WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 31 |

Росси: Поэтому Вам необходимо как можнобыстрее переубедить ее и Вы произносите: "Нет, конечно, это не так". Как ираньше, Ваше четкое "нет" принимает на себя часть негативной нагрузки клиентки.

[В 1987] В очередной раз мы можемнаблюдать, как Эриксон мастерски общается с клиенткой на двух уровняходновременно: на когнитивном уровне позитивный смысл его фразы "Нет, конечно,это не так" сводится к тому, чтобы только лишь переубедить клиентку; на болееже глубинном примитивно-буквальном уровне он "берет на себя" давящий ее грузотрицания. Обращение к такому примитивно-буквальному подсознательно-конкретномууровню является неотъемлемой частью терапевтического общения Эриксона спациентом.

1.43. "Трансовое" и автоматическое письмо;наилучшая установка; терапевтические аналогии для решения сексуальных проблем;ослабление и рефрейминг сексуального переноса на буквально-конкретном уровне;как обыграть неоднозначность слова "хорошо"; затверженные ограничения и отказот них; два уровня сообщений

Эриксон: Очень удачно, что у тебя подрукой оказался блокнот. Представь себе, что ты пишешь прямо на первой страницеименно то, что причиняет тебе боль – все равно что, лишь бы ядействительно понял, что тебе плохо. Только сделай это так, чтобы тебе самойбыло понятно то, что ты написала. И уясни для себя, хочется ли тебе, чтобы яузнал твои тайны. Я думаю, для тебя очень важно решить именно эту проблему,прежде чем рассказать мне о чем-нибудь. Мне кажется, что так будет правильно.Представь себе, что ты пишешь. И держи блокнот так, чтобы я не мог ничегопрочитать. Представь, что ты постоянно возвращаешься к мысли о том, хочется литебе, чтобы я это прочитал.

Клиентка: (Клиентка пишет то, чтоизображено на рис.1, и хмурится.) Я считаю, что Вы можете этопрочитать.

Эриксон: Прочитать-то я могу. Но удастсяли тебе захотеть, чтобы я это прочитал

Клиентка: Да, я разрешаю Вамэто.

Эриксон: Стало быть, я могу это прочитать.И все-таки, тебе хотелось бы, чтобы я это прочитал

Клиентка: Да.

Эриксон: Давай тем не менее немногоповременим, пока ты не будешь окончательно в этом уверена. Потому что мнекажется, что тебе и хочется, чтобы я прочитал, а в то же время вроде и нехочется. Так ведь Ну, так решай – как тебе лучше – либо ты вообще не позволяешь мне читать, либо позволяешь и приэтом реально рассчитываешь на то, что я все прочту.

Клиентка: Я думаю, будет лучше, если Выпрочитаете.

Эриксон: Ты считаешь, будет лучшепрочитать это. Хорошо. Твое решение означает, что ты надеешься на то, что япойму больше твоего и помогу тебе в этом разобраться.

Клиентка: Да.

Эриксон: Ладно. Так я берублокнот

Клиентка: Да.

Эриксон: Я еще не смотрел. Тыволнуешься

Клиентка: Нет.

Эриксон: Что-то не так

Клиентка: Нет.

Эриксон: Тебя беспокоит что-токонкретное

Клиентка: Запрещенное слово.

Эриксон: Может, ты напишешь этозапрещенное слово

Клиентка: (Клиентка пишет слово "секс"чуть ниже остального текста.)

Меня интересует множество вещей, о которыхникто не желает разговаривать. Эти вещи: свидания, мальчики, секс, религия,почему что-то хорошо, а что -то плохо, и почему люди не хотят разговариватьименно о том, о чем они на самом деле хотят поговорить.

Рис.1 Первый отрывок, написанный клиенткойв состоянии транса во время шестого "визита" Февральского человека. Обратитевнимание на запрещенное слово "секс".

Эриксон: Но ведь это слово не запрещено Иэто очень важная вещь, согласна И необходимая, правда И ты собираешьсявыяснить, что же это такое. Ты ведь надеешься на это Мне бы хотелось, чтобы тыузнала про секс самым простым способом. Как ты думаешь, что я под этимподразумеваю

Клиентка: То, что рассказываютлюди

Эриксон: Самым простым я считаю такойспособ, когда совершается наименьшее число ошибок. Потому что это подобно тому,как маленький ребенок учится ходить. Он приподнимает свою правую ножку ипередвигает ее на шаг вперед. А после того, как он разобрался со своей правойногой, он приподнимает левую ножку и тоже делает шаг вперед. Малыш учитсяходить именно таким образом – шажок за шажком, а вовсе не в один миг, как иногда кажется. Апотом шаг – и онпадает. Ребенок должен научиться ходить правильно – как можно меньше падать и неочень спешить, и на этом пути он, конечно же, совершает множество ошибок. Атеперь и ты должна этому научиться. Только вот что запомни: в данный момент ямогу рассказать тебе отнюдь не все. Но когда-нибудь настанет время – когда ты будешь постарше– и я отвечу на всетвои вопросы. Правда, для этого тебе придется запастись терпением. Я не могутебе доступно объяснить, почему надо ждать, но это действительно необходимо. Яоткрою тебе секрет, как быстрее скоротать время: запоминай все вопросы, которыеу тебя возникают – акогда мы опять встретимся, потребуй на них ответа. Потребуй без всякогоколебания, неопределенности и беспокойства. Ты так давно со мной знакома, что,наверное, уже поняла: я всегда готов придти тебе на помощь. Ведьтак

Клиентка: Да.

