WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

Эрнест Цветков.

Великий Менеджер или Мастер Влияния.

Кодекс оптимального поведения.

Введение в психономику, или от приватной психотерапии - к магической драматургии бытия.

Оглавление

Часть I. Предание мастера. Кодекс оптимального поведения. 3

Пролог. 3

Глава 1. Гости. Психоделические сны или магическая явь 3

Глава 2. Тетушкина консультация. 7

В бездну. 7

Глава 3. Большой бормотун. 8

Встреча с магической реальностью. 8

Повествование Змея о нижнем мире. 9

Глава 4. Сад познания. 10

Беседа Мастера и ученика. 10

Беседа первая. 11

Глава 5. Смятение. 15

Краткий курс погружения в магическую реальность. 16

Глава 6. Психонавтика, или осознанное погружение. 19

Беседа вторая. 20

Глава 7. Философия управления, или магия влияния. 22

Предание Мастера. 24

Часть II. Школа визионеров. 29

Эпилог. 38

Эта книга не является ни теоретическим трудом в строгом смысле этого слова, ни фундаментальным исследованием, претендующим на ка­кие-либо новации в сфере научной или псевдонаучной, которую почитате­ли последней определяют еще как паранаучную (что, видимо вызвано пара­целесообразными парасоображениями).

И, тем не менее, материал этих страниц является документом - в том смысле, что всякая беллетристика, равно как и философствование, сведены к минимуму, необходимому лишь для того чтобы возможно было пе­редать сюжет, который, в свою очередь, здесь отнюдь не является атри­бутом чего-то, что могло бы претендовать на литературную продукцию. Ибо представляемый текст действительно не есть литература, а если все-таки и литература, то не художественная.

Впрочем, я рискую забраться слишком глубоко и превратить краткое введение в расширенный дискурс, а потому спешу возвратиться непосред­ственно к теме.

Непосредственная же тема этой книги - психономика, хотя изложена она в форме, вроде бы и не предполагающей подобную в такого рода жанрах, от которых мы ожидаем известной строгости и упорядоченности в подаче материала.

Пытаясь же объяснить мотивы своих невольных вольных прегрешений, я не нахожу иной причины, как в желании передать определенный, четкий и конкретный опыт работы, а не спекулятивный блеф концептуальных по­туг. Под непосредственной же работой подразумеваются процессы, кото­рые разворачиваются на семинарах, тренингах, индивидуальных консульта­циях и сеансах - с их сюжетом, драматургией и динамикой.

В этом смысле композиция настоящего опуса сюжетна и содержит свою внутреннюю драматургию, позволяющую обнаруживать глубинную логику происходящих событий.

Необходимые комментарии, поясняющие суть тех или иных действий, их механику, расшифровывающую то, почему и как они работают, приводят­ся непосредственно в самом повествовании. В этом отношении оно свобод­но и диалогично и потому не скованно стандартами правил научно-декла­ративных жанров, являющихся исключительно авторским монологом.

Также считаю нужным, хотя и не столько уж необходимым, сделать еще одну оговорку относительно действующих лиц и персонажей. Они реальны, и обнаруженное с ними сходство не окажется случайным, если таковое обнаружится. Быть может, вымышлены лишь их имена.

Что касается некоторых сцен, которые являются, скажем, в первой главе "Великого Менеджера", то они столь же реальны, как и та бумага, на которой написаны. Другое дело, что сам метод их написания сюрреа­листичен, то есть таков, что использует не только наглядную, вещес­твенную действительность, но и реальность, о которой человек зачастую не подозревает, между тем как последняя может быть для него определяю­щей и предопределяющей все его бытие. Примером подобной реальности мо­гут послужить сновидения, фантазмы, продукты и импульсы бессозна­тельной деятельности вообще.

Таким образом, используемый здесь подход вполне обоснованно мож­но обозначить как сюрреализм. И если существует сюрреализм в искус­стве (кстати, великий патриарх его - Андре Бретон - был психиатром - случайно ли), то почему бы не быть сюрреализму в психотерапии

Психономика - это сюрреализм в психотерапии. Начало же психотера­певтическому сюрреализму положил основатель психоанализа, З. Фрейд, ко­торый однажды осмелился задать вопрос - а не управляет ли человеком то, что прикрыто от него самого

"Великий Менеджер" - книга об этом. Кто же является подлинным Ве­ликим Менеджером каждого из нас, проясняется в моей новой попытке за­кинуть очередной зонд в Бессознательное.

Завершая свой краткий экскурс на территорию неопознанных смыслов, я полагаю, что было бы нелишним сделать на ее карте кое-какие пометки, которые можно обозначить как ОСНОВНЫЕ ПОСТУЛАТЫ И КАТЕГОРИИ ПСИХОНОМИКИ. В принципе они дублируют базовые положения, указанные в моих предыдущих работах ("Мастер Самопознания" и "Танец дождя"), но если они уместны и здесь, то почему бы их не повторить

Постулаты и категории психономики.

