WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 21 |

Техника якорей также применяется и примгновенном внушении. Дело в том, что наше сознание выстраивается стереотипы,шаблоны, которые играют роль своеобразного защитного экрана, блокирующего поток«неблагонадежной» информации. Человек так устроен, что стремится копределенности и избегает неопределенно так как последняя вызывает у негочувство тревоги. Именно таким образом природа нас программирует, чтобы нашаадаптация к внешней среде проходила более успешно. Ломка стереотипа приводит кнарушению балан­са всоотношении Сознание — Подсознание, и человек автоматически впадает в транс — тоже своего рода за­щитный механизм, возникший еще впроцессе эволюции, когда одни животные спасались бегством, а другие— по­гружением в неподвижное состояние,ступор. С другой стороны, если субъект находится в состоянии транса, то любоевнушение, произведенное оператором, начнет ра­ботать. Но поскольку состояниетранса во время шока длится считанные секунды, то тут необходимокодиро­вать своевнушение или произносить очень быстро в виде односложных команд. Каждый сможетпроделать про­стойэксперимент при рукопожатии, например. Когда руки приветствующих близятсянавстречу друг другу, кто-то в последний момент резко убирает свою. В это времярука партнера неподвижно застывает в воздухе, а сам он словно впадает в легкоеоцепенение. Через пару секунд он вернется в свое обычное состояние, но пока онв трансе. И в этот миг ему можно задать любую про­грамму.

В моей врачебной практике первый случайсиндрома Зомби был зарегистрирован четыре года назад.

Пациент Михаил Д. обратился ко мне сжалобами на чувство тревоги, ощущение внутреннего напряжения оттого, что кто-тоза ним наблюдает. Характер подоб­ных жалоб сам по себе настораживает, так как доволь­но часто он является признакомначального этапа бре­да. Этот этап определяется как параноидальный. Он еще не являетсяв полном смысле бредом, которому прису­ща стойкая система убеждений, неподдающихся кор­рекции. Но если на этом этапе не проводится терапев­тическая работа, то он быстроперерастает в паранои­дальную фазу — фазу систематизированного бреда, когда на смену смутным итревожным подозрениям приходит прочная уверенность в том, что за больным следятили каким-то образом на него воздействуют.

Тогда такой человек обнаруживает вокругсебя скрытых или явных «врагов» и в конце концов становится «преследуемымпреследователем». В таком состоянии он представляет собой выраженную социальнуюопасность, так как по своим болезненным мотивам он может пойти на самые крайниемеры, вплоть до убийства ни в чем не повинных людей.

Как правило, наличие бреда сопровождаетсятрасформацией личности в сторону ее расщепления, дискоординации. По-греческирасщепление звучит как схизис, и потому подобный процесс получил название шизофрении, илисхизофрении (schizo — раскалываю, расщепляю, phren— душа). Шизофрению принято считать эндогенным заболеванием— то есть таким, прикотором внешние, видимые причины, вызывающие его, отсутствуют. Эндогенныйпроцесс обусловлен внутренними, неуловимыми сдвигами, в отличие отпсихогенного, при котором болезненное состояние вызывается психотравмирующимфактором и зачастую при устранении этого фактора прекращается.

Что же касается пациента Д., то нюансы егосостояния можно было квалифицировать как начальную стадию шизофрении, учитываяк тому же тот факт, что его переживания возникли внезапно, без каких-либопровоцирующих влияний.

Однако более пристальное диагностическоеисследование заставило исключить этот предполагаемый диагноз. Во-первых,отсутствовали признаки личностных изменений по типу дискоординации механизмовдушевной деятельности. Во-вторых, обращало на себя внимание то, что пациент сполной критикой относился к своему состоянию. И наконец, в-третьих, используясвободных ассоциаций и углубленного воспоминания мы обнаружили психогенныйфактор, которым оказался сослуживец Михаила, его знакомый. Оба они работали водной фирме, и кому-то из них предстояла длитель­ная заграничная командировка. Ноокончательного ре­шения о том, кто из них должен был поехать, еще не было принято.Однажды сослуживец пригласил Михаи­ла на вечеринку, где тот встретился с человеком, пред­ставившимся школьным товарищемхозяина дома. Ве­черинка прошла свободно, весело, раскованно, только иногда Михаилиспытывал «странные» ощущения — будто незнакомец слишком пристально к нему присмат­ривался. Впрочем, эти впечатлениябыли столь ми­молетны,что мой будущий подопечный не придал им слишком большого значения, считая ихпоявление след­ствиемусталости и перенапряжения, накопившихся на работе. На следующее утровозникновение нехарактер­ной для него тревоги он приписал тому, что вчера не­сколько перебрал. Всю неделю ониспытывал легкое тре­вожное состояние, которое скорее проявлялось в виде «смутнойвнутренней тяжести», нежели в форме откры­тых страхов и опасений. В конценедели его сослужи­вецпривел с собой «школьного товарища», и Михаил при встрече с ним почувствовалзначительное облегче­ние, словно сразу что-то отпустило. Он вскользь отме­тил это про себя, но не связал совстречей. Так повтори­лось несколько раз. Облегчение наступало только тогда, когда онвстречался с этим человеком, но вне общения с ним он продолжал испытыватьощущение нарастающей тревоги. Это тягостное состояние в психиатрииобозна­чается кактрема —нарастающеечувство напряженнос­ти, тревоги, таящейся угрозы, страха, подобное переживаниямгладиатора перед выходом на арену.

