WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |

Подойдем с другой стороны и задумаемся, а для чего, собственно, эти меры нужны и необходимы ли они И ка­кова степень объективной обоснованности их введения Уместны ли они вообще Ответ окажется явно положи­тельным, если мы предположим, что функция подобных санкций не столько карательная, сколько компенсатор­ная. И это логично, постольку, поскольку стратегия вы­живания требует соблюдения принципа равновесия. Дей­ствие равно противодействию. Что посеешь, то и пожнешь. Что на входе, то и на выходе.

— Око за око и зуб за зуб, Мастер

— Не обязательно. Может быть, и колено за зуб... Но принцип сохраняется.

Тропа 5. В природе не существует

Мастер прикрыл веки и сказал:

В Природе не существует наказания.

Мир не наказывает.

Он только дает обратную связь и восстанавливает рав­новесие.

Если ты нарушаешь это равновесие, то Мир реагирует.

Его реакцию ты воспринимаешь как наказание.

Хотя Мир никогда не наказывает — он просто вос­станавливает нарушенное равновесие.

Веки Мастера медленно приподнялись, обнаруживая! сколько тяжеловатый взгляд.

— Но вернемся к наглости, — чуть прищурившись, продолжил он. — Когда ты превышаешь свои полномо­чия, то тем самым нарушаешь равновесие Мира. Ты в этом случае преступаешь некую невидимую границу, очерчивающую территорию отведенного тебе бытия. А значит, ты вносишь в универсальное устройство Вселенной определенную порцию хаоса, что представляет несомнен­ную опасность для Системы, частицей которой, хотя и ничтожно малой, ты, тем не менее, являешься. И весь этот глобальный организм реагирует, и как ты, навер­ное, уже догадываешься — способом, возвращающим тебя обратно. Но постольку, поскольку мы вынуждены при­нять во внимание принцип инерции, то возвращение твое происходит не на исходный уровень, а гораздо ниже.

Тропа 6. Тебя понижают

Тебя понижают ровно настолько, насколько ты возвысился сам.

Тропа 7. Твоя наглость

Мастер невесомо повис в паузе и плавно спланиро­вал к следующей тираде:

Твоя наглость — хорошо это или плохо Это ни хорошо, ни плохо.

Это просто ситуация, когда ты превысил собственные полномочия.

И не жди за это наказания. Наказания не последует. Вселенная не карает.

Вселенная только восстанавливает равновесие. И если ты при этом будешь убит так называемым несчастным случаем или так называемой болезнью — не обессудь, ибо ты сам призвал смерть из небытия — превышением своих полномочий. Впрочем, об этом уже было сказано давным-давно: если ты берешься судить, то ожидай суда и над собой. — Мастер, — тихо зашелестел мой ропот, — а как же мне узнать границы своих полномочий И какие еще примеры наглости можно обнаружить в повседневном течении нашей жизни

— На первый вопрос ответить гораздо проще, чем ты думаешь. Твои полномочия — это то, что у тебя есть.

Тропа 8. Ты имеешь

Ты имеешь ровно то

И ровно столько,

Чему ты соответствуешь.

Назовем это принципом соответствия.

Если приглядеться повнимательнее, его действие мож­но обнаружить повсеместно. Он многое объясняет. К при­меру, распределение людей в соответствии с полярными состояниями качества их жизни: богатство — бедность, здоровье — немощь, успех — прозябанье, везенье — не­удачи, активность — застой...

Действительно, почему не существует равных И от чего зависит наблюдающееся столь явное неравенство

Принцип соответствия раскрывает смысл имеющего­ся положения вещей:

ты имеешь ровно то и ровно столько, чему ты соот­ветствуешь.

Денег у тебя не может быть ни больше, ни меньше того, сколько их у тебя есть.

Имущества у тебя не может быть ни больше, ни меньше того, сколько у тебя его есть.

Тебя окружают те люди, которые тебя окружают, и никакие другие тебя окружать не могут. Потому что другие тебя не окружают.

Рядом с тобой только тот, кто рядом с тобой, и никто другой рядом быть не может. Не может — потому что его рядом нет.

Тропа 9. Если ты ропщешь

Если ты ропщешь:

«почему у меня мало чего-то»,

вспомни принцип соответствия.

У тебя — ни мало, ни много,

у тебя то, что у тебя есть.

И у тебя есть то, чему ты соответствуешь.

Так вот, твой ропот — одна из форм наглости

Замечал ли ты, что ропщущего неизбежно постигают неудачи

Я имею в виду поверхностный взгляд. Потому что в действительности Мир стремится улучшить положение его дел. И если бедолага это понимает, то через некото­рое время не только выравнивает ситуацию, но и подни­мается выше той планки, уровень которой занимал преж­де. В случае отсутствия осознания происходящего он продолжает себя обрекать на усиление лавины негатив­ных тенденций, заполнивших его существование.

