WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 36 |

На практике большинство доктринальныхвозражений вызвано тем, что еще Фрейд называл характерным для многих ученыхнежеланием узнавать что-либо новое. Теперь эта черта не так распространена, какв те дни, когда он описывал реакцию ученого сообщества на свою теориюсновидений. Он писал, что меньше всего обратили на нее внимание так называемые"исследователи снов".

Нашим ответом критикам может быть советпрочитать настоящее издание еще раз, причем попросить дочитать его до конца.Ведь улучшение психоанализа настолько же "антианалитично", насколькоусовершенствование аэропланов есть поругание пионеров авиации — братьев Райт.

Эмпирическиевозражения.

По соображениям краткости мы рассмотримтолько самое распространенное из эмпирических возражений против сценарнойтеории: "Если человеческие судьбы предопределены родительскимпрограммированием, то почему оказываются такими разными дети, выросшие в однойи той же семье"

Начнем с того, что дети из одной и той жесемьи не всегда вырастают разными. В одних семьях бывает так, в других иначе.Известно множество случаев, когда все дети были победителями, все алкоголиками,все самоубийцами или все шизофрениками. При этом обычно ссылаются нанаследственность, ставя генетиков в глупое положение, если дети оказываютсяразными. У самодетерминистов трудности противоположного характера: они ликуют,когда дети разные, но смущаются, когда сталкиваются с одинаковыми детьми. Длясценарной теории оба варианта объяснимы.

Главную роль, на наш взгляд, играетсценарий родителей. Сценарии детей производны от него. Дети отличаются друг отдруга по той же причине, по какой Золушка отличалась от своих сводных сестер.Сценарий мачехи состоял в том, чтобы сделать неудачницами родных дочерей, апобедительницей —приемную дочь. В другой хорошо известной сказке два умных старших братаоказываются в конечном счете дураками, а казавшийся дураком младший— самым умным (ихмать прекрасно об этом знала, ибо именно она наставляла каждого на его путь). Сдругой стороны, римские братья Гракхи были оба одинаково талантливы и одинаковопреданы интересам народа, почему оба и стали жертвами политического убийства.Точно так же пять (или десять, или четырнадцать — все зависит от того, кто ихсчитал) детей Ниобы —героини греческой мифологии, нашли один и тот же печальный конец. Ниобаоскорбила хвастовством богиню Лету — мать Аполлона — за что были убиты все ее дети, асама она окаменела от горя. Это было частью сценария Ниобы: "Гордыня игибель".

Согласно сценарию матери может бытьсуждено воспитать, например, десятерых полицейских ("Добейтесь славы!") илидесятерых грабителей ("Держите их, ребята!") или пятерых грабителей и пятерыхполицейских ("А ну-ка, подеритесь!"). Разумная женщина, которой предстоитвырастить десять мальчиков, вполне может осуществить любой из"проектов".

Возражения с позиций психологииразвития.

Эти возражения концентрируются вокругпсихосексуального кризиса в раннем возрасте и юношеского кризисасамотождественности.

1. Применительно к первому случаю сценарийне является отрицанием инстинктивных влечений и не отменяет действия раннейтравмы. Наоборот, он совпадает с их развитием. Он представляет собой социальнуюматрицу для реализации сексуальных фантазий, каково бы ни было ихпроисхождение. Инстинктивным влечениям или сексуальным фантазиям может бытьпредоставлена полная свобода, или, наоборот, они будут искажаться, подавляться,сублимироваться, но в конечном счете они соучаствуют в действии высшегопринципа, который регулирует и модифицирует их выражения согласно требованиямсценария, или, как сказал бы Фрейд, влечениям судьбы. Сценарное указание наэтом уровне гласит: "Делай, что тебе хочется, поскольку ты соберешь при этомдостаточно "купонов", чтобы оправдать окончательный итог". Так что сценарнаятеория чужда бихевиоризму. Она ни в коем случае не утверждает, что все, или, покрайней мере, большая часть человеческих поступков, есть результат выработкиусловных рефлексов. Она лишь утверждает, что в определенные, критическиемоменты человек следует сценарным указаниям; в остальное же время он идет туда,куда его влечет, и делает то, что диктует его воображение.

2. В действительности, некоторые юноши идевушки избавляются целиком от своих сценариев. Другие же лишь бунтуют(исполняют родительские директивы, предписывающие бунт), разыгрывая в рамкахсвоих сценариев нечто решительное. Им кажется, они порывают с родительскимпрограммированием, а на самом деле они еще точнее следуют его "букве".Некоторые избавляются лишь на время от власти сценария, а затем сдаются,пребывая в отчаянии. "Рассеянием самотождественности" мы называем состояние,характерное для этого периода. Это результат плохого сценария. Сценарныеаналитики считают это борьбой против родительского сценария, где мать (илиотец) побеждает (вопреки противоположному мнению: поражение родительскогосценария). Сын может стать бродягой не вопреки матери (или отцу), но именноиз-за нее, поскольку мать (или отец) не в состоянии были дать ему разрешениепреуспеть вопреки ее (его) собственным директивам. Цель психотерапии,следовательно, не в том, чтобы вернуть его назад к матери (или отцу), превративв послушного мальчика, а в том, чтобы развести его с родителями и дать емувозможность выбирать жизненный путь по своему усмотрению.

