WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 22 |

ГЛАВА 5

ТЕХНИКА РАССЛАИВАНИЯ И ЯЗЫКПОВЕДЕНИЯ

Известно, что Бессознательное проецируется.И в конечном итоге оно проецируется в поведение, которое в свою очередьпредопределяет цепь собы­тий, чью последовательность принято называть судь­бой. Иными словами, любое событие вжизни чело­векадетерминировано и представляет собой реали­зацию проективной деятельностиБессознательно­го.

Все то, что должно произойти — уже произошло в пространствеБессознательного. Таким образом, то, что ужесвершилось, не могло не свершиться.

Мы живем с некоторым запаздыванием— в том смысле, чтовсе наши поступки и ситуации являются лишь повторением того, что уже"отпечатано" в контексте Бессознательного. Поэтому вполне спра­ведлива поговорка: "Это произошлопотому, что это должно было произойти".

Стало быть, то, что мы называем судьбой,можно определить как "материализацию" на событийном уровне информационныхматриц Бессознательного.

Данное положение позволит нам высказаться напервый взгляд несколько парадоксально:

"Наша жизнь есть постоянное и непрерывноеис­полнение нашихжеланий".

Ясно, что речь идет о самых глубинных,потаен­ных желаниях истремлениях, о которых мы зачастую и не подозреваем. Вероятно, хорошейиллюстрацией к данному тезису может послужить пример из повести братьевСтругацких "Пикник на обочине", где один сталкер попросил у Зоны здоровья сыну,но получил мешок денег, так как именно это желание было его истинным, о которомон, однако, и сам не догадывал­ся, но которое распознала и уловила Зона.

Практически то же самое происходит и в нашейжизни. Многие желания, которые мы принимаем засобственные, на самом деле оказываются не нашими. Поэтому, если в нашей жизни что-то произошло, значит, мы этогохотели. Но желание было настолько тщательно запрятано, что о его осознавании немогло быть и речи.

Однажды на прием ко мне пришла женщина сжалобами на чувство угнетенности, подавленности, сниженное настроение. Онарассказала, что страстно хочет выйти замуж и испытывает тягостныепережи­вания по поводутого, что ее стремление оказывается безуспешным, так как она не может найтиподходя­щейкандидатуры, хотя партнеров у нее достаточно.

Во время нашей сессии она была крайнеудивле­на и дажеобескуражена, услышав мое заявление о том, что на самом деле у нее нетабсолютно никакого желания выйти замуж, а то желание, котороеиспыты­вает она,оказывается не ее истинным. Просто по­средством замужества она пытаетсяреализовать свои другие побуждения — сексуальные и, может быть,социальные (я имею в виду имидж замужней женщи­ны).

Однако в конце-концов она согласилась смоими доводами. Тогда мы решили пойти дальше. Я спросил ее, уверена ли она втом, что стремление к официаль­ному признанию ее как замужней женщины — ее истинное убеждение, на что онане смогла сразу дать ответ, и мы договорились провести эксперимент,смоделировав соответствующую ситуацию, в которой бы она приняла на себя рользамужней дамы. В течение нескольких недель она носила обручальное кольцо ипредставлялась своим новым знакомым именно в этом образе, после чего я ввел еев терапев­тическуюгруппу семейных отношений, где ей была предоставлена возможность полногосамовыражения относительно своих фантазий и внутренних кон­фликтов.

С увлечением она рассказывала, как изменяетсвоему "супругу", испытывая при этом угрызения совести, страх разоблачения ибоязнь забеременеть от одного из "любовников". При этом во всех этих трехощущениях отмечалось "нечто сладостное, почти даже сладострастное".

В индивидуальной беседе она высказалась,что, вероятно, эти чувства были бы острее, если бы она на самом деле былазамужем.

Я спросил ее, подвержена ли она страхам внастоящее время, на что она дала утвердительный ответ и добавила, что этинеопределенные и бессодер­жательные страхи возникают в ночное время. Мы договорились, что онапонаблюдает за своими ощу­щениями во время этих страхов и через два дня, явившись ко мне наприем, она рассказала о "каком-то смутном удовольствии", которое ей доставлялиэти страхи. Тогда я напомнил ей первый наш разговор, и она окончательносогласилась, что ее истинное, со­кровенное желание заключается в том, чтобы испы­тывать подобные переживания, авовсе не в стремле­ниик семейной жизни. Другое дело, что подобное желание может вытесняться,отвергаться и прикры­ваться социально приемлемой маской. Она с легкос­тью отказалась от своих навязчивыхидей, которые раньше принимала за страстное желание и ощутила гораздо большуювнутреннюю свободу.

Ряд схожих клинических примеровобнаружива­етдостоверность указанного положения. При этом становится ясно, что другаяпоговорка — "Мы самине знаем, чего желаем" — также оказывается психо­логически достоверной иточной.

