WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |

К данной теме проявили интерес ипредставители психоанализа, полагая, что здесь можно отыскать один и ответов нате вопросы человечества о себе самом, которые принято называть «проклятыми».Согласно психоаналитическим исследованиям, ситуацию, в которой оказываетсяочередное вновь прибывшее сюда существ; можно представить в следующемвиде.

Психоаналитическая парадигма первичнойтравмы:

•рождение рассматривается как глубочайший шок;

•шок этот создает резервуар тревоги, порции которой высвобождаются в течениевсей последующей жизни;

•травматический опыт рождения настолько ужасен, что вытесняется из детскойпамяти;

•причина дальнейших проблем и кризисов кроется в со­держании родовойтревоги;

•отделение от матери представляет первичную травму;

•последующие отделения любого рода приобретают столь же травматическийконтекст;

•отделение при рождении «впечатывается» в мозг мла­денца в форме визуальногообраза;

• любоенаслаждение в конечном итоге стремится к вос­созданию внутриутробного первичногоблаженства, рая, утраченного при рождении;

•препятствие для удовлетворения представляет родовая тревога, сигнализирующая обопасности возвращения в материнское лоно.

Кристаллизуем в наглядной схеме указанныеполо­жения.

1. Внутриутробное существование — Эдем, пребывание в которомсопровождается переживанием блаженства.

2. Начало родовой активности матери— нарушениерай­ского гомеостаза,зарождение тревоги, предвещающей грядущую катастрофу.

3. Роды — катастрофа обрушилась со всейсвоей ужасаю­щей мощью.Переживание кошмара изгнания. Полная утрата безмятежности, покоя и состояниянирванического единства. Паника и нарастающая тревога. Сотря­сение. Потрясение. Крушение. Удушьесжимающего ко­ридора.Встреча с Неведомым, таящим в себе опасность и угрозу уничтожения.

4. Рождение — изгнание свершилось. Падение вхолод чу­жого мира.Переживание потери, утраты единства, брошенности, выброшенности. Взрывотчаяния.

Когда эмбриональный ум сталкивается стотальным крушением мира, он реагирует непосредственно, то есть испытывает ужас— как ответ намгновенное осознание событий, таящих в себе для него возможность гибели, содной стороны, и драму происшедшего лишения покоя и защищенности — с другой. Стало быть, можноговорить о том, что плод, попавший в водоворот смертоносные событий, охваченстрахом, а родившийся ребенок окутан тревогой.

Тревогу уравновешивает тоска. Ибо тоска— это пер вый атрибутпамяти, которая в любой момент несносного настоящего может нашептать опленительном и прекрасном прошлом. И, повинуясь этому властному гипнотическомузову, душа обращает свой взор вспять и готов; устремиться обратно. Нопроисшедшее — ужепроизошло. И оно способно быть реконструированным только в одном случае— если время повернетназад, в прошлое. Но как можно вернуться к тому, чего в действительности нетСледовательно, и назад хода нет. Потому что свершившееся — свершилось, а значит,умерло.

Получается, что человека в первые мгновениямучительно тревожной жизни тянет к смерти, так как его влечет, что вполнеестественно, к водам обетованным внутриутробного Эдема. Происходит своеобразнаярокировка реальностей: смерть (ведь плод уже умер, когда ожил человек)представляется жизнью (в ее истинном смысле, как перманентного блаженства инарциссического переживания своего собственного бессмертия), а жизнь (нашареальность предметного мира) являет собой самую настоящую смерть (как состояниепотери).

Младенческий мозг выводитформулу:

•Жизнь = Смерть.

•Смерть = Жизнь.

Однако человеческим ожиданиям не сужденосбыться. Факты таковы, что выход и вход — не одно и то же. Рай закрыт. Еслитоска не растворяется, она обращается в отчаяние. Итак, первое впечатление,равно как и самоограничение человеческого существа можно определить черезследующие качества переживаний:

• яизгнан;

• я смертен,то есть подвержен уничтожению;

• яодинок;

• янахожусь в той ситуации, где мне постоянно что-то угрожает;

• ябеззащитен;

• ядезориентирован во времени и пространстве; ибо не знаю, что меня ожидает вследующий миг;

•я бездомен, поскольку изгнан из того места, которое по­лагал своим домом;

• я— вечный странник,лишенный уюта, приюта и покоя.

