WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 36 |

Это относится также и к алкоголикам.Известно, что почти каждого алкоголика, пытаясь вылечить, подвергают анализу,порой грозят или упрашивают его, но очень редко просто говорят: "Перестаньпить". Психотерапевты борются с ними чаще всего под лозунгами: "Посмотрим,почему вы пьете", "Почему вы не бросаете спиртное", "Вы погубите своездоровье" и т.п. Эффект от таких вопросов значительно меньший, чем отимперативного: "Перестаньте пить!" Человек, играющий "Алкоголика", охотнопроводит годы за выяснением, отчего он пьет, и с жалостью к самому себе готовбез конца рассказывать о том, как он скатился по наклонной плоскости. Угрозапотери здоровья —самая слабая и неэффективная мера воздействия, ибо это как раз то, чегоалкоголик нередко добивается, следуя своему сценарному предписанию: "Убейсебя". Ему это даже может нравиться, ибо ему мерещится возможный успех на этомпути. Что действительно требуется для излечения алкоголика Вначале для негонеобходимо разрешение не пить (если, конечно, он способен его воспринять), азатем четкое и безусловное обещание Взрослого держаться (если он способен егодать).

Драматическийтреугольник.

В период зрелости человека нередкообнаруживается драматическая природа многих сценариев. Драма в жизни, как и втеатре, чаще всего основана на "поворотах". Эти "повороты" точно отражены напростейшей диаграмме, которую можно назвать "Драматический треугольник" (схема11).

┌──────────────┐────────────────>┌──────────────┐

│Преследователь││Спаситель │

└─────────▲────┘<────────────────└──▲───────────┘

│ ││ │

│ ││ │

│ └──>┌──────────────┐───┘ │

│ │Жертва │ │

└──────└──────────────┘<─────┘

Схема 11. Драматическийтреугольник.

Жизненная борьба по своей сути естьдвижение по периметру "треугольника" в согласии с требованиями сценария.Например, преступник преследует свою жертву. Жертва подает в суд и становитсяистцом, то есть Преследователем, а преступник — Жертвой. Если его ловят, то вроли Преследователя выступает полиция. Затем он нанимает профессиональногоСпасителя — адвоката,который защищает его от полисменов. Волшебные сказки, если их рассматривать какдраму, обнаруживают те же черты. Так, Красная Шапочка — Жертва волка, преследовавшего еедо тех пор, пока не появился Спаситель-охотник, после чего она сама становитсяПреследователем.

Второстепенные роли в сценарной драме мыназываем "Посредником" и "Простаком". Они всегда под рукой у каждого из главныхперсонажей. "Посредник" — это человек, предоставляющий все необходимое для "переключения"ролей, обычно не даром, а за соответствующее "вознаграждение". Он обычнополностью осознает выполняемую им роль. Это может быть продавец спиртного,торговец наркотиками, оружием и т. д. Оружие иногда называют "уравнителем", таккак оно превращает труса (Жертву) в опасного нахала (Преследователя),перешедшего в наступление. "Простак" всегда под рукой и служит либопредотвращению "переключения", либо ускорению его. Классического "Простака", нанаш взгляд, играют присяжные. "Простака"-мученика обычно играют матери, несумевшие спасти своих сыновей от тюрьмы. Иногда "Простак" пассивен и дает лишьповод для "переключения", как, например, бабушка Красной Шапочки. Отметим, чтопереключение, о котором здесь идет речь, — это то, что входит в игровуюформулу, данную ранее в настоящем издании.

Ожидаемаяпродолжительность.

Жизненные планы большинства людейпредполагают определенную продолжительность своей жизни. Один из вопросовпсихотерапевта пациенту: "Как долго Вы собираетесь прожить" — обычно дает определеннуюинформацию./ Сыну или дочери человека, умершего в сорокалетнем возрасте, можетказаться, что они последуют примеру отца. Тогда четвертый десяток лет их жизнипроходит в каком-то смутном ожидании. Человек постепенно может внушить себесобственное намерение умереть до сорока лет.