Один мой пациент, попавший в автомобильнуюаварию, признался впоследствии, что хотел разбить­ся, но "не насмерть" — его жизненная ситуация оказаласьнастолько тяжелой, что он любыми путями стремился вырваться из нее, однако, ниодин из вариантов не позволял это сделать. Отчаяние достиг­ло высшей точки, и его подсознание"устроило" ему автокатастрофу, но с благополучным исходом. Полу­чив травму, он попал в больницу итем самым "на вполне приемлемых и законных основаниях" ушел от неблагоприятнойситуации.

В некоторых случаях люди предчувствуют теили иные события, которые действительно происходят в их жизни. В данном случаеможно сказать, что пред­чувствие есть частичное осознаниесвоих неосознанных желаний. Разумеется, речь идет покао предчувствиях относительно собственного существования.

Именно этот мой пациент в довольно,недву­смысленной формезаявлял о том, что он "словно

предчувствовал, будто случится что-тонеординар­ное".Нетрудно заметить, что его предчувствие былоопределенной формой поведения. Оно представлялосо­бой некий канал, покоторому информация из бессо­знательного шла в глубинные пласты сознания, кото­рые обозначаются как предсознание. (Таким образом получается,что предчувствие ощущается как таковое именно в предсознании).

Психоаналитическим психотерапевтам хорошоизвестна знаменитая формула Лакана: "Бессозна­тельное структурируется какязык".

Было бы вполне правомерным расширитьпреде­лыструктурирования Бессознательного, выведя их на уровень поведения. Ведь и язык,в конечном итоге, одна из форм поведения.

Допустим, что вне поведения нет человека.Это значит, что среди живущих мы не сможем найти человека, который бы никаксебя не вел, ни одного живого существа, которое бы никак себя не вело. Значит,поведение есть некая форма активности, отличающая живое от неживого. В свою очередь понятие активность самораскрывается как суммаактов. Но, с другой стороны,активность может быть присуща и неодушевленной материи в таких еепро­явлениях, например,как солнечная активность, ак­тивность ветра и т. д. В чем же заключается разница междуповедением человека и действием ветра или солнечного излучения А в том, чтоактивность не­одушевленных предметов представляет собой сумму актов, активность же одушевленных существ есть сумма акций. В процессе поведения любой акт стремит­ся превратиться в акцию,что вполне естественно, так как суть любого поведения — сообщение, сигнал.

Подобная функция сформировалась на тойста­дии развитияпервобытнообщинной орды, когда сло­весная информация не достигла еще должного уровня и не моглаобеспечить полноценный контакт между членами сообщества. Именно тогда возниклаопреде­леннаяпсихомоторная культура, проявившая себя в закрепленных формах — то есть поведение.Поведе­ние приняло насебя роль первого языка и языка довольно изощренного. По мере развития иобогащения речевого материала необходимость в поведении как прямом средствевыражения и сообщения отпала, и оно стало символическим и скрытымсигнализато­ромдушевных импульсов. То, что было сознатель­ным, ушло в глубину и сделалосьбессознательным. Никакой необходимости в полном исчезновении не было, так каксоциальные требования цензуры бы­стро закрепили возникшую диссоциацию между по­ведением и словами. Носителемязыка, который вы­дает(а еще вернее, сообщает) истинные намерения, все-таки осталось тело, и потомулюбой моторный акт до сих пор представляет собой акцию. Если слово социально,то поведение биологично.

Эта функция поведения сохраняется дажетогда, когда оно выступает в форме речевого эквивалента. Если мы внимательнопроследим за употребляемыми словами и сопоставим их стем подтекстом, который они могут нести, то без трудасможем определить бессознательные импульсы и намерения субъекта.

В связи с этим мне вспоминается случай,кото­рый довольноконкретно иллюстрирует данную идею. Однажды в одном учреждении группа мужчинстояла в ожидании лифта. В это время в холле появилась женщина средних лет,несколько манерная в одежде и походке. Когда дверцы лифта уже открылись, онагромко попросила: "Возьмите меня. Я такая малень­кая и худенькая".

Впоследствии я с ней встретился еще раз, ноуже в качестве консультанта, и мои интерпретации ее реплики подтвердились входе совместного с нею анализа.

Начальная часть фразы — "Возьмите меня" — может ассоциироваться в двухнаправлениях. Первое заставляет вспомнить знаменитое идиоматическое клише, гдевыражение "взять женщину" воспринима­ется в конкретном сексуальномсодержании. Поэтому добровольный призыв "Возьмите меня" эквивален­тен предложению "Овладейте мной, яхочу этого" и в данном случае может выражать скрытые сексуальные фантазии.Второе направление интерпретации пред­полагает наличие регрессии,инфантильной фикса­ции,где "Возьмите меня" может быть расшифровано как "Возьмите меня на ручки", чтоподтверждается остальной частью фразы — "Я маленькая...". Причем обеинтерпретации не противоречат, а дополняют друг друга, так как хорошо известно,что у истеричных субъектов неосознанные фантазмы связаны с инфан­тильной сексуальностью. Понятно,что поведение этой женщины пыталось сообщить именно о данной стороне ееличностных переживаний.

