WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 22 |

— В том-то идело. А вы утверждаете, что ваша натура насквозь рационалистична. Но ведь сны— часть, и причемдовольно значительная, вашего суще­ства. Практически это вы сами и есть. Стало быть, заявление о вашемнепреклонном позитивизме — это всего лишь ваше убеждение, из разряда тех, чтосозда­ны длясобственного самоуспокоения. Да, всего лишь убеждение. А куда вы денете вашеподсознание с его причудливыми фокусами и фантастическими сюжета­ми, на которые не отважился бы исам Босх Так что не тешьте себя иллюзиями по поводу того, что вы являетесьрационалистом. Как и любой человек, вы существоиррациональное, темное и потустороннее.

— Чтозначит потустороннее — последнее заяв­ление несколько смутило меня.

— Это значитто, что вы сами о себе многого не ведаете, хотя вам кажется, что знаете себякак облуп­ленного.Однако все ваше знание — всего лишь система убеждений.

— Но ведьто, что вы говорите, также является убеждением, всего лишь убеждением — я преиспол­нился восторгом от собственногосиллогизма, кото­рыйпоказался мне вершиной изыска и остроумного изящества. Доктор медленно взглянулна меня.

—Убеждением Но я никого не убеждаю — ни себя, ни вас. Я всего лишьнавсего рассказываю, ничего не отрицая и не утверждая. Когда я говорю о вашейиррациональности, я не заявляю о своей пра­воте, а всего лишь напоминаю оснах, фантазиях и подсознании.

— И при этомапеллируете к той же самой логике — Я продолжал сопротивляться, ночувство­вал где-товнутри, что позиции моих установок уже значительно ослаблены. И смутноеосознание этого положения пытался компенсировать несколько воз­росшей агрессивностью.

— Апелляцияк чему-либо хороша в споре, но я. не спорю с вами.

—Согласен... И все-таки... что же такое: человек — существопотусторонее

— Возьмитесвои детские фотографии, внима­тельно вглядитесь в них и задайте вопрос: "Кто это" Не спешитеотвечать, что это вы. Вы — здесь и сейчас. Вы, разумеется, можете сказать: "Да, конечно, этоне я. Но ведь это я, которым был когда-то". Вот именно — был! Теперь вас там нет. Вы неживете теперь там. То есть вы мертвы по отношению ктому дню, когда была сделана эта фотография. Наши фотографии — это наши надгробные памятники. Мыкаждый день умираем вчера, чтобы возродиться сегодня. Помните, как сказано уСенеки — "Смерть невпереди нас, а позади нас".

— Значит,когда я смотрю на свою детскую фотографию, я созерцаю себяумершего

—Да.

— Но мояличность осталась прежней!

— Нет,личность тоже другая. Ведь личность — это душевное лицо, то есть то,что повернуто, обраще­но к другим. Вместе с физическим вы оставляете в прошлом и этодушевное лицо. Всякое лицо, в том числе и личность, чрезвычайно непостоянно,недол­говременно, оноформируется не вами, а окружаю­щими вас.

— Тогда чтоже меня связывает с тем существом, которое мною являлось когда-то, энноеколичество лет

— С темсуществом Именно вашесущество. Его можно еще назвать и сущностью,то есть чем-то, что существует само по себе, внекаких-либо изменений и аберраций. Здесь-то мы и подходим к томуопреде­лению, следуякоторому человек есть явление потус­тороннее. Все то, что вы знаете о себе, вы знаете как о личности,но остальная часть вашего существа остается для вас столь же загадочной, скольи таинст­венный мирпривидений и призраков. В этом же заключается иррациональность, скрытая вкаждом из нас. Попробуйте рационально объяснить хоть одно свое действие, свойпоступок, и у вас это не получит­ся. К примеру, я выпиваю рюмку водки. Почему Почему я выпиваютолько одну,, а не две, и не десять С одной стороны, я могу сослаться нахимизм моего мозга, который именно в данную секунду предопре­делил мое желание и поведение. Нотогда возникает вполне закономерный вопрос — а почему химизм моего мозгапроявил себя именно так Что, в свою очередь, предопределило данную химическуюреак­цию Ведь не самаже по себе она-взяла и появилась — вдруг, ни стого ни с сего.

—Да, мне нераз приходилось слышать катего­ричные заявления о том, что нейроны мозга управля­ют нашим поведением.

— Возможно,это и так. Но что тогда управляет самими нейронами Какой-нибудь главный,верхов­ный нейронДопустим. Но кому подчиняется он И чем он отличается от остальныхклеток Сталобыть, существует какая-то сила, которая управляет нейро-химиеймозга

— И эта силанаходится на пределами мозга

—Получается, что так.

— Но это ужеметафизика какая-то.