Клиницистскиевозражения.

Самое распространенное из клиницистскихвозражений состоит в том, что порой считается: пациента невозможно вылечить впсихоаналитическом смысле, если иметь дело лишь с проблемой сознания. Возможно,но есть возражения.

1. К бессознательному, на наш взгляд,причисляется излишне многое. Мы считаем, значительная часть того, что можетпризнаваться бессознательным, это не бессознательное, а предсознательное.Пациент однако вынужден идти навстречу психотерапевту, который ищет"бессознательное", и подсовывать ему предсознательное, отмеченное печатьюнеясности, недостаточной осознанности. Это можно проверить, спросив пациента:"Действительно ли это было бессознательное или вы что-то смутно осознавали"Подлинно бессознательный материал (например, изначальная эдипова ярость)действительно бессознателен, а не смутно осознаваем. Поэтому сценарныйаналитик, работающий с сознательным материалом, черпает данные с гораздобольших "площадей" психики, чем это предполагает большинство людей. Во всякомслучае, сценарному аналитику никто не запрещает иметь дело с бессознательным(например, с некоторыми прямыми производными страха), если он в этом достаточнокомпетентен. Да это и необходимо, поскольку именно такие бессознательныепереживания чаще всего формируют первичный "протокол" сценария.

Многие люди думают, что существует некоегорода закон, дающий психоаналитику неотъемлемое право определять ход лечения.Это совсем не так. Если бы такой закон существовал, он оказался бы в трудномположении, ибо его определения (почти тождественные с прекращением лечения)очень неясно сформулированы и признаны отнюдь не всеми психоаналитиками.Критерии его можно "отжать" до прагматического суждения, которое равноприемлемо и для других видов терапии, чуждых психоанализу: "Пациент считаетсяизлеченным, если он освободился от симптомов и может полноценно работать илюбить". Сценарный анализ добивается такого результата по крайней мере не реже,чем психоанализ.

В заключение нужно отметить, что имеетсядва вида людей, выступающих против сценарной теории. Первый — это теоретики и практическиетерапевты, аргументы которых нужно принимать всерьез, какова бы ни была ихприрода. Они предъявляют сценарному анализу претензии того же рода, что исценарный анализ предъявляет им — претензии, основанные на внимательным и объективном знакомстве слитературой соперничающего направления. Второй — это обладатели административныхпостов, которые могут блокировать (и это нередко делают) профессиональное иинтеллектуальное развитие молодых врачей, особенно государственных психиатров,запрещая им использовать в их практике сценарную теорию. Многие из этихчиновников — скуднообразованные, раздражительные, отягощенные предрассудками люди, и спорить сними бессмысленно. Но есть еще умные, эрудированные и открытые новомуадминистраторы, которые делают то же самое. Это в большинстве своем опытныепсихоаналитики. Чтобы их в какой-то мере оправдать, скажем, что Фрейд тоже былчеловеком, зажатым в тисках сценария. Это он открыто признавал. Его привлекалиобразы военных героев, он страстно любил Наполеона. Многие метафоры и частьсвоего словарного запаса он черпал из языка героических битв. Девизом его былислова, поставленные эпиграфом к книге о сновидениях, которые в приблизительномпереводе означают: "Если я не покорю небо, то вознесу преисподнюю". Что он исделал. Его таинственная и навязчивая идея о том, что он может умереть, как иНаполеон, в возрасте пятидесяти одного года, было для него типичным сценарнымпророчеством. Любимый афоризм его отца: "Что-нибудь да случится" — был девизом Фрейда, которому онверно следовал всю жизнь, как о том свидетельствуют его письма. Его герой— Наполеон, чьи словаон часто цитировал, умер в возрасте пятидесяти одного года, хотя сам Фрейд умервосьмидесяти трех лет.

Проблемы методологии.

Карта и местность.

Когда мы говорим, что сценарийсоответствует или следует сюжету волшебной сказки, то из небытия возникает теньПрокруста. Иногда психотерапевт слишком поспешно выбирает сказку, а затемпытается "укоротить" или, наоборот, "растянуть" пациента, если он в эту сказкуне укладывается. Прокруст — персонаж, характерный для поведенческих оценок. Еслипсихотерапевт хочет, чтобы факты соответствовали имеющейся теории, он можетупустить из виду скрытые переменные, тогда неподходящие факты будутигнорироваться, а иногда данные просто подгоняться под имеющийся теоретическийшаблон.

