WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 22 |

По мере того как самолет набирал высоту и янаблюдаа в иллюминатор за удаляющейся землей, во мне нарастало тихое чувствосомнения в безопасности того, что мне предстоит сделать. Сердцебиениене­сколько участилось,и во рту я ощутил сухость. Вскоре, однако, зазвенел сигнальный звонок. Мнепредстояло прыгать первым, и инструктор уже сделал жест по направлению коткрытой дверце. Стараясь казаться спокойным, я подошел к зияющей дыре, кудамне через несколько секунд предстояло вывалиться с пара­шютом. Было прохладно, пасмурно.Сквозь сероватую пелену далеко внизу виднелась земля, разлинованная зеленымиквадратиками лужаек, ниточками дорог и спичечными коробками домов — высота почти кило­метр. Я выглянул в открытую дверцусамолета, и в этот момент меня охватило ощущение одиночества. Оно длилось всеголишь миг, потому что в следующую секунду надо было уже прыгать. Но этот миг былзаполнен до предела. Одиночество новой волной нака­тило на меня, оттуда, изоткрывшейся подо мной и передо мной пропасти. Естественно, я не мог тогдасформулировать все свои мысли, да я и не мыслил — я переживал. И когда резковатый окрикинструктора "Пошел!" вонзился в мое ухо, то почти сразу же я ощутил холодныйпорыв ветра и промелькнувший борт самолета в опрокинувшемся небе. Затемхлопаю­щий звукраскрывшегося парашюта резко дернул меня, и теперь я уже плавно летел вподвешенном состоянии. Вначале, когда меня спрашивали о моих ощуще­ниях, я рассказывал о чувствестраха, которое начина­ет шевелиться в тебе, когда ты выглядываешь в открытый люк. Однакоистория с пациентом, состо­яние которого я не мог понять, заставила меня еще раз вспомнить освоем прыжке, и теперь я уже осознаю, почему мое восприятие оказалосьнеадекватным его описанию. Дело в том, что каждый из нас пережил разный опыт. Внезапно яобнаружил, что начал пони­мать нечто ценное для себя — страх, как и любой другой аффект,нельзя почувствовать, его нельзя ощутить, его можно только пережить. Возвращаясь к своемунебольшому приключению, я обнаружил, что испытанное мною тогда переживание впиковый момент не являлось переживанием страха. Это было переживаниеодиночества. Быть может, то же самое испытывает и младенец, появляющийся насвет Салон самолета мог легко ассоциироваться с мате­ринской утробой, где чувствуешьсебя в полной без­опасности и знаешь, что о твоем существовании заботятся. Но по меретого как самолет приближается к определенной высоте, нарастает внутренняятре­вожность— так же, как онанарастает в эмоциональ­ной жизни плода, который предчувствует, что вскоре ему придетсяпокинуть это теплое и уютное место. Звонок, приглашающий к прыжку, символическисвязывается с сигналом, возвещающим о приближении родовых схваток и, наконец,необходимость пры­гатьв пустоту может напомнить о другой необходи­мости, пережитой нами когда-то вмомент рождения —раскрытый люк и простирающееся за ним чужое пространство, куда мы вынужденывыскочить.

...Я напрягаю мышцы, тяжело отталкиваюсь, ив следующий миг пуповина троса, на котором крепился мой парашют, оказываетсяоторванной от меня, а я в полном одиночестве погружаюсь в новый мир, где моябезопасность зависит теперь исключительно от того, насколько правильно я в немориентируюсь.

Впрочем, своими ассоциациями я не поделилсяс пациентом, но проведенный мною анализ собствен­ного опыта изменил тактикупсихотерапевтического процесса. Ту работу, которую я проделал над самим собой,я обозначил как технику расслаивания. Теперь мне оставалось только перенести ее на другогочело­века.

Сущность метода заключается в том, чтобыотде­лить обозначения переживания от самого переживания.