— Но любаянаука все равно, рано или поздно заканчивается метафизикой, имя которой вытолько что произнесли с некоторым укором. Так или иначе, но в любой областизнаний существуют пределы нашего понимания, за которыми лежит пространствочистых ощущений, не поддающихся ни описаниям, ни терминологическимопределениям. Их можно или выразить приблизительным понятием, или толькоиспытать. Такова, например, такая категория как силаили энергия. Ее невозможно выразить никакой формулой, ее нельзя понять, но можнотолько почув­ствовать.Быть может, в этом и заключается одно из величайшихчеловеческих дарований — невозможность понять, но способность почувствовать или пережить."Я этого не понимаю, но я это чувствую". Благодаряэтому мне дано постигнуть бесконечность, любовь, проявления силы, или ощутитьсоприкосновение с Тайной, одной из разновидностей которой является и наша свами душа.

— Но ведьдолжна же быть какая-то связь с тем Неведомым, которое так или иначе оказываетна нас воздействие

— Мытаинственно связаны с этим миром или, если хотите, с тем Неведомым, посредствомтого, что называют подсознанием.

— Можно лиопределить подсознание

— Нет. Этоттермин не имеет ни смысла, ни значения. Я его употребил лишь для того, чтобыбыло яснее, о чем идет речь. Скорее всего, более правильно и точно называтьэто — Бессознательное, как и поступил в своевремя Фрейд.

— Неужели жетак важно это различие в словах

— Важно дажеразличие в запятых. Вспомните "Казнить нельзя помиловать". Признаться, я неслиш­ком доверяюспекуляциям вроде подсознания, сверх­сознания или сверхзнания. Однакосейчас речь не о терминах. Для удобства оставим все-таки подсозна­ние — как синоним Бессознательного.Можно зани­матьразличные позиции —антропоцентрические или оккультные — для мозга это не имеет никакогозначения.

— Доктор, янесколько удивлен вашей последней фразой. Она мне кажется слишком уж туманнойи, кроме того, несколько внезапной. Каким образом она связана с тем, что выговорили

— Возвращаювас к Неведомому и тому, в каких отношениях мы с ним находимся. Оккультист может утверждать, что наше Бытие определяетсяразличными астральными и тонкоматериальными влияниями, ша­ман заявит о духах, а позитивистоб объективных законах. Так вот, для самого мозга, то есть той машины, котораяявляется все-таки главенствующей по отноше­нию к остальному организму и вкакой-то мере опреде­ляющей его состояния, та или иная концепция не имеет значения иравнозначна остальным другим. Признаете ли вы подсознание как психодинамическуюсилу, или астральные энергии как силу оккультную — не имеет значения. Для мозга это— одно и то же. Все многочис­ленные понятия подобного родапредставляют собой лишь опознавательные знаки для обозначения тех каналов, покоторым осуществляется связь частного, то есть человеческого существа и целого— понимае­мого как Вселенная, Макрокосмос,Мироздание, Высший Разум или Бог.

Важна не концепция, а состояние.

ГЛАВА 7

ЗНАКОВЫЕ СИСТЕМЫ ВНУТРИРЕАЛЬНОСТИ

Важна не концепция а состояние. Одно и то жечувство могут испытать младенец, получивший вожде­ленный подарок, монах вэкстатическом исступлении простирающий руки к сырому потолку своей кельи,буддийский отшельник, растворившийся в медитации или ученый, увлеченный удачнымэкспериментом. Это чувство характеризуется яркой выраженностью и экспрессиейаффекта. Во всех этих случаях душевному состоянию присуща та или иная степеньэкзальтации, которая, влияя на мозг, влияет и на организм, воздей­ствуя на функциональные системыпоследнего.

