WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |

Второй. Интересно, когда нас выпустят отсюда

Первый. Возможно, что и никогда.

Второй. Печально.

Первый. Печально. Да и есть хочется. А у меня дома кролик тушится.

Второй. Пожуем

Первый (вздыхая). Пожуем. Уже ночь, наверное.

Второй. Хороша клубничная. Мятная мне меньше нравится.

Первый. Туман, наверное, и мелкий моросящий дождик.

Второй. Еще лимонная ничего.

Первый. А мне мила такая погода. Осенние сумерки. Запах прелых листьев и земли. Есть некая прелесть в городском осеннем сумраке. Какая-то грусть в душу зак­радывается. И парадокс какой-то — на душе грустно, а душе хорошо.

Второй. Иногда я не прочь и яблочную пожевать. Вы верите в существование внеземных цивилизаций

Первый. Никогда не допускайте, что бы у вас был запор. Ведь от работы кишечника зависит все самочув­ствие и состояние человека в целом. Вы замечали, что люди, склонные к запору, отличаются угрюмостью, раз­дражительностью и частыми перепадами настроения

Второй. А все-таки было бы заманчиво поверить, что кроме нас еще кто-то есть, что мы не одни во Вселенной, что существуют еще тайны и Непознанное. Пока суще­ствует Непознанное, существует и жизнь. Тайна питает наше существование.

Первый. Я ратую за очистительные клизмы. Да здрав­ствуют клизмы — путь к душевному комфорту.

Второй. Ура

Первый. Счастлив тот, кого не мучают запоры. Рабо­та кишечника — показатель душевного благосостояния.

(Пауза).

Второй. Т-сс. Слышите

Первый. Шорох.

Второй. Призраки или галлюцинации

Первый. А слышите, что-то скрипнуло

(Первый и Второй одновременно вздрагивают).

Первый (шепотом). Оглянитесь.

Второй (настороженно). Что случилось

(Оглядываются. Открытая дверь раскачивается. Появляется уборщица, позвякивая ведром).

Второй (к ней). А вы что вдесь делаете

Уборщица. А вы что здесь делаете

Первый и Второй (вместе). Мы! Мы выйти отсюда хотим.

Уборщица. Ну так выходите. Я сейчас убираться здесь буду.

Первый. А...

Второй. А...

Уборщица. Ну что еще

Первый. Это обман, а не аттракцион.

Уборщица. Аттракцион как аттракцион. «Пустая ком­ната» называется.

Первый. Я буду жаловаться.

Второй. И я буду жаловаться.

Уборщица. А мне что Жалуйтесь в свое удоволь­ствие. Ну да ладно, мне мыть здесь надо. Получите свои часы и идите себе с миром.

Второй. А что, дверь открыта была

Уборщица. А кому ее запирать понадобилось

Второй. Я буду жаловаться.

Первый. И я буду жаловаться.

Туманная пелена занавесом наползает на сцену, и картина растворяется в пространстве.

Я снова остался наедине с Мастером и, пребывая в некотором недоумении, обратился к нему:

— Это была притча

— Понимай, как хочешь, — внешне безучастно ото­звался он. — Впрочем, — чуть нахмурившись, прибавил Мастер, — любой, даже самый банальный эпизод нашей жизни можно рассматривать как притчу. Другое дело, что не всякий может ее прочесть. Кстати, и Дом изоби­лует притчами. Ты можешь их обнаружить в любой из начертанных надписей, если захочешь или сумеешь, что, впрочем, одно и то же.

— А вы, Мастер, оставляли надписи

— Оставлял.

— А если я войду, то узнаю их

— Знать о том, узнаешь ли ты, можешь только ты.

Легкое волнение завибрировало во мне. Дом несколь­ко тревожил меня возможными неожиданностями. С дру­гой стороны, искушение любопытства манило, завора­живало. Да и Мастер не возражал — не подстегивал, но и не предостерегал. Выбор оставался за мной, что, соб­ственно, и возбуждало волны волнения. Несколько сму­щало и другое: почему Одинокого

— А потому, — мягко выкатился откуда-то из-за плеча отклик, — что всякий Мастер одинок.

Я обернулся на реплику и наткнулся на характерный иронически-изучающий пристальный прищур Мастера.

— А почему, — прошелестел мой тихий лепет, — одинок

— Потому что одиночество — одно из основных ка­честв Мастера. Иначе и быть не может. Ты когда-нибудь это поймешь... и переживешь. Одиночество — плата за прозрение. А в сущности, Мастер и должен быть одинок. Одиночество — удел всякого Мастера. Обретая новые познания, ты уже не можешь оставаться на прежнем уровне. Ты переходишь в иную ипостась, и при этом ты встаешь перед выбором -

либо оставить, чтобы уйти,

либо остаться — чтобы остаться.

Тропа 22. Или ты оставляешь других

Или ты оставляешь других, или ты остаешься с ними. Третьего не дано.