Например, кто-то может рассказать, что вкакой-то момент почувствовал страх. Техника расслаивания начинается ссопоставления того состояния, в котором оказался субъект и того понятия,которым он обозна­чилданное состояние. С этой целью мы требуем все более и более детального описанияпережитого опыта — дотех пор, пока пациент не начнет вводить другие обозначения в своем рассказе.Как только мы услышим от него новые слова, эпитеты или метафоры, мы можемпредполагать процесс внутренней трансформа­ции. Это означает, что оннеосознанно подошел к своему истинному переживанию и теперь получил возможностьего словесной экстериоризации. Зачас­туютак и бывает — первоеописание не соответствует изначальному переживанию и представляет собой лишьпопытку квалифицировать свое состояние в соответст­вии с общепринятыми стандартами.Так, например, пациент, который жалуется на страх, может на самом делеиспытывать совершенно другое чувство, которое по инерции определяется им какстрах.

В качестве иллюстрации привожу случай, ското­рого я начат этуглаву.

"Пациент. Доктор, меня одолеваютстрахи.

Терапевт. Что выподразумеваете под страхами

П. Что значит — подразумеваю

Т. Вы можете их описать, или вы всего лишьутверж­даете, что онивас одолевают

П. Описать Г-м... Пожалуй. Я просыпаюсьутром, встаю с постели и на полпути к туалету чувствую какое-то непонятноеволнение.

Т. Пробовали ли вы сразу после того какпроснетесь идти не к туалету, а к ванной, или к кухне

П. Н-нет. А при чем здесь ванная иликухня

Т. А при чем здесь туалет

П. Я просто сразу по пробуждении направляюсьв туалет. Это вполне естественно. Разве вы делаете не то же самое

Т. Нет. Сразу по пробуждении я прежде всеговстаю с постели и надеваю тапочки.

П. Ну-да, это само собой разумеется. (Делаетпаузу. Терапевт тоже выдерживает паузу. Пациент начи­нает ерзать в кресле, при этомначинает смотреть вниз и в сторону. Затем, несколько повышая инто­нацию, говорит). Так вы мнепоможете

Т. В чем

П. Снять мои страхи.

Т. Как и откуда я могу снять ваши страхи,если я до сих пор еще не знаю, что у вас за страхи

П. Но я же сказал — меня одолеваютстрахи.

Т. Откуда вы знаете, что это страхи Кпримеру, вы только что сказали о том, что вы чувствуете какое-то непонятноеволнение, когда доходите до сере­дины пути к туалету.

П. Ну да, волнение. А разве это не одно и тоже

Т. Я могу испытывать какое-то непонятное волнение, когдаоказываюсь рядом с девушкой, которая мне нравится, или картиной, котораяпотрясает мое воображение. Разве это одно и то же, что страх

П. Нет, но разве страх не можетсопровождаться волнением

Т. Может. Но в таком случае что же васбеспокоит сильнее —страх или волнение

П. Гм, я не задумывался. Кажется, конкретноя ниче­го небоюсь...

Т. А в чем, по-вашему, заключается разницамежду страхом и "боюсь"

П. Ну... страх — это страх... Когда мне страшно, ябоюсь. По-моему, это одно и то же.

Т. Хорошо. Я, к примеру, не боюсь высоты.Но, когда я оказываюсь на большой высоте и при этом не уверен в свойбезопасности, я невольно начинаю испытывать некоторых страх. Или другой случай— мне показываюткакую-нибудь красивую вещь. Я любуюсь ею, но боюсь до нее дотронуться, потомучто не знаю, как с ней обращаться. Я боюсь ее испортить, хотя при этом неиспытываю ника­когостраха.

П. Что же я тогда, по-вашему,испытываю

Т. Я пока не знаю. Опишите, и мы попробуемразо­браться.