Для одного счастье — это "звездное небо над головой инравственный закон внутри", для другого — изысканный обед. Но в том и вдругом случае эмоци­ональное переживание и психофизическое состояние мозга оказываютсяв чистом виде одинаковыми. Никто не может сказать, что такое счастье, но каждыйспосо­бен отметить,счастлив ли он. Это невольно возвращает нас к фрейдовскому принципуудовольствия (Lustprin-cipie): человек стремится получить удовольствие иизбежать неудовольствия. Такое стремление и толкает одного в горы навстречуопасностям, другого —на путь аскезы и самоотречения, третьего — в публичный дом или к ломящимсяот яств столам. Как бы то ни было, но подобная деятельность, несмотря на всюразницу в средствах, ведет к единой цели — пережить наиболее остро иинтенсивно крайне положительный аффект — удовольствие. В такие-то минутычеловек, как правило, и восклицает: "Я счастлив!". Значит, с практическойстороны удобно было бы определить счастье как интен­сивное переживание удовольствия иодновременное осознание этого переживания, или иными словами, счастье — это способность осознать, что тебе хорошо сейчас. Обратная сторона такого состояния только одна — страдание. Сама клиническаяпрактика без каких-либо усилий и пристрастных раздумий с моей стороны показала,что все так называемые невротики страдают фактически одним расстройством— расстройствомспектра Унлюст (Unlustishe), т. е. эти люди перманент­но пребывают в состояниипереживания неудовольст­вия, Использованное мною сочетание такназываемые в применении к тем несчастным, которыепопадают к психотерапевту, неслучайно. Дело в том,что невротики — мывсе... Сама по себе природа человеческая невротична — вероятно, в этом заключаетсяопределенный смысл. Каждому из нас знакомо чувство душевной боли, вины, присущите или иные комплексы и непродуктивные модели поведения. Об этом точнорассказывается в одной притче, где к Будде приходит убитая горем женщина ипросит его совершить чудо — вернуть к жизни умершего сына, на что Будда ответил: "Хорошо, ясделаю то, о чем ты просишь и оживлю твоего сына, но для этого ты должнавыполнить одно мое поруче­ние". "Конечно же, о великий, любое поручение"! — восклицает воодушевленнаяженщина. "Ты должна принести мне горчичное зерно из дома, где никто никогда неумирал". Она стала ходить из дома в дом, ее внимательно выслушивали, но вкакой-бы дом она ни заходила, ответ хозяев оказывался дочти одинаковым: "Тыможешь взять хоть горсть горчичных зерен, хоть мешок, но у нас есть умершиеродные и близкие люди". И богатые усадьбы, и жалкие лачуги знали, что такоесмерть. И когда не осталось ни одного дома, который бы не посетила эта женщина,она вновь пришла к Будде и на его вопрос: "Где же твое горчичное зерно"припала к его ногам и сказала: "Ты уже совершил чудо". Эта история прекраснопоказывает, что невроти­ческие переживания присущи и знакомы каждому человеку. И в этомслучае Будда проявил себя как мощный психотерапевт и действительно совершилнастоящее чудо. Вся тонкость заключается в том, что реактивные депрессии,особенно связанные с утратой близких людей, на самом деле не так уж легкоподда­ются терапии, какэто может показаться на первый взгляд. Особенно же бесполезными здесь могутока­заться врачебныепроповеди и монологи типа "нет человека, который бы не терял своих близких...крепи­тесь... держитесебя в руках..." и т. д. и т. п., которыми грешат даже некоторые коллеги понашему цеху Ars Medica. Какой смысл говорить человекуто, о чем он и так знает! Это прекрасно понималвеликий психолог Буд­да, и он сделал поистине гениальный ход, отправив осиротевшую матьна поиски такого дома, где никто и никогда не умирал. Это задание "с подвохом",о котором женщина не догадывалась поначалу, привело ее к катарсису, инсайту иличностной трансформации. Проблема была отреагирована и решена, а не загнанавнутрь путем подавления. ао том, к каким последстви­ям приводят подобные подавления,хорошо известно — уженщин, в частности, неотреагированные траурные переживания могут привести конкологическим забо­леваниям. Рак груди, например, часто развивается в ответ на смертького-нибудь из близких.

Так вот, возвращаясь к нашим клиническим' невро­тикам, можно обнаружить, чтопоследние лишены тех радостей, которые приносит переживаниеудовольст­вия. Этареальность не приносит им удовлетворения, и боль постепенно становитсяхронической. Вместе с ней появляется ощущение собственной неполноценности, чтои приводит к завершенному формированию некой структуры бытия, фасадом которойпредстает тот или иной симптомокомплекс. Часть таких людей все-таки способнаизбежать этого кошмара — некие механизмы саморегуляции таинственным образом помогаютлич­ности справиться сосвоими проблемами, следуя прин­ципу: "Если ты не в силах принять илиизменить эту реальность, ты можешь изменить свое отношение к ней илиорганизовать свою внутреннюю реальность, где бы ты чувствовал себя хорошо".Благодаря подобной внутрен­ней работе появляются художники,проповедники той или иной оздоровительной системы, связанной с опре­деленными ограничениями илиотказами (голодание, вегетарианство, сыроедение), религиозно-мистическинастроенные натуры. Любой из этих видов деятельности способен принестинаслаждение. То же самое каса­ется и монашеского подвижничества, по поводу кото­рого в обществе бытуетраспространенное заблуждение — дескать, монахи лишают себя сексуштьной жизни. Это далеко не так.Напротив, сексуальная жизнь мона­хов чрезвычайно интенсивна и наэлектризована до предела, просто онаотличается от тех форм, которые имеет в виду обыватель. Внутренние культовыепере­живания сами посебе весьма сладострастны, на что обратил еще внимание П. Б. Ганнушкин, указавв своем эссе-исследовании "Сладострастие, религия, жесто­кость" на тесную связь этихсостояний. Ясно, что если бы аскет на самом деле отвергал удовольствие кактаковое, он перестал бы быть аскетом. Для кого-то лишение всех удовольствий— своего рода высшееудовольствие. И любое удовольствие по природе своейсексуально, ибо здесь присутствует все та же энергиялибидо.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.