Когда ты вырываешься вперед, другие неизбежно отстают.

— А если их подождать

Тропа 23. Мастер никогда никого не ждет

Мастер вдруг сделался неподвижен и сказал:

Мастер никогда никого не ждет.

Он не торопится, но и не задерживается.

У него достаточно развито точное Чувство Пути.

Он призывает, но не зазывает.

Он оставляет свой след, но при этом не следит.

В конце концов

он обезличивается настолько, что

сливается с Путем,

и сам становится Путем.

— Ну да ладно, иди.

В тот же миг строение стремительно приблизилось ко мне, и отверстая дверь оказалась прямо подле моего лица, зияя мрачной густотой черного проема.

Я зажмурился, глубоко вздохнул и сделал шаг. Как мне показалось, за моей единой что-то лязгнуло. Подняв веки, я обнаружил, что нахожусь в темной комнате, где стены только угадывались в мареве здешнего простран­ства. Никакие изречения не вспыхивали, огненные бук­вы не струились, и вообще было тихо, темно и покойно.

«Уж не каверзу ли какую подстроил мне Мастер в качестве испытания» — смущенно подумал мой ум, впро­чем, почти тут же прерванный шуршащим шепотом, до­несшимся невесть откуда:

— Зачем ты сюда пришел

— Я — съежившись, выскочил звук из моей горта­ни, — я...

— Все ясно. Ты не знаешь, зачем ты сюда пришел.

— По-моему, я знаю, зачем я здесь.

— Тогда ответь на вопрос —

С чем ты здесь

«Ага! — промелькнуло у меня. — Вот и начинаются испытания. Загадка Сфинкса»

«Никакого Сфинкса! — прорвавшись в гул, взревел шепот. — Все проще. Если ты знаешь, с чем ты пришел, следовательно, ты знаешь, зачем ты пришел. И тебе бу­дет дано ровно то и ровно столько, в соответствии с тем, зачем ты пришел. И тебе будет дано ровно то и ровно столько, за-чем ты пришел».

А с чем же я пришел

И тут меня осенило!

Каждый получает то, с чем приходит.

Стены Дома — это зеркала, отражающие потаенное посетителя.

Все, все, все, абсолютно все — и старое, и новое, и абсолютное, то есть включающее в себя и старое и новое одновременно уже содержатся в каждом каждое здесь и сейчас. Дом ничего не производит — он лишь открывает и проясняет.

Мне вдруг сделался понятен смысл обрушенного на меня выражения: «зачем ты здесь» — значит «с чем ты здесь».

И тихо вспомнилась продвинутая дама теософской ориентации...

— Да, — вторило откликом гулко и спокойно мрач­ное пространство, которое тотчас же перестало быть мрач­ным и, озарившись мягким и плавным светом, обнару­жило свой интерьер.

Я увидел комнату средних размеров с колонной посе­редине, на которой были начертаны указатели: Восточ­ная Стена, Южная Стена, Западная Стена, Северная Сте­на. Я же стоял возле самой колонны. Ближайший мне знак указывал в направлении Восточной Стены. Сделав несколько шагов, я, по своему разумению, должен был приблизиться к ней. Однако мое разумение обернулось чистым недоразумением. Стена не отодвинулась, но и не приблизилась, а вот колонна стремительно куда-то уле­тела, а может быть, и улетучилась.

Следующие несколько шагов опять не приблизили меня к Стене, хотя и не отдалили от нее. Она вообще исчезла. И не было теперь ни востока, ни юга, ни запада, ни севера. Не было вообще ничего.

— Хоть бы кто указание какое дал! — тоскливо всхлипнуло во мне.

В воздухе что-то прошелестело, и откуда-то из-под предполагаемого потолка неторопливо спустилась выло­женная змеящимися буквами надпись:

Никто никогда тебе ничего не давал, не дает, и да­вать не будет. Потому что все уже дано. Какой смысл давать то, что уже дано Все зависит от тебя. Ты или берешь, или не берешь. Если ты не берешь, то не причи­тай, что тебе не дали.

Никто никогда никому ничего не дает. Потому что все уже дано.

Добро пожаловать в Дом!

Стены вернулись на место, обильно исчерченные все­возможными, хотя и почему-то тщательно пронумеро­ванными, надписями, каждая из которых становилась произрастающей травой на новой тропе. Тропы то пе­реплетались, то разбегались по своим измерениям, то снова сходились у спасительного оазиса «Три Сосны». Я же брел неприкаянно и в полной мере ощущал себя странником, перемещающимся из пространства в про­странство.

Тропа 24. Никто никогда ничего не давал

Никто никогда тебе ничего не давал, не дает и давать не будет.

Потому что все уже дано.

Какой смысл давать то, что уже дано

Все зависит от тебя.

Ты или берешь, или не берешь.

Если ты не берешь, то не причитай, что тебе не дали.

Никто никогда Никому ничего не дает.