Возможно, ты поинтересуешься, почему я сказал о том, что мир стремится улучшить положение дел, если только что я говорил, будто речь идет лишь о восстанов­лении равновесия. На самом деле все противоречия здесь снимаются, как только мы уясним, что базовой програм­мой Системы является выживание. И вся ее изощренная механика саморегуляции направлена на поддержание именно этой функции.

Мудрость любого организма так устроена, что он про­сто-напросто расправляется с вирусом, несущим ему уг­розу. Таким вирусом может стать собственная взбунто­вавшаяся клетка, несущая заряд разрушительной агрес­сии. Целое уничтожает свою часть, дабы заменить ее новой. Но прежде этой части предоставляется возмож­ность, в целях экономии, разумеется, а вовсе не из-за альтруистической филантропии, исцелиться, освободив­шись от агрессивной заряженности, оборачивающейся, в конце концов, против самой этой части.

Вот почему понижение особи, проявляющей себя на­гло, является на самом деле благом, ибо последняя полу­чает возможность лечения с минимальной оплатой. Следуй принципу соответствия, и ты избежишь многих неприятностей. В каких еще ситуациях можно обнаружить проявле­ния наглости

Первую мы уже отметили — убежденность в том, что ты достоин большего, нежели ты этому соответствуешь. Вообще же всякая наглость агрессивна. Поэтому ты можешь ее обнаружить там, где есть проявление агрессии. А что такое агрессия Желание разрушить, уничто­жить — символическое убийство

Рассмотрим следующий пример.

Родитель наказывает ребенка.

Вроде бы ситуация элементарна. Но в ее банальности скрыты такие глубинные подоплеки, что вся ее кажуща­яся однозначность в действительности расслаивается на множество потаенных смыслов.

Дело не в том, имеем ли мы право физически воздей­ствовать на ребенка или нет, а в том, какая при этом подразумевается цель.

Для прояснения ситуации выясним некоторые отли­чия, что позволит нам определить разницу между нака­занием и вымещением собственной злобы — крайне бур­ного проявления агрессивности.

Слово «наказывать» родственно таким понятиям, как «сказывать, рассказывать», и здесь мы видим, что оно воплощает в себе принцип Логоса, то есть смысла, офор­мленного в языке и призванного перетекать от одного разума к другому. И в этом случае, даже если я прило­жу руку или ремень к своему отпрыску, но с условием, что свершаемое мною произойдет безо всякой озлоблен­ности, то мое действие можно расценить как наказа­ние. Тогда его можно считать мерой воспитательной. Порядок гармонии не нарушается: я питаю, я же и воспитываю.

Во всех остальных случаях приходится говорить лишь о символическом убийстве.

Если мы имеем дело с наказанием, то последнее про­исходит в спокойном душевном состоянии, при ясном рассудке и понимании своей собственной и полной ответ­ственности за происходящее.

Чаще же мы наблюдаем обратное — преисполненность раздражением, злобой, ненавистью. И если ты бьешь ре­бенка в таком состоянии, то ты превышаешь свои полно­мочия. Потому что права атаковать другую личность, посягая на ее жизнь, тебе не дано. В итоге ты начинаешь атаковать Мир. Тогда жди обратной связи. И вовсе не обязательно, что она проявится сию же минуту. Только если через несколько, а возможно, и больше лет в твою семью или работу вторгнутся неудачи, катастрофы или беды — не слишком сильно удивляйся. Мир восстанав­ливает равновесие

Мастер сделался вдруг отрешенным, а чело его обре­ло вид ученый. И глаза обнаружили беспристрастную суровость пытливого естествоиспытателя. Переменив тон и манеру беседы, он не без академического металла в голосе, но в то же время с намеком на некие теплые интонационные нотки, тихо, но четко вымолвил:

— Я расскажу тебе одну байку. Все про тех же де­тишек и тех, кто делает из них несчастных взрос­лых, — таких же несчастных взрослых.

БАЙКА МАСТЕРА.СТРАСТИ ПО УЧЕНИКУ

Иногда я сам вспоминаю те чувства — возбуждения, ожидания и некоторой растерянности — которые сопро­вождали меня накануне знаменательного дня, открыва­ющего двери в незнакомый и пока еще чужой мир. Пер­вое сентября в конце концов наступает, и я пересекаю рубеж, отделяющий прошедшее детство с его безоблач­ными детсадовскими грезами, и настоящее, в котором мне приходится быть уже «взрослым». Страшновато. И в то же время лестно — краешком глаза наблюдать, принимая вид снисходительный, как провожают взгля­дами тебя твои младшие коллеги по вчерашней песочни­це. Осознание того, что теперь мне не до этих шалостей, не до игрушек, что в школу надо, делает меня несколько важным и торжественным. И эта иллюзия собственной значимости, поддерживаемая участливо-заботливыми взрослыми, приглушает смутную тревожность, которая еще плеснется замиранием в груди на митинге на школь­ной площади (которая своим и двором пока не восприни­мается).

