WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 22 |

Однако, не задерживаясь на фрейдизме,который сам за себя говорит достаточно весомо, попытаюсь подытожить сказанное.Каждый человек формирует свою систему значимостей и принимает ту или инуюзнаковую систему, которая бы служила ориентиром для опознавания первой.Взаимодействие этих двух систем позволяет личности структурировать в потокереальности свою реальность и укрепиться в ней, используя ее как наиболееоптимальный источник потребления удовольствия.

Из приведенных примеров видно, что системазначимостей актуализирует адекватные ей пережива­ния, а знаковая система генерируетих. Это удобно наблюдать в церкви, где сама по себе знаковая система,включающая соответствующую атрибутику, ритуаль­ность, символику, создает особыйфон настроения. Если при этом в системе значимостей доминирующую позициюзанимает идея и понятие Бога, то яркость этого фона усиливается многократно— до такой степени,при которой оказывается возможным пере­ход в качественно иное состояниесознания, а, значит, и организма. Причем для мозга, этого хладнокровного иникогда не устающего биокомпьютера, абсолютно все равно, чем вызвано новоесостояние — силой ливеры, то есть фактором психическим или некоей сверхвысокой божественнойэнергией, то есть факто­ром.метйпсихическим. Для мозга это — одно и то же.

Сказанное мною может показатьсяпарадоксальным — в томплане, что первопричиной того или иного чувства я считаю форму, знак, а невнутреннюю ориентацию в ценностно-смысловом континууме. И действительно, развене религиозное чувство вызыва­ет состояние экзальтации и вдохновения, а сопутст­вующая атрибутика лишь усиливаетего Разве это предположение, прямо противоположное тому, кото­рое я выразил выше, не болееочевидно

Возможно, оно более очевидно, но, скореевсего, менее достоверно. И дело здесь не в том, что человек испытывает грустьот того, что у него появляются слезы (здесь автор намекает на известную теориюДжемса—Ланге, согласнокоторой не чувство порож­дает адекватную физиологическую реакцию, а, на­оборот, физиологическая реакциявызывает соответ­ствующую эмоцию).

Обратимся к истории мистицизма, котораямо­жет дать дляизучения человеческой душевной дея­тельности гораздо больше материала, чем все, пусть даже самыеноваторские, психологизации — хотя бы потому, что она история.

В древних (и не столь древних) племенахшаман для того, чтобы расширить сферу своего влияния среди остальныхиспользовал (или использует) преж­де всего знаковую систему — ритуалы, обряды,закли­нания. Весь этотнабор прежде всего потрясал вооб­ражение неискушенного первобытного обывателя и генерировал в немпереживания с чрезвычайно высо­кой концентрацией аффекта. Явление индукции еще больше усиливалоэтот эмоциональный заряд. А об­щепринятая вера в духов, то есть официально узако­ненная система значимостей,направляла этот заряд в нужную сторону. Аффект находил выход, и в такой жесткоорганизованной форме был способен совер­шить физическую работу, независимоот своегоноси-теля —убить на расстоянии или оживить умершего. В такие моменты все племя моглоперейти в шаманское состояние сознания (ШСС по М. Харнеру). Однако дажесовременный цивилизованный человек, пред­почитающий горячую ванну"внутреннему огню" и чашку кофе — "танцу силы", если примет участие в шаманских таинствах и обрядах,довольно скоро вой­детв состояние транса, на время отложив вместе с утренними газетами и свойскепсис. Иными словами, субъект может не принимать туили иную систему значимостей и при этом находиться под влиянием соответствующейей знаковой системы.

Другой пример, более близкий нашимкульту-ральным запросам, показывает то же самое. Настоя­щая Йога является настоящей лишь вИндии, и ее возникновение именно там, а не, скажем, в Германии или России, покрайней мере, не случайно. И, несмот­ря на великое множество у насразличных сект, секций и школ йоги, с не менее великим множествомновоис­печенных гуру,звание Йогин Иванов звучит ничуть не хуже, чем гоголевский "Иностранец ВасилийФедо­ров". Но стоит вамнекоторое продолжительное время пожить в каком-нибудь индуистском храме, гдепрак­тикуется йога,принимая участие в священнослужени-ях и распорядках этого заведения, как вашесознание начнет невольно регистрировать происходящие в нем своеобразныеизменения. Я сам был свидетелем того, как, и я имею в виду не внешность,преображались западные европейцы, подолгу жившие в Индии.