1. Все влияет на все.

2. Все есть энергия.

3. Жизнь человеческая есть борьба за обладание энергией.

4. Эта борьба происходит в следствии базовой программы, определяющей цель существования как отдельной особи, так и общества в целом - программы выживания.

5. Программа выживания тотально обуславливает поведение человеческой особи во всех ее аспектах - физическом, эмоциональном, ментальном.

6. Программа выживания является врожденной.

7. Ум есть организация автоматической тотальной записи всех моментов настоящего, в которых присутствует особь.

8. Умом записывается каждое событие - независимо от его значимости, интерпретации, осознаваемости, фиксируемости.

9. Цель ума и его базовая запрограммированная функция - выживание особи.

10. Адаптация особи к миру начинается с ее идентификации с кем-либо или чем-либо, иными словами, только посредством подражания, отождес­твления, особь способна развиваться и приспосабливаться к окружающей среде.

11. Поэтому целью ума является выживание особи и того, чем или кем особь себя считает, с чем или с кем себя отождествляет.

12. Ум работает для выживания того, с чем себя особь отождествляет, как будто это необходимо для самой особи

13. Эго - состояние, когда особь отождествляет себя с умом.

14. Когда особь начинает отождествлять себя с умом, а целью ума яв­ляется выживание особи, то получается, что целью ума становится соб­ственное выживание.

15. Ум всегда ищет подтверждения своей правоты, а так же оправдания и согласия, что вытекает из его стремления к выживанию.

16. Ум пытается найти подтверждение того, что он жив и что ничего не угрожает его выживанию.

17. Это подтверждение постоянно ищется на трех уровнях.

1) Физическом.

2) Эмоциональном.

3) Ментальном.

18. На физическом уровне угрозу для выживания ума представляют боль, травмы, состояние шока, бессознательности.

19. Подтверждением того, что ум жив на физическом уровне, являются удовольствие, страхи, стремление к борьбе с болезнями и укреплению те­лесного здоровья.

20. На эмоциональном уровне угрозу для выживания ума представляют си­туации отвергания, нелюбовь, отказ, отсутствие длительного отношения.

21. Подтверждением того, что ум жив и закреплением этих позиций, то есть борьбой за выживание в данном случае является скрытность, манипу­лятивность, принятие ролей.

22. На ментальном уровне угрозу для выживания ума представляет его неправота.

23. Подтверждением того, что ум жив на ментальном уровне, и его борьбой за выживание является обретение и закрепление позиций соб­ственной правоты.

24. Концепциями выживания в контексте личностных установок являются следующие:

1) "Больше, лучше, по-другому" исходя из этой концепции, особь полагает, что ее жизнь станет более удовлетворительной, если у нее будет "Больше", "Лучше" или "По другому".

2) "Недостаточность". Эта концепция отражает систему отрица­тельных установок типа "не хватает времени, денег, сил, энергии, обая­ния и т.д."

3) "Противостояние" эта позиция раскрывается как система привер­женностей чему-либо и следующее отсюда враждебное отношение к иной системе ценностей.

4) "Нужно, чтобы как у других". Это позиция конформного слияния с распространенными и доминирующими в данной локальной среде мнениями, суждениями, стереотипами поведения, отклонение от которых является предосудительным с точки зрения этой среды.

25. Основная ошибка человека - представление о том, что он есть то, на что он похож.

26. Основная ошибочная программа ума - человек есть то, с кем или с чем он себя отождествляет.

27. Главная стратегия психономики (сквозное действие) - перекодирова­ние негативных программ или запуск механизмов, позволяющих нейтрализо­вать стойкие блокирующие отождествления.

28. Цель психономики (сверхзадача) - высвобождение связываемой отож­дествлением энергии и перенаправление ее на создание конкретных ре­зультатов, в получении которых заинтересован человек.

Часть I. Предание мастера. Кодекс оптимального поведения.

Пролог.

Он слегка, одними краешками губ улыбнулся и умер

Глава 1. Гости. Психоделические сны или магическая явь

Хотя кое-кто и поговаривал еще с утра, что гроза нависла смутной угрозой над иссушаемым, испепеленным днем, все же по мнению большин­ства обитателей того крохотного кусочка Вселенной, который именуется Москвой, ничто таковой не предвещало. И это несмотря на то, что над землей довольно назойливым, хотя в то же время и неопознанным летаю­щим объектом нависла жирная лиловая туча.

К полудню деревья притихли, и стало парить.

