WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

Арчибальдушка некоторое время всматривался в свиток, наблюдая за тем, как его пергаментно-бурая поверхность, превращаясь в тусклое све­чение, медленно растворяется в разреженном пространстве. Ощущение этой разреженности проявлялось как ощущение одиночества - словно ему пере­далось ощущение Мастера из только что прочитанного текста. Легкое бес­покойство мелкой рябью пробежало по поверхности его души и раствори­лось в смутных глубинах. Быть может, так чувствует себя человек, поки­нуты всеми и брошенный на произвол своего одиночества, отрезанный от общества людей, пребывающих в мире огней, беспечной радости, дружбы, разговоров и пусть даже пустых обещаний, но все-таки хоть какого-то, но участия в жизни друг друга. Ребенок, которого не позвали на пра­здник - таким он представлялся сам себе в этот момент - беспомощным, недоуменным, растерянным.

- Зме-ей,- сдавленным голосом позвал он, но и эхо не ответило ему

- Звук провалился в пустоту, и даже не всколыхнулось разреженное прос­транство.

"Мудрость приумножает печаль", - вспомнилось грустному ученику.

Он зажмурился, чтобы хоть как-то собраться с мыслями и сконцентриро­вался на том, что происходит, а когда открыл глаза, то обнаружил себя лежащим на полинялом диванчике в своей комнате - крохотной ячейке, за­терявшейся среди мрачно-бесконечных лабиринтов жилищно-коммунального бытия. Пространство комнатушки слегка вибрировало и покачивалось, но вскоре все встало на свои места, и Арчибальдушка спокойно осмотрелся. Предметный мир привычной реальности оставался таким, каким он его по­кинул, отправляясь в свое магическое путешествие.

Сгущались сумерки. Арчибальдушка ощутил внезапную усталость. Он потянулся, зевнул и без долгих размышлений погрузился в сон.

Часть II. Школа визионеров.

Звук, пришедший с улицы, проник в его голову, затем он ощутил свое тело и понял, что находится в этом мире. Он проснулся. И когда понял, что проснулся, открыл глаза. Солнечное утро тихо плескалось у его ложа. Начиналась новая эпоха нового дня. Было воскресенье.

Арчибальдушка, свежий, исполненный сил и спокойствия, почти что медитативно, потягивал свой утренний кофе со сливками и посматривал в окно. За окном шла обычная московская жизнь. Она именно шла, потому что московская жизнь идет только в воскресенье, по остальным же дням она проносится.

Ему понравилось это уютное спокойствие отдыхающих в тиши переул­ков, но в этот раз он против своего обыкновения не стремился пре­даться dolce far niente (сладостное ничегонеделание - ит. - прим. авт.) на своем вожделенном диванчике. Его тянуло наружу. Слабый импульс бес­покойства, невесть откуда просочившийся в его инертное тело, никак не хотел исчезать. И Арчибальдушка вскоре решил признаться себе в том, что он хочет выйти из дома. Куда Зачем Этого он не ведал, но чувствовал свое желание все более и более явно. "Быть может прогулка во внут­реннем мире вызывает ностальгию по миру внешнему, его предметной обы­денной реальности" "Отчего же нет - сам себе ответил, довольный своей проницательностью, Востриков, - вполне быть может", - стреми­тельно оделся и вышел на улицу.

"Ну и что же дальше" - последовал очередной вопрос.

Пространство на какую-то долю секунды сжалось, искривилось и при­няло свой обычный облик. Впрочем, это могла быть и иллюзия.