Потому что все уже дано.

Тропа 25, Все, чего ты хочешь

Все, чего ты хочешь — у тебя уже есть.

У тебя бы этого не было, если бы ты этого не хотел.

Тропа 26. Если ты говоришь

Если ты говоришь — хочу любить, но все еще не любишь, значит, ты не хочешь любить. Утверждаешь — хочу, но не могу, значит, просто не хочешь.

Тропа 27. У тебя есть все

У тебя есть все, чего ты хочешь. Потому что ты хочешь того, что у тебя есть. У тебя бы не было того, что у тебя есть, если бы ты не хотел того.

Стало быть, тебе просто достаточно осознать,

что желания все твои исполнены,

Ибо все уже сбылось.
Неправильно говорить — я стремлюсь к тому-то и тому-то:

если бы ты стремился к этому,

то это у тебя уже было бы.

Вернее говорить — я стремился к этому,

и потому у меня

это есть.

Тропа 28. Ты больше всего боишься

Ты больше всего боишься того, чего сильнее всего желаешь.

И в этом случае происходит подмена смыслов. Тебе все еще кажется, что ты желаешь чего-то, между тем как ты всего-навсего лишь желаешь же­лать этого

и таким образом

неосознанно отодвигаешь от себя предмет своих вожделений. Ты страстно мечтаешь о любви

— Но ее-то как раз ты и страшишься. Ты устремляешься к счастью

— Но этим его и отдаляешь от себя. Потому-то желание желать чего-то тебе приносит больше удовольствия, чем желание действительно обладать чем-то. Оно наполнено сладостной, почти сладострастной ис­томой.

Желание объекта для тебя гораздо важнее самого объекта.

И потому последний недоступен тебе. Теперь тебе понятно, почему многое из того, о чем ты явно или тайно помышляешь, к тебе не приходит

Тропа 29. Ты машина

Учти следующее:

Ты — машина.

Ты не принадлежишь себе.

Ты сам ничего не делаешь. Это с тобою что-то дела­ется.

Свобода воли — фикция. Ты моргнуть даже не мо­жешь, если нет на то предписания.

Ты ничего не делаешь по своей воле. Это Воля что-то делает с тобой.

Если у тебя что-то получается, ты не имеешь к этому никакого отношения.

Если у тебя ничего не получается, ты не имеешь к этому никакого отношения,

Ибо ты вообще ни при чем|.

Поэтому «ели тебя хвалят, знай, что в том нет ника­кой твоей заслуги.

И поэтому не обольщайся похвалой.

Поэтому знай, что если тебя порицают, в том нет никакой твоей вины.

И поэтому не впадай в уныние от хулы и наветов.

Тропа 30. У тебя есть все

Постольку, поскольку у тебя есть все то, чего ты хочешь, значит, ты счастлив.

И все твое несчастье состоит только лишь в том, что ты не знаешь, что ты счастлив.

У тебя лишь одна проблема — в незнании.

Так обычная неприятность перерастает в драму.

Тропа 31. Каждый твой шаг в никуда

Каждый твой шаг ведет тебя в никуда.

Всякий раз, когда ты поднимаешь ногу,

чтобы сделать новый шаг,

ты заносишь ее над пропастью.

Всякий раз ты идешь в никуда,

и всякий раз ты оказываешься где-то.

Тропа 32. Опасность каждую секунду

И это значит, что каждую секунду тебя

подстерегает смертельная опасность.

И если ты до сих пор- жив,

то каким-то неведомым образом спасаешься.

Тропа 33. Ты ведом

Ты

ведом Неведомым.

Тропа 34. Пока ты не умер

И пока ты не умер — ты бессмертен.

Тропа 35. Ты до сих пор жив

Если ты до сих пор жив, то ты не совершил ни одной ошибки.

Бессмертные не ошибаются.

Вот почему поиск так называемого правильного ре­шения

обойдется тебе куда дороже самой так называемой ошибки.

Тропа 36. Ты не принадлежишь себе

Весьма полезно понимание того, что ты не принадле­жишь себе.

Ты — это ты и в то же время нечто другое. И это нечто другое гораздо сильнее, чем ты. Оно исполнено несоизмеримо большей мощью, пришедшей из мглы вечности. Имен у него много, но Имя не найдено.

Тропа 37. У тебя нет ничего

У тебя нет ничего такого,

Что бы ты мог назвать своим.

Все, что ты можешь потерять,

или что может у тебя отняться —

разве это твое

Даже тело так называемое твое —

тебе не принадлежит,

хотя бы потому, что ты не властен над ним.

Просто подумай —

что ты можешь назвать своим

Тропа 38. Что происходит с тобой

Ты не имеешь никакого отношения к тому, что происходит с тобой.

Ты ничего не делаешь. Просто с тобой постоянно что то случается.

Ты не идешь, но так случается, что ты оказываешься в какой-то точке пространства. И тогда ты говоришь: я пришел.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.