Пытаясь как-то разобраться в себе, он ненаходил при­емлемыхвариантов объяснения и в конце концов решился обратиться кспециалисту.

После анализа ситуации стало ясно, что вданном случае потребуется новый подход к его лечению. Мне пришлось взяться заизучение дополнительных материа­лов, касающихся феноменов психических воздействий, так какприменение методов традиционной психиатрии таких, как гипноз, внушение,оказывалось явно недостаточно. Прорабатывая источники по магии, биоэнергетике,эзо­терическимдисциплинам и сопоставляя их с новейши­ми достижениями в сферепсихотехнологий —нейро-лингвистическим программированием, эриксоновским гип­нозом, я обнаружил их несомненноесходство. Сравнение приемов древнего зомбирования и современногопро­граммированияубедило меня в их полной идентичности.

Следовательно, состояние моего пациентаможно мета­форическиопределить как синдром Зомби, причиной возникновения которого явилосьнегативное психоген­ное программирование.

Правильно поставленный диагноз — половина успеха терапии. Нопередо мной простиралась еще одна полови­на, которая ставила вопросы: каклечить чем лечить на­сколько объективно опасно состояние пациента

Применение традиционного гипноза не далорезуль­татов в силунедостаточной внушаемости и гипнабельности пациента. Психоаналитическую терапиювскоре пришлось оставить, так как данный случай требовал бы­строй коррекции. Приглашенныеэкстрасенсы не сдви­нули дело ни на шаг. НЛП не сработало, хотя эту мето­дику я применял в паре с другимпрофессиональным гипнотизером. Тем не менее, продолжая поиск опти­мальной терапии, опытом проб иошибок я разработал тактику дезомбирования, которая в конечном итогеиз­бавила Михаила отего страданий. Основной в методе дезомбирования является техника расслаивания,дей­ствия которойпозволяют разделять психические струк­туры и тем самым выявлять скрытыепатогенные зве­нья.Через две недели после начала курса лечения Ми­хаил Д. был вполне здоров идееспособен. К тому же он теперь обладал пониманием того, что явилосьнепо­средственнойпричиной его болезненного состояния — «школьный товарищ» сослуживцаоказался оператором зомби-программирования.

Этот случай послужил импульсом,активизировав­шим мойинтерес к области психических воздействий и наведенных состояний. Определенныйматериал давала клиническая практика, где впоследствии мне не разпри­ходилось работатьс людьми — носителямисиндрома Зомби. Одновременно накапливались данные и из дру­гих источников, из которых можнопочерпнуть инфор­мациюо тех, кто охотно прибегает к тактике зомбирования. Довольно значительную частьиз этой категории составляют уже нашумевшие и пока еще не нашумевшиевсевозможные братства — белые, черные, серые и так да­лее. Тайные общества, секты,ашрамы, используя психи­ческую обработку, пытаются воздействовать на глубин­ные структуры человеческойличности, что может быть достигнуто посредством тонких и скрытыхгипнотиче­скихманипуляций. Весьма удобна для этого музыка. Вы включаете кассету, слушаетеприятную трансовую мело­дию, ваше сознание постепенно раскачивается на волнахзачаровывающих звуков, в то время как подсознание вслушивается в неслышимые дляуха вставленные вну­шения, записанные на ту же кассету. Ситуация весьма напоминаетисторию с двадцать пятым кадром, феномен которого использовали в скрытойрекламе. Дело в том, что глаз человека воспринимает на экране целостноеизображение как таковое, когда оно подается со скорос­тью двадцать четыре кадра всекунду. Технически не­сложно на каждом двадцать пятом квадратике пленки вписатьчто-нибудь вроде «Пейте Кока-Колу». Для гла­за незаметно, а мозг воспринимает.После просмотра за­хватывающего фильма разгоряченный зритель начина­ет вожделенно мечтать о заветномнапитке. Подобная техника используется и в более благих намерениях — при обучении, скажем,иностранному языку. Она подобна скальпелю, который в руках врача исцеляет, а вруках убийцы служит орудием поражения.