Между тем ноги Арчибальдушки словно бы сами собой направились в сторону Трубной площади, которую он благополучно пересек, попав на Неглинную улицу. Хотя день еще только начинался, но даже в воскресное утро можно предположить некоторое оживление в центре Москвы. Да и предполагать не надо, так оно обычно и бывает. Но вся странность это­го утра заключалась в том, что Арчибальдушка не обнаружил ни одной проезжающей машины и ни единого человека. Улица казалась совершенно пустой и пустынной. И чья это была странность - его, арчибальдушкина, или чья-то еще, Востриков уразуметь не смог. Он медленно двигался по Неглинной в сторону ЦУМа, и сознание его, слегка оглушенное тишиной, скользило чуть поодаль от него. Оно пребывало в некотором оцепенении и, настроенное созерцательно, тихо тешило себя тем, что замечало раз­личные мелочи, встречающиеся на пути, так себе, ничего особенного, как вдруг оно зацепилось за вывеску, на коей значилось:

ШКОЛА ВИЗИОНЕРОВ

Вход для тех, кто не знает безвыходных ситуаций.

Вход без выходных.

Тело Арчибальдушки медленно продолжало шествовать, но сознание уже зависло у таблички, с мягкой настойчивостью удерживая на ней свое любопытство. А потому тело вынужденно было остановиться и, развернувшись, сделать несколько шагов назад. У входа тело и сознание слились воедино, и Арчибальдушка вновь ощутил себя цельной личностью. Некото­рое время он несколько недоуменно взирал на надпись, словно раздумы­вая, войти ему или нет. Но, в конце концов надо было что-то решать, и он решил, что на улицу вышел для того, чтобы куда-то прийти и подумал, что почему бы этому куда-то не оказаться здесь

И он вошел.

- Есть здесь кто-нибудь - нырнул его припущенный голос в рассти­лающуюся темноту и не вынырнул.

"Странно. Пишут невесть что. Школа. Без выходных. А у самих те­мень и даже спросить не у кого."

- Как это не у кого - раздался в ответ на его возмущенную мысль некий членораздельный скрип. - Ты возьми и спроси.

Востриков вздрогнул и попытался вглядеться туда, откуда по его мнению исходили слова, но мрак не пропустил его через свою завесу.

"Ну ладно, хватит приключений. Пойду-ка я обратно. Домой."

- А где твой дом - вновь зазвучали сумерки, вступая в диалог с его мыслями.

"Неужели я опять погрузился в Нижний мир"

- Нет, теперь ты в мире параллельном.

- Параллельном! - уже вслух изумился Арчибальдушка.

- Именно. В параллельном! - деловито, но доброжелательно подтвер­дил невидимый собеседник.

- А как же я сюда попал

- Через щель в пространстве.

- А где эта щель в пространстве

- В твоем сознании.

- Я ничего не понимаю.

- Но я не знаю, что же должно мне делать

- Ну... если ты пришел в школу, то значит тебе должно учиться. Чего тут раздумывать

- Так ведь я не вижу ни классов, ни учителей. И чему здесь учат мне не известно.

- Будут тебе и классы, и учителя, - и, выдержав краткую паузу, голос добавил: - Следуй дальше по коридору.

- А.., - хотел было уточнить Арчибальдушка, но в это время вспых­нул яркий свет, и Востриков обнаружил себя в просторной зале среди мно­жества, что-то около сотни, людей. Все они расположились на выстроен­ных рядами стульях перед возвышающейся пустой сценой.

- Что сейчас будет - шепотом спросил Востриков у своей соседки, элегантной дамы с девичьими глазами, но она только приложила палец к губам и зачарованно выдохнула:

- Т-сс...

Арчибальдушка слегка пожал плечами и собрался повернуться к дру­гому своему соседу, но тот предупредительно уже шипел: - Т-сс...

Тут к Арчибальдушке подоспел инструктор, один из нескольких лю­дей, что одеты были в черные костюмы и бесшумно сновали между рядами, и монотонно произнес:

- В зале запрещается разговаривать.

- А-а, - понятливо протянул Востриков.

Через несколько секунд на сцену стремительно выскочил коренастый моложавый мужчина в непостижимо каким образом идеально отутюженных брюках и сияющей первозданной белизной рубашке. Он победоносно огля­дел присутствующих и выпустил на свободу свой гулкий, хорошо постав­ленный голос.

- Я твой Тренер

Произнеся это, он выдержал паузу, вновь осмотрел зал, после чего начал говорить вещи, как показалось Арчибальдушке, не совсем обычные.

