с Вами происходит, если Вам это ненравится»

Психотерапия — единственная область, где клиентне прав. Если же он считает обратное, я отправляю его в магазин — пусть там доказывает своюправоту. С другой стороны, если прав психотерапевт, то почему ониспол­няет функциюконсультанта, а не Господа Бога

Таким образом, я не ждал от посетителя«правильных ответов», но переживал с ним возможность его озарения,иррационального пробуждения тех душевных энергий, которые, преодолев инерциюпредубеждений рассудка, способны внедриться в самую глубину Сокровенного иобнаружить там живой смысл. А затем потустороннее «там» перенести в здешнее«здесь».

В результате наших совместных странствийпо «ней­роннымпространствам», этаких внутренних навигаций, мы кое-что прояснили, но к этомудобавился еще один вопрос: «Действительно ли возможно, то есть реально ли насамом деле с помощью слов изменить происходящее или это всего лишь красиваяметафора, пленительный миф, чарующая сказка, космическая фантазия опредначальном глаголе Логоса, написавшем этот мир»

Первые формулировки наших постиженийоказали на нас впечатление и вдохновили на то, чтобы продолжить единождыначатую деятельность. Вопросы сами раскры­ли себя, и мы обнаружили в нихспрятанные, словно зер­нышки в яблоках, ответы.

Вопрос 1. «Почему со мною происходит то,что со мною происходит» — Ответ: «То, что происходит со мною,про­исходит вабсолютно точном и строгом соответствии с тем, что и как я говорю».

Вопрос 2. «Почему то, что со мноюпроисходит, про­исходит именно со мной» — Ответ: «Потому что имен­но я это говорю».

Вопрос 3. «Могу ли я изменить то, что сомною проис­ходит, еслипроисходящее со мною мне не нравится» — Ответ: «Поскольку происходящее со мною зависит от того, что я говорю, то,если я изменю свою речь, поменяется и происходящее».

Полученные выводы, однако, не показалисьни абсурд­ными, нифантастическими, ибо их согласованность с данными лингвистики оказалась вполнесоответствую­щей. Ипоэтому, прежде чем изложить собственно ориги­нальность и инновационностьавторского метода, кото­рый я назвал психограмматическим,напомню классиче­ские положения.

Одно из них, известное как Принцип лингвистической относительности Сепира — Уорфа, заявляет о том, что не реальность определяет язык, а, наоборот,язык определя­етреальность. Это значит, что язык, в первую очередь, со­здает реальность, структурируетее, а не описывает.

То есть слова не описывают мир, они пишутмир.

В качестве иллюстрации достаточновспомнить слу­чай влондонском метро, когда таблички на дверях «Вы­хода нет» по рекомендациисоциологов заменили надпи­сью «Выход рядом», что уменьшило число самоубийств вЛондоне.

Столь же показательны примеры, которые ямогу при­вести изсобственной практики.

Однажды на консультацию ко мне пришелмолодой человек и посе­товал на собственную судьбу. На вопрос о том, что же его такудру­чает и печалит,он нерешительно пожал плечами, как-то нервно дер­нулся и выговорил нечто невнятное.Затем напрягся, сжался, съежил­ся и вдруг заявил, словно, наконец, решился: «В последнее времяменя преследуют долги. Я никак не могу расплатиться со своими компаньонами. Идаже если подворачивается удачный вариант, в са­мую последнюю минуту он срывается.Тут еще ни с того ни с сего жена начала предъявлять повышенные требования, асын стал дер­зить.Наваждение какое-то».

Внимая его исповеди, я уловил, что втечение сорока минут он семь раз употребил слово «должен», причембезотносительно от описы­ваемой ситуации.

Оказалось, что его основная жизненнаяопора приходится на слово «должен». И получилось, что его главное руководство кдействию заключено в черной магии этого понятия: «Я постоянно кому-то должен— обществу,приятелям, родителям, детям, педагогам...» Наиболее коварный соблазн— расширение принципадолженство­вания и насебя — оказался такжехарактерным для моего посети­теля. Хотя бы такая его фраза, как: «Что я должен делать,доктор», выразила довольно высокую степень его сцепления спроблемой.

Итак, мы выявили опорный, осевой тезисвсей смыс­ловойконструкции, которая ляжет в основу метода прак­тической трансформацииличности.

Жизнь есть текст. И конкретная жизнь отдельного субъекта складывается в точномсоответствии с тем, что и как он говорит.