П. Хорошо. Я просыпаюсь, встаю, надеваютапочки, иду в туалет и вдруг начинаю чувствовать... что же я начинаючувствовать

Т. Что же вы начинаете чувствовать в этотмомент Вы останавливаетесь

П. Нет, я продолжаю идти, но с такимощущением, будто переступаю какую-то незримую черту, за которой мое состояниесразу меняется.

Т. Какое состояние у вас было до этойчерты

П. Обычное. Я не задумывался надним.

Т. Существует ли разница между темсостоянием, которое у вас возникает в момент перехода этой "черты" и уже заэтой "чертой"

П. Погодите, сейчас попробую вспомнить...Есть! Когда я перехожу черту, я словно ощущаю какой-то внутренний толчок... Какбудто что-то во мне мгновенно меняется. А затем это ощущение при­тупляется. Становится как-тонеуютно. Будто я сам не свой. Вроде бы ничего не произошло, и в то же времячто-то начинает угнетать.

Т. Что значит — угнетать

П. Угнетать Настроение какое-тоугнетенное.

Т. Можете ли вы его описать

П. Это проявляется в ощущении того, что деньбудет тянуться бесконечно, и при этом нужно делать какие-то дела, наполовинубессмысленные... (Пауза).

Т. А наполовину

П. В каком смысле

Т. Вы сказали — наполовину бессмысленные. Ана­половину

П. (Улыбается). А наполовину, может, иосмысленные.

Т. А какая разница между бессмысленным иосмыс­ленным

П. Ну... бессмысленное никогда не приноситудовле­творения.

Т. А осмысленное

П. А осмысленное приносит.

Т. Теперь давайте разберемся. Откуда осмысленное приносит вамудовлетворение И каким образом оно приноситего вам

П. Откуда Я не знаю... Быть может, из менясамого

Т. Вы меня спрашиваете

П. Я понимаю, что ответить на этот вопрос— моязадача.

Т. Вот именно.

П. Что же, я попытаюсь. (Пауза).(Продолжает). Иногда мне кажется, что я переполнен энергией, и в эти минуты яполностью собой доволен. Тогда я удов­летворен.

Т. Самим собой

П. Вот именно.

Т. А иногда

П. А иногда я чувствую себя вымотанным допредела. В таком состоянии я почти ненавижу себя.

Т. И испытываете страх передсобой

П. (Задумавшись). Да нет.

Т. Но тогда боитесь ли вы себя

П. Н-нет.

Т. А что же с вами происходит

П. Просто мне хочется куда-тоспрятаться.

Т. От кого

П. Возможно, от себя самого.

Т. А куда спрятаться

П. Не знаю. Просто спрятаться.

Т. Не за черту ли

П. За какую черту

Т. Ту, незримую, которая разделяетрасстояние от кровати до туалета.

П. (Смеется. Ничего не отвечает).

Т. Итак

П. Что итак

Т. По какую сторону черты вам хотелось быостаться

П. Конечно, по ту, где я просто иду и ничегоне испытываю.

Т. В таком случае, можете ли вы, не доходячерты, повернуть обратно, а затем начать все сначала

П. Я попробую.

Т. Но чувствуете ли вы, что готовы кэтому

П. Думаю, что да.

Т. Теперь вы можете прийти ко мне черезнеделю и; сообщить о своих результатах.

(Неделю спустя).

Т. Какие у вас теперьпроблемы

П. О! Доктор! Это было крайне интересно.Начнем того, что в тот же день, как я только вышел от вас, то сразупочувствовал, что в чем-то изменился. Я не знал, в чем именно. Я просточувствовал это. И мне даже не пришло в голову дать название этому. Стало ли мнехорошо Да нет, пожалуй. Поднялось настроение Появилась надежда Нет. Все неБыть может, я неправильно сделал, что не подумал, как же определить тосостояние

Т. Нет, вполне правильно. Просто опишитеего.

П. Попробую. Я вышел из кабинета, покинулздание, где вы принимаете, и направился к метро. Я шел и пытался разобраться всмысле нашей беседы. Я воспроизводил ее от начала до конца, вспоминая наиболеезначимые для меня эпизоды. Но в это же время где-то на краю моего сознаниявертелась идея черты. И я,скорее всего, ощущал ее, чем думал о ней.