Что сделал Дон Хуан с Кастанедой В первуюочередь он погрузил его в своеобразную знаковую систему, которая началаисподволь влиять на состо­яние ученика и постепенно изменять его сознание.

На первый взгляд сказанное здесь можетпоказать­ся вариациейна тему старого лозунга, согласно которо­му среда оказывается первоначальнымфактором, воз­действующим на человека. В какой-то мере, в этом положении естьдоля истины — средадействительно является довольно важной структурой. Хотя она фор­мирует лишь самые поверхностныепласты человечес­койпсихики, не затрагивая глубинных. В этом смысле понятие среда следует отличать от понятиязнаковая система. Перваяпредстает как данность, которую не выбирают, а либо принимают, либо нет. Посути своей она нейтральна, и с этой точки зрения влияние, оказы­ваемое ею на индивида в большейстепени зависит от свойств самого индивида. Это может быть город, улица, дом,учреждение, где живет или работает субъект. И сами по себе ни город, ни улица,ни учреждение никак не относятся к субъекту. Он — всего лишь часть этой средынаравне с теми предметами, которые входят в ее состав — кустарником, асфальтовымидорожками, дру­гимилюдьми, животными и т. д.

Знаковая система всегда предполагаетактивное воздействие, ее выбирают и устанавливают с ней обратную связь. Онаподчеркнуто символична, и, благодаря этой символичности, она приобретаетха­рактер некоторойэзотеричности. Например, в ка­ком-то городе, на какой-то улице расположено некое здание, гдеустраивают свои собрания последователи некоего культа или мистической школы.Для того, кто не имеет отношения к этой организации, данное здание так иостанется элементом среды. Тот же, кто выбрал это здание для своеговремяпрепровождения и предпочел его остальным, автоматическивключил­ся вопределенную знаковую систему.

Знаковая система в отличие от среды способнаоказывать влияние на глубинные процессы душевной деятельности итрансформировать их. Впрочем, ради этого и включаются люди в ту или инуюзнаковую систему.

Одна из фундаментальных человеческихпотреб­ностей— потребностьнаходиться под влиянием или воздействием.

Не имеет значения, какое влияние иливоздейст­вие имеются ввиду. Важен сам факт, что такая потреб­ность существует. Вероятно,механизм ее развития обусловлен движущей силой инстинктасамосохране­ния.Осознание человеком своего одиночества и смут­ной или явной опасности, окружающейего, вынужда­етпредпринять поиски покровителя. Из поколения в поколение выстраиваетсяиерархическая лестница, скрепленная цементом страха за свое существование.Вершину этой пирамиды занимают метапсихические персонажи — боги, демоны, духи. Онинепостижимы, таинственны и всесильны. Их бытие внедряется в повседневную жизньв виде огня, ветра, смерти. Власть стихий беспредельна и всесильна, и этавласть может как покарать, так и вознаградить. Однако для того, чтобы вестипереговоры с этими силами, необходим человек, который бы владел их языком. Такпоявляется каста жрецов, шаманов, прорицателей. Они и создают первые знаковыесистемы. Знаковая система предстает

как средство, способное защитить илипринести бла­годать. Ноее загадочный, столь же притягивающий, сколь и завораживающий, ореол, тщательноохраняет­ся вновьсозданным институтом священнослужителей. Рождается новое таинство, а с ним иновый трепет —завершается формирование системы значимостей, цент­ральное место в которой занимаетфигура вождя. И теперь рядовой член племени чувствует свою безопас­ность, ибо его охраняют те, подчьим влиянием он находится.

Остальные, более поздние формыпсихосоциаль­нойжизнедеятельности по существу являются лишь. модификациями представленноймодели. Современ­ныйчеловек по-прежнему нуждается в чьем-либо покровительстве и влиянии, разницазаключается лишь в личностных ориентациях — государство, цер­ковь, семья, частная собственность,природа, красота и т. д. — все это фетиши, которые призваны управлять людьми, и люди имслужат. Хотя встречаются и ярко выраженные индивидуалисты с четкойэго-ориента-цией —натуры сильные, незаурядные, стихийно призванные не подчиняться влиянию, новлиять. В других людях они нуждаются меньше, чем последние в них. Но даже утаких своеобразных субъектов сохраняется потребность находиться подвоздействи­ем. В данномслучае это воздействие может оказывать или идея, или собственноеэго.