- Я, - выкрикивал он, - пришел... - скандируя каждое слово, - к тебе... чтобы... обмануть... твои... ожидания. - Опять пауза.

Затем громко, но несколько заунывно, может быть даже чуть нараспев:

"Это не о тебе.

Это не о твоих чувствах.

Это - о твоей силе.

Это о том, что ты можешь сделать необычный выбор в пределах твоих обычных возможностей.

Это не о тебе.

Это о том, кто ты есть и о том, кем ты можешь быть.

Это - не о делать.

Это - о Быть.

Если ты думаешь, что это о тебе и о твоих чувствах, то ты не ту­да пришел.

Но если ты примешь то, что это не о тебе и твоих чувствах, ты мо­жешь остаться.

Ты можешь остаться и просто быть.

Ты можешь остаться, чтобы идти дальше.

Ты можешь просто Быть, и тогда ты начнешь Создавать.

Это - о твоей Силе.

Ты вошел в этот мир.

Спроси себя:

Что я хотел

Почему я здесь

Кем я собираюсь быть

Спроси себя:

Что я делал Почему я здесь

Что я собираюсь Создать

Спроси себя:

Что я создал Почему я здесь

Кем я буду

И спроси себя:

Кто я есть Что я делаю

Что я создаю

Будь честным, искренним и открытым.

Просто Будь, и твое пробуждение наступит до того, как ты заснешь."

Он закончил, и после его оглушительной тирады зал буквально пото­нул в тишине. Никто не шевелился. Все сидели неподвижно. Несколько раз отчетливо раздавались звуки сглатываемой слюны.

Тренер безмолвно несколько раз прошелся по сцене, сосредоточенно разглядывая мыски своих начищенных до лакового блеска ботинок. Затем резко остановился и уже тихим проникновенным голосом произнес:

- Добро пожаловать в Школу Визионеров. Раз ты пришел сюда, зна­чит, ты хочешь стать Визионером. Неважно, как ты оказался здесь, слу­чайно или намеренно, хотя было бы правильней сказать не "случайно или намеренно", а - "неосознанно или осознанно". Ибо случайностей нет. Все детерминировано. А то, что ты называешь случаем, есть твой неосознан­ный импульс, претворившийся в событие. Еще раз повторю, повысил инто­нацию и к концу фразы уже прокричал Тренер:

СЛУЧАЙНОСТЕЙ НЕТ. ЕСТЬ НЕОСОЗНАННОЕ. ТО, ЧТО ТЫ НАЗЫВАЕШЬ СЛУЧАЕМ, ЕСТЬ ТВОЙ НЕОСОЗНАВАЕМЫЙ ИМПУЛЬС, ПРЕТВОРИВШИЙСЯ В СОБЫТИЕ.

- Это понятно

Аудитория хранила почтительно молчание.

- Я кого спрашиваю! - рявкнул Тренер. - Ты понял меня

- Да, - раздалось несколько сдавленных голосов. Остальные украд­кой подглядывали друг за другом.

- Если ты пришел сюда, - распалялся Тренер, - чтобы посадить свою задницу на стул и отсидеться, то ты пришел не туда. Либо ты трени­руешься, и я это вижу, слышу и чувствую, либо ты обязан покинуть игро­вое поле. Еще раз спрашиваю, и если и на этот раз я не услышу четкого ответа, то я останавливаю процесс, и ты можешь считать себя свободным. Ты понял!

- Да!!! - В один голос взревел зал. Арчибальдушка ощутил, как высветилось его лицо, и зычный выкрик вылетел из глубины его гортани.

- Вот теперь я понял, что ты понял, - добродушно изрек Тренер. - Ну что ж, продолжим. Как я уже сказал, раз ты находишься здесь, зна­чит ты хочешь стать Визионером, теперь нам следует уяснить и опреде­лить, что такое или кто такой Визионер.