Т. Что ощущали — идею или саму черту

П. Точнее всего это можно былообозначить...

Т. (Перебивая). Не надо обозначать. Толькоописы­вайте. Это крайневажно — то, что высейчас рассказываете.

П. Я ощущал, как эта идея, почти на грани образа то отдалялась ипочти исчезала, то становилась более гибкой и внедрялась в мои мысли, впрочем,не слишком назойливо. Я потерял ощущение времени.

Т. Стоп. Вы потеряли ощущение времени илипросто не думали о нем

П. Просто не думал.

Т. Вы понимаете, почему я внес этоуточнение

П. Конечно, да. Если бы я потерял ощущениевреме­ни, то находилсябы в состоянии транса. Когда же я просто не думал о нем — это значит, что я просто не думало нем. Как я не думаю о своих ботинках, когда иду. Правильно японял

Т. Да. Продолжайте.

П. Итак, я упомянул про время лишь потому,что заметил изменения в своем состоянии только тог­да, когда уже подходил к метро. Уметро я ощутил пустоту в голове — словно выкинул из нее какой-то напряженный груз. И дальше уже вполном спокойствии добрался до дома. Интереснее всего было то, что никакихассоциаций с понятием или самим словом "страх" у меня не возникало. Ясовершенно спокойно провел остаток дня и уже не думал о нашей с вами встрече. Водиннадцать, почувствовав сонливость, я лег спать. Проснув­шись раньше обычного, впрочем,всего на десять минут, я, вдруг, испытал чувство неуверенности. Несколько минутя лежал, глядя в потолок и пытаясь разобраться в этом чувстве... Вернее, япробовал его описать. Я не анализировал, а именно описывал. Вот что у меняполучилось: "Сейчас я лежу в постели и смотрю в потолок, но между тем подспуднодумаю о том, что сейчас мне предстоит вставать и одновременно я пытаюсь немногоза­глянуть в будущее,ожидая ответа на внутренний вопрос — что сулит мне грядущий день Тутже я начинаю мысленно прокручивать все предпола­гаемые события, ожидающие менясегодня. Эта пленка проигрывается быстро, образы нечеткие и неясные. Это,скорее всего, не картинки, а мысли о картинках. Идеяна грани образа. Вот я отправля­юсь на работу, встречаюсь слюдьми... Надоело". В этот момент моя неуверенность переходит в раз­дражение. Я резко вскакиваю и, ни очем не думая, направляюсь к туалету. Внутри меня что-то похо­жее на агрессивность ивозбужденность.

Т. А что с чертой

П. С чертой Да, она была, но в тот момент якак бы разорвал ее, сам того не желая... И только уже на улице, когда вышел издома, поймал себя на мысли, что ни разу все утро не подумал о страхе... Неужелиу меня его и не было

Т. Не было. Все дело заключается вследующем. Вы переживали что-то иное, но называли это страхом. И вы началидумать о том, что это страх. И вы стали думать, что это страх. И вы сталидумать о страхе. И вы думали о страхе. Но не переживши его. А страх только тогдастрах, когда его переживают. Я со своей стороны всего лишь отучил васквалифи­цировать,оценивать, давать обозначения и научил описывать.

П. Что же, теперь у меня нет никакихпроблем

Т. Проблемы есть у каждого. Все дело в том,умеем ли мы их эффективно решать. Но если вы всю неделю провели спокойно, томожно считать, что тех проблем, с которыми вы пришли, уже нет.

П. Всю неделю я провел спокойно.

Т. Почувствовали ли вы, что ваша личность вчем-то изменилась

П. Да, определенно. Правда, я не знаю, вчем, но я чувствую это.

Т. Все в порядке. Знать необязательно,главное чув­ствовать."

На этом закончилась наша вторая и последняясессия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.