Люди с сильным характером обычно отгоняютэту мысль и хотят прожить дольше, чем их рано умерший отец. Во всяком случае,человек, у которого рано умерли оба родителя, может чувствовать себянеспокойно, когда ему исполняется столько же лет, сколько было отцу или материв год их смерти. Возьмем для примера человека, обратившегося к психиатру впоисках средства борьбы со страхом смерти: ему тридцать семь лет, а в этомвозрасте умер его отец. Врач помог пациенту. Как только ему исполнилосьтридцать восемь лет, -он прекратил лечение, считая, что теперь он вбезопасности. Он был готов к жизненной борьбе и ставил своей целью прожить досемидесяти одного года. Выбор этой цифры он долго не мог объяснить. Его героем,то есть человеком, кому он всю жизнь стремился подражать, был всем известный встране гражданин. Психотерапевт выяснил, что последний скончался всемидесятилетнем возрасте. Пациент был хорошо знаком с биографией своего герояи теперь вспомнил, что когда-то давно решил обязательно егопережить.

Описанные явления можно отнести к неврозам.Их устранение мы считаем несложным процессом. Психотерапевт должен датьпациенту разрешение жить дольше, чем его отец. Успех в таких случаяхопределяется не снятием у человека каких-то внутренних конфликтов, а тем, чтоаналитическая ситуация дает как бы убежище и защиту в критические годы.Конфликтов, подлежащих снятию, в данном случае просто нет. Плохое самочувствиепосле смерти отца вовсе не патологично для Ребенка. Это лишь частный случайневроза выживания, который в определенной степени проявляется у людей послесмерти родного, близкого человека. В этом в основном заключаются причиныневрозов в военные годы, так называемые "военные неврозы", "неврозы Хиросимы" ит.д. Выжившие в войну люди почти всегда чувствуют вину перед погибшими",которые умерли "вместо них". Именно это и отличает человека, видевшего, как навойне убивают людей, от других людей, не переживших все ужасы войны. От этогонельзя вылечить, так как Ребенок таких людей выздороветь не может. Остаетсялишь поставить эти чувства под Взрослый контроль, чтобы человек мог нормальносуществовать, получив разрешение наслаждаться жизнью.

Старость.

Жизнелюбие в старости определяют в первуюочередь три фактора: а) крепкая конституция; б) физическое здоровье; в) типсценария. Ими же обусловливается приближение и наступление старости. Так,некоторые люди достаточно жизнестойки и в восемьдесят лет, а другие уже ксорока годам ведут растительное существование. Мощную конституцию нельзяизменить даже родительским "программированием". Физические недостатки, конечно,могут быть врожденными, но иногда и сценарным итогом. Например, в сценарии"Калека" имеются одновременно элементы обоих факторов. Инвалидом человек можетстать в результате тяжелой болезни, но в дальнейшем болезнь может быть частьюсценария и исполнением материнского предписания: "Ты будешь инвалидом". Такоечасто происходит в случае полиомиелита в детском возрасте, когда мать ненадеется на выздоровление ребенка. Люди более старшего возраста иногда даже нерасстраиваются из-за какой-либо болезни, потому что она освобождает их отобязанности выполнения многих сценарных директив.

Инвалидность, наступившая у ребенка враннем возрасте, может отлично лечь в сценарий матери или, наоборот, полностьюего изменить. Когда болезнь укладывается в сценарий, то ребенка воспитывают какпрофессионального калеку, получая помощь от соответствующих организаций,предоставляющих средства детям-инвалидам. Причем государственная помощьпрекращается, если ребенок выздоравливает. Мать при этом мужественно смотрит влицо жизни; она учит тому же и своего ребенка. Если же болезнь не укладываетсяв материнский сценарий, то она не учит ребенка "смотреть фактам в лицо". Еслисценарий матери не предполагал ребенка-калеку, а болезнь оказалась неизлечимой,то ее жизнь превращается в трагедию. Если же по ее сценарию предполагалсяребенок-калека, а болезнь оказалась излечимой, то трагедией становится жизньребенка, "испортившего" материнский сценарий.