Безусловно, данные описания лишь метафоры,ибо переданы словесно, и младенец еще не мыслит такими категориями. Он вообщееще ничего не формулирует, а только лишь формирует. Отсюда возникает вывод:«Жизнь — этострадание».

NB. Таким образом,получается, что первая инграмма (запись, запечатление) нашего мозга содержит всебе смысл: изгнанность — странничество — одиночество — обреченность на уничтожение. И следовательно, человек, любойчеловек — по сутисвоей, по изначальному стату­су —несчастен. Он не-счастен, потому что не-причастен счастью, не со счастьем. Ведьв мире все проще, чем в на­ших умозрительных конструкциях. Несчастье — это от­сутствие счастья. Жизнь нашатотально пронизана отча­янно дерущимися друг с другом подспудными противо­речиями. И в силу неизбежностивступает парадокс: жить тревожно, а умереть страшно. Капкан захлопывается, инаступает ад — эпохакошмара.

ГЛАВА 2 Зло как психологическаяреальность

Если говорить о человеке, то получается, чтозло зало­жено на уровнеинстинктов в самой его природе. Тем не менее оно уживается в нем с позитивнымии созидатель­ными силамилюбви. При этом следует отметить, что та­кое явление, как ненависть, имеетсвое предназначение —быть направленной на борьбу со злом в самом человеке, а не с другими людьми, ив этом заключается ее очисти­тельный смысл. Извращение механизма регулирования деструктивных силначинается тогда, когда они направ­ляются на других людей. И тогда, в конечном итоге, по­лучается, что личность в течениевсей своей жизни зани­мается самоуничтожением. Мы непрестанно сталкиваем­ся с одним из труднообъяснимыхфеноменов, который проявляется в склонности людей объединяться сдест­руктивными силами.А свидетельством тому является наполненность мира ненавистью, склоками,бессмыслен­нойконфронтацией. Кстати, любопытная тенденция, под­тверждающая сказанное, наблюдается иу пациентов — техлюдей, чей уровень саморазрушения оказался уже кри­тическим: нередко они вовсе и нестремятся к излечению. Откуда это парадоксальное и бессмысленноесопротив­ление

Таким образом, инстинкты жизни и смертипребыва­ют вдинамическом взаимодействии. Рассмотрим разви­тие динамики этихотношений.

•Рождение проявляется болезненным неприятием нега­тивных реалий, что вызываетпротиворечие с субъектив­ным восприятием внутриутробного развития.

•Взросление подкрепляется убеждением, что путь к удо­вольствию пролегает через неизбежныесамоограниче­ния истрадания.

•Период младенчества вынуждает ребенка столкнуться с пассивной формойограничения, например когда он ис­пытывает голод, будучи оторван от материнской груди.

•Однако со временем приходит осознание того, что удо­вольствие неизменно сопряжено состраданием (голод сменяется насыщением, и наоборот). И тогдасамоогра­ничениестановится активным, что порождает созна­тельное принятиестрадания.

• Формысаморазрушения хорошо известны — это неуда­чи, травмы, болезни, жизненные невзгоды, так называе­мые несчастные случаи.

Теперь рассмотрим механизм развития личногозла.

• Ссамого момента рождения, как уже выяснилось, ребе­нок наполнен агрессивностью,направленной на внеш­ниймир.

• Любоеограничение вызывает даже у младенца неприя­тие и протест.

• Первым жеущемлением комфорта является сам акт рождения, когда приходится покидатьблагоприятную среду материнской утробы.

•Однако материнская ласка вскоре компенсирует подоб­ную утрату. Объятие имитирует теплоечрево и тем са­мымобеспечивает чувство безопасности, а питающая грудь насыщает силой.

•В этот момент любое обстоятельство, несущее угрозу лишения удовольствия, резкоповышает агрессивность ребенка с целью уничтожить опасный объект.

•Следовательно, подсознательная цель любой агрессии есть уничтожение угрожающегообъекта, иными словами, его убийство.

•Значит, побуждение убить обусловлено примитивными и конкретным мотивомсамообороны.