Как бы то ни было, а переживания малыша в этот период действительно являются непростыми. Ведь дан­ная ситуация для него является настоящей психической травмой, и детская душа попадает в условия жесткого стресса, предъявляющего свои требования. Организм при этом просто вынужден подвергнуться перестройке - та­ковы обстоятельства и таков диктат реальности. Начина­ется новая эпоха новых отношений, и ничего не остает­ся, как к этой реальности начать приспосабливаться и жить в соответствии с ее принципами. Последнее условие— следование именно принципу реальности — явля­ется свойством здорового и благополучного организма.

Однако психический аппарат в детском возрасте еще только формируется и не обладает той структурирован­ностью и завершенностью, которая характерна для взрос­лого. И несомненно, что фактором, решающим и опреде­ляющим, какие воздействия проникнут в душу ребенка, становится помимо семьи среда иная, поначалу искусст­венная и чужеродная, а именно школа. В общем-то, фор­мально она действительно вырывает человека из при­вычного уклада жизни, изменяя его устоявшиеся связи и разрушая созданный им, быть может, безмятежный, но иллюзорный мир, предлагая, а точнее, навязывая иную систему ролей. В этом нет ничего парадоксального. Из­вечный конфликт между личными установками и соци­альной заданностью характерен и для такой ситуации. Человеческая душа сама по себе арена игры, подчас жес­токой, подобных враждующих сил, и детская душа не исключение. Она обуреваема страхами, вожделениями и страстями не меньшими, чем душа повзрослевшая. И по­добное положение дел никак не может быть уложено в систему оценок «хорошо»-«плохо», ибо это и не хорошо, и не плохо, но такова природа, такова данность, и с ней приходится считаться. Просто своевременное знание и принятие фактов, возможно, кажущихся и не самыми лицеприятными, помогает вовремя избавиться от мно­гих проблем в настоящем и предотвратить появление их в будущем.

К примеру, если учитель осведомлен о том, какой напряженной внутренней жизнью живет душа его уче­ника, то он организует свой подход и свое поведение более грамотным способом, предусматривающим боль­шую корректность и психологическую проницательность, нежели обычно.

Ведь раньше тревоги и страхи ребенка утихали во время родительского присутствия, внимательного учас­тия со стороны последнего, способствовавшего пережи­ванию и подтверждению того, что данное дитя любимо и значимо. Для нормального человеческого развития са­мым важным условием является чувство того, что тебя любят, и того, что ты значим. В случае же его отсутствия личность подвергается различным деформациям, вплоть до патологических.

Но теперь родителей рядом нет, и нет заботливой воспитательницы, и нет утешающих игрушек, а есть лишь незнакомая ситуация, предполагающая наличие каких-то иных качеств личности, скажем, таких, как ответ­ственность и необходимость осознанно совершать опре­деленную работу. И ребенок инстинктивно, защищая себя подобным образом, начинает видеть в учителе родитель­скую фигуру. Тенденция психики перемещать на других | людей чувства и отношения, проявляемые в детстве к родителям или другим близким и значимым для челове­ка людям, называется переносом. На самом деле любое реальное человеческое отношение, даже такое, как лю­бовь, начинается с переноса. Последний может быть по­ложительным, когда проецируются такие эмоции, как симпатия, доверие, потребность в общении, или же отри­цательным — в случае проявления скрытой или явной враждебности, агрессивности, тенденции к недоверию, настороженности.

И поскольку фигура учителя становится для школь­ника практически центральной, именно их личностные отношения приобретают особенную значимость. Здесь мы подходим к моменту, осознание которого представляется весьма важным для понимания того, что ситуация так называемой информационной перегруженности — это миф. На самом же деле никакие информационные на­грузки не приводят к истощению нервной деятельности или снижению успеваемости. Счастливая душа не исто­щается. Нормальный организм адаптируется к восприя­тию информационного потока любого объема в силу того, что возможности мозга действительно это позволяют. Акцент смещается в иное — в систему взаимодействий и взаимоотношений. В этом смысле проблему, возникаю­щую у ученика, можно трактовать как невротическую, то есть такую, которая связана с нарушением сферы эмо­циональных отношений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.