Как бы то ни было, все те же закономерностимы наблюдаем и в процессе взаимодействия с психотера­певтическими пациентами. Как толькопоследний попадает в соответствующее место, он невольно начи­нает подвергаться трансформации,потому что вклю­чаетсяв актуальную для него знаковую систему. Даже еще не видя врача, а лишь замечаятабличку на двери кабинета, пациент бессознательно активизирует потоксобственных проекций. Я был сам свидетелем случаев, когда больные психотики,даже не переступив порог моего кабинета, еще там, в коридоре, по ту сторонудвери, включали меня в свой бред. Как правило, это был бред воздействия.Надпись "психотерапевт — гипнолог" оказывалась для них слишком мощным знаком, чтобывоспринимать ее адекватно. И лишнее

напоминание о психотерапии и гипнозеактивизиро­вало ихпсихотическую продукцию. Они начинали видеть "лучи" или "чувствовали волны",которые якобы излучали мои глаза, или еще что-то в этом роде. Самое интересноето, что я не считал нужным отказы­ваться от подобных пациентов, ссылаясь на традици­онное утверждение, что для нихпсихотерапия являет­сяпротивопоказанным методом. Я полагал, да и сейчас придерживаюсь того же мнения,что все эти галлюци­наторные и бредовые построения были вызваны не обострениемзаболевания, причиной которого послу­жила психотерапия, а проявлениемсвоеобразной транс-ферной активности, на которую способен психотик. Говоря обэтих случаях, я не имею в виду тех пациен­тов, которые демонстрируютпсихотический транс­фер, не будучи шизофрениками.

Разумеется (хотя почему разумеется),психоте­рапия неизлечивает душевных заболеваний, но она в достаточной степени способнатрансформировать личность и сделать ее не столь зависимой отпсихоти­ческихпереживаний. Что же касается временного обострения галлюцинаторно-бредовойсимптомати­киреактивного происхождения, как это приходилось наблюдать у пациентов, которыхуже сама только табличка приводила в измененное состояние, то она относительнобыстро редуцировалась в ходе самого терапевтического процесса.

Что касается таблички и кабинета, тознаковая система на этом не исчерпывается. Сам психотера­певт становится таким же элементомэтой знаковой системы — здесь имеется в виду и его поведение, и внешность и тот имидж, скоторым он себя преподно-• сит, и, конечно же, те методы, которые он предлагает. В этот рядможно включить еще множество других черт и особенностей, однако знаковаясистема не является лишь набором случайностей. Она прежде всего характеризуетсясвоими закономерными при­знаками и свойствами, не говоря уже о функциональ­ном единстве, которое само собойподразумевается.

Это, в первую очередь, структурное единство— такаясамоорганизация системы, при которой каж­дый ее элемент, играясамостоятельную роль, в то же время является дополнением к другим элементам. Вобычной комнате, например, стол, строго говоря, необязателен, хотя и желателен.И в любом случае комната остается комнатой, независимо от того, на­ходится в ней стол или нет. Если жемы имеем дело с комнатой, где проводятся занятия магией, то работа наполовинупотеряет смысл, если оттуда вынести стол, который может выполнять функциюалтаря.

Следующим, не менее важным качествомзнако­вой системыявляется ритуальность.

И третий неотъемлемый признак — символизм.

Наиболее же важное свойство знаковойсистемы, как это ни парадоксально звучит, является ее идеологи­ческая нейтральность. Дело в том,что знак сам по себе нейтрален, в чем и заключается его универсальность.Например, крест не несет никакого идеологического содержания, хотя как форма они оказывает активное воздействие на мозг. Это подтверждается тем, что вразличных культовых и религиозных системах крест имеет различные значения.Примечательно, что первоначально он отвергался христианством, символомкото­рого, какизвестно, являлось изображение рыбы.

Знак приобретает эффективный заряд, когда онначинает параллельно работать с системой значимостей.

Другим, достаточно характерным примеромсмы­словойиндифферентности знака является мандала. Янтры, графические изображенияопределенной структуры, использовались и используются в качестве объектов длямедитации. Их созерцание может при­меняться и в лечебных целях, и вместе с тем, для того, чтобы этипроцессы проходили успешно, вовсе не­обязательно понимать значение тойили иной янтры. То же самое можно сказать и в отношении мантры. Кто может датьточный перевод "Ом мани падме хум" И кто может объяснить точный смысл, которыйнесет эта фраза

Эти иллюстрации еще раз доказывают, что знаксам по себе не имеет смысла. Таковой обретается лишь тогда, когда знакстановится символом. В таком случае символ можно определить как знак,наделен­ный аффективнымзарядом.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.