Визионер - это тот, кто видит. Но видение его отличается от обык­новенного. Речь идет о ясном видении, о прозрении сути, интуитивном постижении.

Визионер - тот, кто достиг видения начала и конца всех вещей, и кто может передать это виденье. И передаваемое является откровением. Тому пример - опыт великих визионеров - пророков, шаманов, Данте, Юнга.

Визионер - охотник, крадущийся тропою тайны и следующий Путем Знания одновременно. Вот кто такой Визионер. И раз ты здесь, ты хо­чешь стать Визионером. Это очевидно. Но, чтобы стать Визионером, надо быть Визионером. Это тоже очевидно, но последнее тебе покажется тем­ным и странным. Однако это так:

НЕЛЬЗЯ СТАТЬ ТЕМ,

КЕМ ТЫ УЖЕ НЕ ЯВЛЯЕШЬСЯ.

ТЫ МОЖЕШЬ СТАТЬ ТОЛЬКО ТЕМ,

КЕМ ТЫ УЖЕ ЯВЛЯЕШЬСЯ

ТЫ СТАНОВИШЬСЯ ТЕМ, КЕМ ТЫ

ЯВЛЯЕШЬСЯ.

- Что это значит - громко спросила взрослая дама с девичьими глазами, та самая, которая сказала Арчибальдушке "Т-сс".

- А я почем знаю - безучастно отозвался Тренер и, кажется, даже тихонечко зевнул. - У кого еще вопросы

- Мы ничего не понимаем.

- Кто это сказал - громоподобно рявкнул Тренер.

- Я, - прошелестел смущенный лепет.

- Кто - я Встань!

Поднялся приземистый мужчина, прикрывший свой рот свисающими уса­ми.

- Повтори, что ты сказал, - напирал Тренер.

- Я сказал, что нам неясно последнее заключение.

- Кому - нам

- Ну, присутствующим здесь.

- А ты уверен в этом

- Мне кажется.

- Мне наплевать, что тебе кажется. Ты уверен

- Я полагаю.

- Ты уверен

- Н-нет.

- Четче!

- Нет.

- А зачем тогда говоришь

- Но я подумал.

- Ты подумал. Так, ну и что Разве речь шла о том, что ты подумал

- Нет.

- А о чем шла речь Какая была моя последняя фраза

- Вы...

- Ты, - быстро поправил Тренер, - все здесь присутствующие обра­щаются друг к другу на "ты".

- Ты спросил: "У кого еще вопросы"

- У тебя есть вопросы

- Нет.

- Тогда садись. И впредь, когда говоришь, говори только от себя, не бери ответственности за других. Ты не знаешь мнения остальных. Это раз. И они не давали тебе полномочия высказываться за них. Это два. У

кого вопросы

- Зачем мне становиться тем, кем я уже являюсь - спросила дама с юными глазами.

- Хорошо. Спасибо. Еще вопросы

Встал худощавый, бородкой своей и отпущенными волосами намекаю­щий на мессианский облик, мужчина:

- Это не из той ли оперы, где говорится о том, что прибавится то­му, кто имеет и отнимется у того, кто не имеет

- Ты, наверное, очень умный. Но я не знаю, какие оперы звучат в твоей голове. Но хорошо, спасибо! Еще вопросы Нет Ладно. Пройди на сцену, - обратился Тренер к зачарованноглазой женщине. Поправив платье и коснувшись прически, она озвученным острым каблучком шагом направи­лась к сцене. Озаренные очи ее излучали недоуменную радость, а может быть, и радостное недоумение.

- Повернись лицом к залу, - коротко приказал Тренер.

Кокетливо вскинув бровкой, дама обернулась, выставив улыбочку между собой и аудиторией.

- Так, хорошо! - удовлетворенно сказал Тренер. - А теперь ответь мне, сколько будет дважды два

- Четыре, - мгновенно среагировала дама.

- Отлично! А теперь скажи мне, кто ты

- Я В каком смысле

- А теперь сравните, - обратился к залу Тренер, - ее первый и второй ответы. Есть разница

- Есть.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.