Однако в отношении вышесказанного мнедовелось ус­лышатьдовольно логичное возражение: «Как на счет тех, кто говорит хорошо, а живетплохо» И на самом деле, замечание весьма существенное. Разве мы невстречаем­ся свеликолепными говорунами, которым можно вни­мать беспрерывно, но при этом ихжизнь оставляет же­лать лучшего.

Вроде бы все правильно. Но здесь следуетучесть один момент. Наша речь это не только то, что мы произносим вслух, но ито, что говорим про себя. Внутренняя неосо­знаваемая речь называетсямышлением. По определению мышление и есть внутренняя речь. Мы мыслим словами. И даже наши нечаянныефразы оказывают на нас су­щественное воздействие. Как-то раз одна женщина в шутку обронила:«Мой ребенок ну прямо одно наказа­ние» — ичерез минуту уже забыла об этом. А фраза, тем не менее, записаласьподсознательным умом и послужи­ла своеобразным посылом для выстраивания логической цепочки,кстати формально совершенно непогрешимой. Поскольку наказание всегда связано сболью, то послед­няяне заставила себя ждать, и молодая мамаша с непри­ятным удивлением вскоре обнаружилау себя склонность к мигреням и травматизму, чего раньше за собой нена­блюдала.

Основное правило

Продолжая развитие темы, перейду кпредставлению оригинальной части повествования, излагающей базовые положенияразработанного мною метода, получившего название Психограмматика (Лингвопсихоанализ).

Итак, мы выяснили, что разгадка жизнизаключена в разгадке слов — своеобразных кодов, конденсирующих в себе все мистерииБытия.

Мы сами не подозреваем о том, сколь мощнаяи сак­ральная силаобитает в недрах слов, которые мы произ­носим. Связывая друг с другомслова и предложения, мы связываем варианты своих судеб. Исходя из этого мыможем обозначить и суть лингвопсихоанализа, которая сводится к тому, чтобывыявить в языке или в речи па­циента определенные закономерности, в поле его бытияпроецирующиеся в явления, называемые им проблемами.

Поскольку языкпервичен, а ситуация лишь следствие, то, внося определенные коррективы всобственный лекси­кон,мы автоматически корректируем и контекст наших обстоятельств. Данное высказывание является основ­ным правилом лингвопсихоанализа.Выражаясь проще: как говорим, так и живем. Если хочется житьпо-друго­му, тоследует и начать говорить по-другому. Преимуще­ство данного метода состоит в том,что он не требует от нас особых усилий, напряженного самокопания,болез­неннойрефлексии, затрат времени, но предполагает лишь наличие карандаша, да листкабумаги, с помощью кото­рых можно изменить собственную жизнь. Мы выполня­ем несложные, но точносогласованные действия, и в это время кардинальным образом меняется нашажизнь.

Жизнь каждого из нас — это грамматическаяконст­рукция. Несмотряна свою очевидность, это утверждение нуждается в определенном прояснении,которое станет вполне ясным, если совершить короткое погружение в глубинуэволюционных пластов той мистической руды, которую мы называемдушой.

Глава 2 Ядерная функцияслова

С точки зрения лингвопсихоанализасемантическая струк­тура любого слова, а таким образом и текста, состоит из трехуровней.

Первый, самый поверхностный пласт—повествова­тельный,или буквальный. Он заключен в пределах внеш­него, экзотерического круга восприятия ипредставляет собой значение, привитое обычным обучением. Экзоте­рический круг можно назватьпрофанным. В данном слу­чае, когда мы говорим о профанном понимании, то име­ем в виду, прежде всего, уровеньпонимания, свойствен­ный общественному сознанию, не проявляющему особой склонности кустремлению в глубины явлений. Пред­ставленный уровень, если проводить аналогию с психо­аналитической композицией психики,можно обозна­чить как— «сознаниеслова».

Следующий уровень — мезотерический. Он уже несет в себеинформацию, расположенную за пределами бук­вального понимания, и потомураскрывает в себе контексты метафорические, иносказательные. Они просачиваютсяв глубины сознания и оказывают свое влияние изнутри. Открывающаясямногомерность смыслов сдвигает пси­хический аппарат с мертвой точки, делает его сопричаст­ным логике иррационального.Створки внешней обыден­ности раздвигаются, открывая пространство иных изме­рений, затаившегося инобытия.Здесь обнаруживают себя наши душевные ресурсы. Через подобноеобраще­ние внутрь себяпроисходит обращение к таинству и в таинство. Посредством интуитивного озаренияпостига­етсясокровенное. Это —«подсознание слова».

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.