Однажды ко мне обратились из Комитета позащите детей, попавших под влияние тех или иных сект. Сопри­коснувшись с данной проблемой, японял, что она до­вольно близка той, которой занимаются специалисты подезомбированию, поскольку тут нам тоже приходится иметь дело с психогеннымпрограммированием, цель ко­торого более чем ясна — власть. Многие, если не сказатьвсе, новоиспеченные гуру находятся на грани тяжелой психопатологии, кудаувлекают и своих последователей. Когда мне приходилось заниматься с ребятами израз­личных сект, я нераз убеждался в том, что они, лишен­ные своего «Я», твердят заученные фразы, не пытаясь вникнуть в ихсмысл (подобное явление описано в пси­хиатрии как «метафизическаяинтоксикация»), и созна­ние их как бы отключено, оно спит. Ясно, что такойчело­век уже непринадлежит себе.

Совсем недавно я закончил исследовательскуюрабо­ту, проведеннуюпо просьбе Родительского комитета по защите детей. Мой статус врача самыместественным об­разомподвел меня к тому, что исследования в этой обла­сти сочетались с терапевтическойдеятельностью, кото­рую я уже обозначил как стратегию дезомбирования.

Разумеется, и речи не могло быть о том,чтобы юные поклонники того или иного культа по своему разумению обратились кпсихотерапевту. Поэтому, используя самые различные предлоги, родители приводилиих ко мне на прием. И конечно же, мое воздействие также должно было бытьскрытым (в отличие от случая с Михаилом Д.), по­этому я делал вид, что беседую опогоде, учебе, взаимо­отношениях с окружающим миром. В одних случаях чув­ствовалось большее, в других— меньшеесопротивление, в зависимости от тяжести случая. Встречались и такие пациенты,когда первым моим желанием было отказать­ся от работы, как, например, привстрече с Андреем А., студентом, ушедшим со второго курса института. Егоаг­рессивностьпроявлялась настолько сильно, что контакт представлялся весьма затруднительным,почти невоз­можным.Воинственно настроенный неофит смотрел в одну точку опустошенным взором, поскулам бегали жел­ваки, а его тело словно окаменело. В односложных отве­тах вибрировал еще не до концапрорезавшийся голос. Иногда зловещая улыбка блуждала на егонесимметрич­ном лице.Скажет такому гуру: «Отрекись от ближних» — отречется, «Убей себя во имянашей идеи» — убьет,«Уничтожь другого во имя нашей идеи» — пойдет унич­тожать. Впрочем, он уже отрекся. Вродительском доме его удерживала лишь возможность воровать вещи,что­бы относить их всекту.

Симптоматика заболевания Андрея А. походилана шизофрению, и в данное время он находился в состоя­нии, близком ступору, с его такимихарактерными чер­тами,как враждебность, негативизм, ограничение или отсутствие речевого контакта. Ошизофрении можно было бы говорить уверенно, если бы подобную симп­томатику не демонстрировалосостояние, возникшее вследствие патогенного психопрограммирования.По­этому мнеоставалось только дифференцировать про­исхождение симптомов. По меренаших встреч пове­дение моего клиента становилось более раскованным, уходиланапряженность, злобность и враждебность ис­чезли. И однажды в разговоре сродителями я услышал, что Андрей перестал посещать то заведение, где егосделали полуавтоматом.

Проводя в этом направленииисследовательскую и аналитическую деятельность, я обнаружил, чтопсихо­патогенномувоздействию могут подвергаться не только отдельные люди, но и целые группы, очем я уже упомянул выше. Если же говорить о состоянии нашего совре­менного общества, то, думаю, кнему вполне подошел бы диагноз Социальная Шизофрения. Вспомним, чтосхизис переводится какраспад, расщепление целостных структур, чему, собственно, мы и являемсясвидетелями. Помимо всего прочего весьма очевиден наш болезнен­ный комплекс, который можнообозначить как Синдром Трех Д:

1. девальвация— обесценивание;

2. дегенерация— вырождение;

3. деменция— слабоумие.

К сожалению, эта патологическаялавинообразная ре­акция имеет тенденцию к усилению, что само по себе спо­собно повлиять на людей не хужепсихотронного оружия.

Чем, например, объяснить возрастающуюагрессив­ность нашихсоотечественников Можно, конечно, ука­зать на экономические факторы, ноэкономикой занима­ютсяте же люди.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.