А часам к четырем тишина на несколько секунд стала абсолютной, мир замер, словно перед фотосъемкой, затем последовала сама фотосъем­ка - блеснула бесшумно вспышка молнии, огненным зигзагом вспоров на­бухшее небо. И несколькими мгновениями спустя грохнул гром. Его раска­ты стремительно пронеслись над Сретенкой, заглушив автомобильные гуд­ки, и рассыпались по паутине тихих переулков. Из какой-то глухой под­воротни с визгом шарахнул ветер, взметая перед собой столбы пыли и - обрушился ливень, будто он только и дожидался того, чтобы хлынуть, че­рез распоротое брюхо отяжелевшего, как туша левиафана, неба. Сточные канавы заполнились пузырящейся водой.

Несмотря на то, что на улице еще были видны торопливые прохожие, раскрывшие свои спасительные зонтики, улица стала выглядеть пустынной.

Как-то быстро стемнело, и в зарождающихся сумерках на вымершей притихшей Сретенке возник странный субъект - пожилой, седовласый, с зачесанной назад волнистой шевелюрой, с неподвижным, будто застывшим, темно-коричневым взглядом из-под нависающих колючих бровей, одетый в черный в тонкую белую полоску английский костюм и производящий проф­ессорским обликом своим впечатление внушительное. И, тем не менее, еще нечто необычное примешивалось к его располагающей импозантности - на золоченой цепочке рядом с ним ступал, чуть прихрамывая, здоровен­ный взъерошенный грач, угрюмо и даже с оттенком какой-то злобы мерцаю­щий антрацитовыми глазами.

Седовласый и грач медленно вышли из Большого Сухаревского переул­ка как раз в тот момент, когда прогрохотали первые трескучие раскаты обрушившейся грозы, и хлынул ливень.

Седовласый то ли опечаленно, то ли укоризненно покачал головой и неожиданно быстрым размашистым шагом пройдя несколько кварталов, под­хватил на руки нахохлившуюся птицу и нырнул в приземистый и унылый Сергиевскй переулок, где и исчез.

А на улице уже творилось Бог знает что. Вода, словно ожившая и взбесившаяся, исхлестывала тротуары, и, по-видимому, началось великое половодье, если не сказать потоп.

Ах как сладко под мерный шум дождя погружаться в сон, когда все тело в истоме, голова тяжелеет, веки смыкаются, но вы еще не забывае­те все напрочь и еще смакуете это состояние блаженной дремоты, продле­ваете удовольствие, как кошка, заигрывающая с мышкой, и уж только по­том отдаетесь мягким ласкающим волнам наплывающих на вас видений.

Арчибальд Иванович Востриков, в кругу приятелей и знакомых прос­то Арчибальд, а в ласковом и замкнутом кругу заботливых притязаний своей тетушки совсем уж просто - Арчибальдушка, пребывал сейчас именно в таком состоянии, когда, отвоевав какие-то права в извечной и жесто­кой борьбе с соседкой своей по коммунальной квартире, сорокалетней вдовствующей Дашей, он с гордым видом победителя удалился в свою ком­натушку, где его и принял в добрые объятия древний полинялый диван.

И напрасно поверженная Даша нарочито гремела кухонной утварью. Далек был Арчибальд Иванович от мира кастрюль и газовых конфорок, ох как далек! Он нежился, он томился, как молоко на медленном огне и бла­женствовал, овеваемый причудливыми видениями. Его пухленькие губки вы­тянулись в причмокивающую дудочку, а намечающееся брюшко, которое мо­жет намечаться, когда перевалило за тридцать, тихо колыхалось в такт медленному размеренному дыханию.

А видения его действительно были причудливы, никогда он таких еще не видывал за свою добросовестную законопослушную жизнь. Он впослед­ствии рассказывал, что как только закрыл глаза, тут же будто бы прова­лился куда-то, и его со всех сторон обступила тьма, как любопытствующие зеваки обступают какое-нибудь происшествие, приключившееся по вине такого же, как и они, зеваки.

Было сладостно, но отчего-то и жутковато. Едва проступающим, но все же ощутимым диссонансом приглушенно зазвучали нотки беспокойства в его безмятежно посапывающей душе. Внезапно он ярко и ощутимо, нас­только ярко и так ощутимо узрел пред собой огромную смоляного цвета птицу, то ли ворона напоминающую, то ли грача, что хотел уж было заж­муриться, но глаза его и так были закрыты. И он только подивился нео­бычайной живости образа.

Птица с деловым видом и старательно чистила большой клюв о сильные крючковатые лапы, затем вдруг уставилась на Вострикова и каркающим фальцетом вопросила: "Чего же ты нежишься, Арчибальд Пока ты тут нежишься, вода затопляет улицы, милиция в панике, и придется, на­верное, плоты строить. А ты безмятежно устроился и храпачка давишь".

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.