В повседневной жизни добропорядочногосубъекта эти порывы подавляются. Но, будучи подавленными, они не исчезают, аформируются в комплексы. Подавление связано с возникновением вторичного страха— перед воз­можным возмездием. Отсюда и желаниеизбавиться от объекта, вызывающего страх. При осознании невозможности егопрямого уничтожения включается механизм косвенного, символического убийства,видами которой являются устранение, уход, отторжение. Или же вклю­чается механизм подавления подобногоимпульса — во избежаниевозможного возмездия. Импульс уничтожение приобретает скрытую, символическуюформу:

•проклятия;

•угрозы;

•оскорбления;

•иронии;

•сарказма;

•претензии;

•упрека;

•осуждения;

•устранение раздражающего объекта — например, изоляция ребенка, если он докучает;

•действия «в отместку», или «назло»;

•стремление к спорам и непременному отстаиванию собственной правоты;

•непрошеные советы, навязывание кому-либо своего мнения.

И в конечном итоге убийство, так или иначе,завершается самоубийством. Такое происходит из-за того, что подсознательноежелание убить разворачивается от объекта к субъекту. Срабатывает универсальныймеха­низм: любоеотношение к другому человеку автоматиче­ски переносится и на себя самого.Данное явление назы­вается идентификацией — воображаемой подменой соб­ственной личности постороннимобъектом. Нам хорошо известно, как родители разделяют чувства своих детей, инаоборот. К примеру, отец бессознательно переживает удовольствие сына отуспехов в школе — онидентифи­цирует себя сосвоим ребенком. Такое поведение подра­зумевает перенос эмоций насобственную персону, кото­рая воспринимается как внешний объект. Следователь­но, если речь идет о враждебныхчувствах, то рано или поздно они перенаправляются на собственную личность. Ивозмездие все равно наступает. Схема же довольно проста.

• Любойчеловек, с которым мы общались или общаемся, находит свое место в нашейсобственной душе. Очевид­ность данного положения доказать совсем несложно, если осознать,что даже в отсутствие объекта мы можем о нем помнить — на основании того, что несем егообраз в себе. Такое свойство называется интроекцией — вклю­чением другого в структуру своейсобственной психики.

•Значит, всякая атака, адресуемая другому, в первую оче­редь находит этот адрес в душеатакующего. Удар при­ходится по себе самому. Следствие неизбежно.

•Как уже выяснилось, всякая агрессия сводится к импуль­су убийства. Убийство — преступление. Стало быть, раз убил— значит,виновен.

•Всякая вина ищет наказания.

•Наказание — всегдаболь.

•Боль приходит в форме болезней, травм, несчастных слу­чаев, катастроф — психических или ситуативных,«хро­ническогоневезения», неудач.

•Правосудие свершается, и равновесие восстанавлива­ется.

Ведомство, ответственное за исполнениеподобных функций, имеет свое название — Совесть. Понятие «совесть»восходит к таким смысловым корням, как: «разумение», «понимание», «значение»,«согласие». На древ негреческом языке suveidosisозначает также «сознание, «совместное знание»,«познание, получаемое с кем-либо» Таким образом, выходит, что совесть, какнекий механизм надличного сакрального регулирования, присущ как всемучеловеческому роду, так и каждой особи отдельно. В этом смысле мы можемговорить об архетипическом явлении, безотносительно от среды, условий,вре­мени. Оновнесоциально, метаисторично и метафизично. Совесть никто не придумывал и невнедрял — в отличие отморали. Она коллективна, бессознательна, и в том ее универсальность. По сутидела совесть и представляет собою некий высший суд, осуществляющийся внутриличности, и законы его не юридические, но спиритуальные. В этом смысле Кантподчеркивал, что совесть «есть инстинкт, а не просто способность оценки; но этоинстинкт суда, а не суждения».

Примером того, как функционирует внутреннийсуд совести, может послужить ситуация «преступление — на­казание», которую мы только чторассмотрели. Тем не менее кратко воспроизведу ход рассуждений. Подсимволическим убийством другого понимаются угрозы, упре­ки, претензии, осуждение— в его адрес. И кактолько это происходит, тут же срабатывает алгоритм воздаяния, ис­ходящий из следующего принципа:любой человек, с которым мы общались или общаемся, занимает определенное местов нашей собственной душе, является ее частью И всякий агрессивный импульс,направленный на друго­го, прежде всего задевает эту самую часть. Таким образом душасаморазрушается. Одновременно активизируется и прямая логика, выражающаяся вцепочке причинно следственных отношений: убил — стало быть, виновен

Всякая вина возмещается наказанием.Наказание —все­гда боль. Боль жевполне конкретно проявляется в форме болезней, травм, несчастных случаев,катастроф. Право­судиесвершается, и равновесие восстанавливается.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.