Что позволило мне сделать некие априорныевыводы, которые подтвердились на практике Общий методологический принцип,рассматривающий по­ведение прежде всего как язык, систему сигналов, посредствомкоторых субъект стремится заявить о своих притязаниях. В данном случае мы имеемдело с вербальным поведением, расшифровка которого по­зволяет обнаружить скрытый контекстличностных маневров. Прием оказался прост — употребляемые слова следует понимать буквально. Всякое выражение, которое может звучать двусмысленно, следуетвоспри­нимать такжедвусмысленно.

Можно сказать "возьмите меня", можно— "по­дождите пожалуйста".

Существует множество идиоматическихвыраже­ний, но мы неиспользуем их все, а выбираем для себя, исходя из своих собственных причин икомплексов, те или иные, делая бессознательный выбор.

Таким образом получается, что восприятиеречи в качестве точного психологического документа явля­ется вполне обоснованным и наряду собщепринятым интересом исследователей к тому, каки почему гово­риттот или иной человек, вполне допустимо про­явить определенный интерес к тому,что он говорит. Ибо в этомчто таится и как, и зачем.

Получается, что наша речь представляетсобой наши высказанные невысказанные желания иодновре­менно являетсялегальным оправданием для них. Во всяком случае, она явно демонстрирует то, какакт превращается в акцию.

ЧАСТЬ II

АЛГОРИТМЫ МАГИИ

Если хочешь сделать новыеоткрытия,

читай прилежно старые книги.

Н. Н. Баженов

ГЛАВА 6

НА ПОДСТУПАХ К ИРРАЦИОНАЛЬНОМУ ОСВОЕНИЕРЕАЛЬНОСТИ

Некоторые свои терапевтические сессии илибе­седы с людьми,которые по тем или иным причинам считают себя моими учениками, или, по крайнеймере, называют себя так, я записываю на диктофон — без какого-либо заранеепродуманного намерения или разработанного сценария. Скорее всего, это делаетсяпо наитию — для того,чтобы потом еще раз прослу­шать свои диалоги, как бы отстраняясь от самого себя и наблюдая заходом разговора, пребывая в качестве "лица незаинтересованного". Впрочем,привычка, эта вторая натура в конце-концов сделала свое дело, и недавно я себяневольно поймал на мысли, что редко когда обхожусь без диктофона. Какая-точасть записей мною потом стирается, остальные я засовываю на полку, чтобы потомих никогда не доставать (о эти парадоксы Бессознательного!), другие включаю ещеи еще раз и даже предлагаю заново прослушать своим оппонентам. Один фрагмент япредложил человеку, с которым мы занимались психосенсорным синтезом и попросилего прокомментировать этот кусочек. Через несколько дней он принес мненесколько машинопис­ныхлистков, в тексте которых я узнал содержание нашей беседы, причем переписаннойслово в слово, если не считать нескольких отступлений и ремарок, сделанных им.Мое первоначальное недоумение по поводу такой подмены — простого перепечатывания вместособственных ассоциаций — исчезало по мере того, как я вчитывался в текст разговора,возникшего буквально из ничего. В это время я уже начал работать над своейновой книгой, в которой я предпринял попытки высветить новые, а может быть,даже и неожиданные для меня проблемы. И этот диалог мне вдруг показался вполнеуместным для того, чтобы включить его в настоящий труд. Тем более, что тот, ктопринес мне эти листки, принес их со словами: "Быть может, вы это вставите всвою новую книгу, доктор"

Быть может... Но откуда он узнал про книгу,о замысле которой даже я сам еще точно не знал..

"—Я считал себя последовательнымрациона­листом искептиком до тех пор, пока беседы с вами не начали меня уводить потихоньку всторону сомнений относительно моих прежних мировоззрений. И, тем не менее, я идо сих пор все-таки стою на позициях позитивизма.

— Выполагаете, что вы рационалист и логик до мозга костей — спросил Доктор, любопытноразгля­дывая меня, начто я почти гордо и без малейшего сомнения утвердительно кивнул.

— Что ж,отлично,— он перевелсвой взгляд на пол и полуприкрыл глаза.— Прекрасно. А что вы скажете освоих снах

— В какомсмысле

— В томсмысле, насколько осмысленными и рационалистичными вам кажутся они. Или вашисновидения полностью понятны вам, и вы можете объяснить любое изних

— Нет,но...

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.