Эриксон: И ты ведь не забываешь о том,сколько раз я уже тебе помог

Клиентка: Нет.

Эриксон: Ты не будешь возражать, если яположу этот листок себе в карман

Клиентка: Нет.

Эриксон: И буду хранить его там долго– может быть, годы– пока, наконец, несочту нужным достать его и показать тебе

Клиентка: Да.

Эриксон: С этим все

Клиентка: Думаю, да.

Эриксон: Как ты думаешь, ты будешь любитьменя через три или, скажем, четыре года

Клиентка: Это было бы хорошо.

Эриксон: Было бы хорошо нам встретиться. Акак ты считаешь, почему в этот раз я объявился в октябре

Клиентка: Наверное, Вам хотелось узнатьпро мои школьные дела.

Эриксон: Ну, и как твои школьныедела

Клиентка: Нормально.

Эриксон: А как ты считаешь, кем ты будешь,когда вырастешь

Клиентка: Выберу что-нибудь посложнее.Терпеть не могу преподавать в школе. И всех этих глупых суетящихся теток. Я быхотела стать секретаршей, вот только не хочется сидеть и печатать весь деньнапролет.

Эриксон: Но ты уже думаешь об этом,да

Клиентка: Я хочу научиться всем труднымпредметам.

Эриксон: А плаванию

Клиентка: Нас этому не учат.

Эриксон: Когда мы увидимся

Клиентка: У меня и в мыслях нет назначатьВам свидание через пару лет. Когда Вы сами хотите появиться

Эриксон: Да в любое время, когда я смогутебе пригодиться.

Клиентка: Через два года я уже будустуденткой. Может быть, в самом деле, тогда и встретимся

Эриксон: Согласен. Правда, будет приятноопять увидеться через некоторое время И ведь это действительно произойдет,верно

Клиентка: До сих пор, по крайней мере, таки было.

Эриксон: Вот именно.

Росси: В процессе своих длинных имногозначительных монологов Вы помогаете нашей клиентке сформироватьзарождающиеся типично подростковые проблемы – свидания, мальчики, секс,религия. И происходит это в процессе "трансового" письма. Я с полным основаниемназываю то, что пишет клиентка, "трансовым" письмом, потому что она вписьменной форме излагает свои мысли о трудностях переходного "регрессивного"возраста, находясь в состоянии транса. Но в отличие от автоматического письма,"трансовое" письмо выглядит не столь сбивчиво и отрывочно.

Эриксон: Да. Когда говорят обавтоматическом письме, то считают, что пациент совершенно не ведает того, чтоон пишет. При "трансовом" же письме появляется некоторое осознание (накогнитивном уровне), но пока еще пациент не в состоянии разобраться в техэмоциях, которые он при этом испытывает.

Росси: А вот слово "секс", добавленноенесколько позже к основному отрывку, написано в лучших традицияхавтоматического письма и вполне отвечает его отрывистой манере. Но Вы придаете"трансовому" письму такое же важное значение, как и обычному автоматическому.Вы долго упрашиваете клиентку разрешить Вам прочесть ее опусы и с большимтактом относитесь к ее мельчайшим пожеланиям. И опять – никакого насилия надподсознанием: Вы, как всегда, добиваетесь того, чтобы пациент открылся Вамнастолько, насколько это кажется ему естественным. Вместо того, чтобы втянутьклиентку в фривольную беседу, Вы даете ей возможность просто написать запретноеслово "секс". Так как клиентка еще не совсем созрела для разговорао плавании, пока Вы обходите эту тему стороной.

Эриксон: Мне необходимо выяснить,насколько сильна уверенность клиентки в том, что она хочет, чтобы я прочитал еезаписи: "Стало быть, я могу это прочитать. И все-таки, тебе хотелось бы, чтобыя это прочитал" Так что клиентка сама все решает.

Росси: А почему, когда Вы заставляете еесделать выбор, Вы делаете это столь хитроумным образом Вы начинаете со слов:"Давай тем не менее немного повременим", а кончаете фразой "реальнорассчитываешь на то, что я прочитаю". Вы формируете утвердительную установку

Эриксон: Даже больше того – самую лучшую установку: "Ну такрешай – как тебелучше –..." Ведьпросто разрешить мне прочесть отрывок и изо всех сил надеяться на то, что я егопрочту – вещисовершенно разные.