Особенно активен бывает Прокруст наконсилиумах, где его трудно проконтролировать, а ситуация располагает кспекуляциям, внезапным озарениям, ортодоксии или глубокомысленным изречениям.Чтобы успешно бороться с казуистикой и софистикой, советуем на каждуюконсультацию представлять двух индивидов с похожей историей, один из которыхбыл бы с явлениями патологии, а второй — абсолютно здоров в этомотношении. Порой удивляешься, насколько история нормально функционирующего,продуктивного социального индивида может напоминать историю психически больногочеловека. Иначе говоря, почти любому шизофренику с определенной биографиейможно противопоставить нешизофреника с точно такой же биографией. Надо сказать,что в большинстве случаев консилиумы проходят на основе несформулированнойявно, но весьма действенной предпосылки: "Пациент болен, наша задача— доказать это ивыяснить причину". Консилиумы станут гораздо интереснее, если переформулироватьэту предпосылку: "Пациент не болен, наша задача — доказать это и выяснить,почему".

Прокруст нередко "растягивает" или"сокращает" информацию, чтобы она соответствовала гипотезе или диагнозу. Иногдапсихотерапевт поступает наоборот: растягивает или сокращает гипотезу илидиагноз, если они не соответствуют имеющимся фактам. Так в экспериментах поэкстрасенсорному восприятию, например, игральные карты могут быть угаданынеправильно, тогда экспериментатор обычно ссылается на расположение карт ранееили потом. Затем выдвигается гипотеза, верная или неверная, но явнонеобоснованная, о чем-нибудь вроде "запаздывающего телепатирования" или"предвосхищающего видения". Таким же методом работает предсказатель,пообещавший, скажем, что одно из самых страшных землетрясений на Земле случитсяв 1989 году. Если землетрясения не произошло, он говорит, что, наверное, цифрыявились ему в перевернутом виде, так что событий нужно ожидать в 1998 году, аможет быть, это просто воплощенный в памяти след великого землетрясения 1699года. Что за великое землетрясение 1699 года Конечно, где-нибудь на НовойГвинее. Поскольку землетрясения там случаются довольно-таки часто, то изслучившихся можно выбрать одно крупнее других. "А может быть, это оземлетрясении 1683 года в Италии" Ясновидец ведь углубился в толщу времен нацелых триста лет, ошибиться на десять-пятнадцать лет нетрудно в таких условиях.Стоит ли придираться из-за такой незначительной ошибки!

Если сценарный аналитик стремитсяподходить к делу с подлинно научной объективностью и искать истину, он долженизбегать таких ситуаций, что, безусловно нелегко. Не сомневаюсь, например, чтонечто подобное Прокрусту "гостило" в данной моей книге, хотя я всяческистарался этого избежать. Излагая столь сложную теорию на ранней стадии ееразработки, трудно от этого избавиться полностью.

Как вести себя в этих условиях ДокторРодни Пейн сравнил проблему обоснования выводов в сценарной теории с проблемойсоотнесения карты и местности. Доктор Пейн — не только врач, но и авиатор. Онобъясняет дело так: летчик сельскохозяйственной авиации смотрит на карту ивидит телеграфный столб и силосную башню. Потом он глядит на землю и видит тоже самое: телеграфный столб и силосную башню. "Ага, — говорит он. — Так вот мы где... Теперь всеясно". На самом деле ясность обманчива. Друг, сидящий рядом, перебивает:"Минутку! Внизу —телеграфный столб, силосная башня и нефтяная вышка. Есть они на карте" "Невсе, — отвечаетпилот. — Столб есть,башня есть, вышки нет. Наверное, ее сняли". "Дай мне карту", — говорит друг. Он развертывает еецеликом и изучает квадрат за квадратом. И вот он показывает пальцем то место накарте в двадцати милях в сторону от проложенного маршрута, где обозначеныстолб, башня и вышка. "Вот мы где", — говорит он. Пилот толькоразводит руками. Мораль: в подобных случаях смотри сначала на землю, потом накарту.

Психотерапевту следует вначале оченьвнимательно выслушать пациента, выяснить ход его сценария. В этом случае онскорее найдет реальное соответствие, а не подпадет под власть внезапнойдогадки. Затем он может использовать волшебную сказку для понимания путипациента, а подтверждения своего предсказания будет искать в реальной жизнипациента.

Сетка категорий.

Трансакционный анализ включает в себястоль богатый набор разнообразных, перетекающих друг в друга понятий, что можнодвигаться в любом направлении, будучи уверенным, что без "улова" (интересного иполезного результата) не останешься. Но такой подход не удовлетворяетлогическим требованиям к теории. Рассмотрим одно краткое изложение историиболезни, ставшей предметом обсуждения на семинаре по трансакционному анализу вСан-Франциско. Женщина, обратившаяся к психотерапевту по поводу фригидности,предположила, что он должен вступить с ней в интимные отношения. Мать учила ее,как одеться, чтобы выглядеть привлекательной, а отец — побуждал привлекать вниманиемужчин.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.