Росси: То есть клиентка, сначала весьманеохотно позволяющая Вам ознакомиться с записями, теперь в нетерпении ждет,когда же Вы это сделаете. Поэтому в конце концов она и говорит: "Будет лучше,если Вы прочитаете".

Эриксон: Я заставляю ее думать впозитивном контексте!

Росси: Потому что человек, которыйсовершает какое-то действие с явной неохотой, в каком-то смысле действия непроизводит!

Эриксон: Совершенно с Вами согласен.Клиентка разрешила своим неосознанным юношеским ощущениям проявить себя впроцессе "трансового" письма.

Росси: Похоже, что это так.

Эриксон: Когда я колеблюсь – читать или не читать, клиенткаперестает думать о когнитивной стороне вопроса и попадает под власть своихэмоциональных переживаний – именно поэтому манера письма изменяется, и слово "секс",написанное под основным отрывком, выглядит уже совсем по-другому!

Росси: Когда Вы говорите о сексе с такимуважением, само слово "секс" приобретает большую эмоциональную нагрузку.

Эриксон: Ведь общепринято, что секс– это нехорошееслово.

Росси: Да, конечно. И именно с этимсвязаны все затруднения нашей клиентки.

Эриксон: Я думаю, что корень зла лежит внеправильном подходе к обучению. Вот если поставить в один ряд обучение ходьбеи обучение сексу – тополучится хорошая терапевтическая аналогия.

Росси: Вы хотите сказать, что сексу, также, как и ходьбе, надо обучаться постепенно, шаг за шагом

Эриксон: Гм. Клиентка ведь знает, как надоучиться ходить – воти сексу надо учиться, пытаясь совершить минимальное число ошибок. Я пытаюсьзаложить правильную основу ее отношения к жизни! (Эриксон развлекает насрассказом о маленьком Джонни, который попросил свою подружку снять штанишки вукромном месте. После того, как она это сделала, он с гордостью воскликнул:"Теперь ты видишь, чем католики отличаются от протестантов!")

Росси: Все-таки до чего забавно наблюдать,как Вы работаете на нескольких уровнях одновременно!

Эриксон: Работаешь обычно с тем, чтоимеется под рукой. Именно так и развиваются. (Теперь Эриксон рассказывает"душераздирающую" историю об одной из своих дочерей. Она вообразила, что у нееесть близкий друг и довольно долго с ним "дружила". В один прекрасный моментона вдруг поняла, что стала для него слишком старой – и с сожалением распрощалась сним. Вот так.)... Когда же я становлюсь Октябрьским человеком – ситуация совершенно меняется.Октябрь – болеестарший месяц в году, и поэтому я тоже становлюсь старше. Теперь клиенткадоверяет мне даже больше, чем в предыдущих встречах.

Росси: Мне кажется, что в основе Вашегоуважительного отношения к "трансовому" письму лежат не только этические мотивы.Это улучшает терапевтический результат, так как косвенным образом внушаетклиентке мысль о большем эмоциональном погружении в среду ее проблем.

Эриксон: "Старею" я из тех же соображений.А ведь мое "старение" подразумевает, что и клиентка не стоит на месте. Яподтверждаю, что она развивается. На мой вопрос: "Как ты считаешь, кем тыбудешь, когда вырастешь – клиентка отвечает: "Терпеть не могу преподавать в школе!" Нашеотношение к школе постоянно меняется. Начальная школа так пугает некоторых, чтоони бросают учебу; оставшихся вполне может довести до того же состояния средняяшкола – и они боятсяколледжа как огня; ну, а уж те, кто проскочил все школьные образовательныешлюзы, вполне вероятно, до смерти боятся института и никогда не рискнутпополнить число студентов.

Росси: Я думаю, что все те, кто бросаетучебу просто жертвы затверженных ограничений.

Эриксон: Я задаю клиентке вопрос: "Как тыдумаешь, ты будешь любить меня через три или, скажем, четыре года"для того, чтобы укрепить наши добрые отношения. Она отвечает: "Это было быхорошо". Так как из этого ответа получается, что было бы хорошолюбить меня, я несколько перефразирую ее ответ: "Было бы хорошо намвстретиться". Я редуцирую ее девическую влюбленность в меня.

Росси: Понимаю. Мне как-то не пришло вголову, что здесь мы столкнулись с явлением сексуального переноса.

Эриксон: А вот и ответ на мой вопрос: "Какты считаешь, почему на этот раз я появился в октябре" – да потому, что я хочу несколькоразвенчать в ее глазах Февральского человека.

Росси: Чтобы ослабить сексуальный перенос

Эриксон: Гм.

Росси: Вы делаете это на такомбуквально-конкретном уровне!

Эриксон: Но как просто!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.