Но вернемся к проблемам старости. Даже людис крепкой конституцией и физически достаточно здоровые могут утратить всякуюактивность уже в раннем возрасте. Это обычно люди, "ушедшие на пенсию" еще вмолодые годы. Родительское предписание гласит: "Трудись, но не полагайся наудачу, а потом ты будешь от всего свободен". Отработав положенные двадцать илитридцать лет, такой человек, дождавшись своего Санта Клауса, вывалившего ему измешка прощальный банкет, не знает, чем ему заняться. Он привык следоватьсценарным директивам, но их запас исчерпан, а больше ничего у него незапрограммировано. Ему остается лишь сидеть и ждать: может быть, что-тоизменится, пока придет смерть.

Возникает интересный вопрос: "Что человекделает после того, как к нему пришел Санта Клаус Если сценарий этого человекавсю жизнь был: "До тех пор, пока...", то Санта Клаус, пройдя через "дымовуютрубу", принесет ему справку о полном освобождении от всего. Сценарныетребования в таком случае выполнены, благодаря антисценарию человек освобожденот изначальных директив и теперь волен делать все то, что хотел делать, когдабыл маленьким. Но самому выбирать свой путь опасно. (Об этом свидетельствуют имногие греческие мифы.) Избавившись от родительского "колдовства", некоторыелюди становятся незащищенными и легко могут попасть в беду. Это хорошо показанов волшебных сказках, в которых проклятье влечет беды и несчастья, но оно жеспасает от других бед. Ведьма, наложившая проклятье, должна ведь проследить,чтобы жертва жила, пока оно действует. Так, Спящую Красавицу сто лет защищаликолючие заросли. Но стоило ей проснуться, как Ведьма удалилась. И тут-тоначались различные злоключения. Многие люди имеют двойной сценарий: "До техпор, пока..." — отодного из родителей и "После того, как..." — от другого. Чаще всего этовыглядит так: "Нельзя чувствовать себя свободной, пока не вырастишь троихдетей" (от матери) и "когда вырастишь троих, можешь заняться творчеством" (ототца). Поэтому первую половину жизни женщину может контролировать и защищатьмать, а вторую половину — отец. Если речь идет о мужчине, природа двойною сценария остаетсятой же самой, но соотношение обратное: отец в первой фазе, мать — во второй.

Неактивных людей пожилого возраста, можноразделить скорее всего на три группы. Например, в США главные отличия— финансовые. Те, укого сценарий неудачников, живут одиноко в меблированных комнатах или дешевыхотелях и зовутся стариками или старухами. Те, кто относится к непобедителям,имеют собственные домики, где могут предаваться своим причудам и странностям.Их именуют старыми чудаками. Те же, кто реализовали сценарий победителя,проводят остаток жизни в уединенных усадьбах с управляющими и считаютсядостойными гражданами.

Лучшее средство для стариков, не имеющихсценария, —разрешение. Они, однако, редко им пользуются. В каждом большом городе нашейстраны можно найти тысячи стариков, живущих в тесных комнатках и тоскующих почеловеческой душе, по кому-нибудь, кто готовил бы еду, рассказывал, простослушал. В таких же условиях живут тысячи старых женщин, которые счастливы былибы кому-нибудь готовить, что-то говорить, кого-то слушать. Но если даже двоимиз них удается встретиться, они редко используют открывшуюся возможность,предпочитая свое привычное мрачное жилье, где остается смотреть в рюмку или втелевизор или просто сидеть, сложив руки, ожидая безопасной, безгрешной смерти.Так их учила мать, когда они были маленькими, этим указаниям они и следуют поистечении семидесяти — восьмидесяти лет. Они и раньше не старались словчить (может быть,только разок сыграли на скачках), так зачем же ставить все под угрозу теперьСценарий давно уже исчез, он исполнен, но старые "лозунги" еще звучат в голове,и, когда приходит смерть, ее встречают с радостью. На могильном камне они велятвырезать: "Обретший покой среди тех, кто ушел раньше", а на обратной стороне:"Я прожил хорошую жизнь и никогда не ловчил".

Говорят, что в следующем столетии будутвыращивать детей в пробирках, вырабатывая в них качества, нужные государству иродителям, которые будто бы будут закладываться путем сценарногопрограммирования. Сценарное программирование легче изменить, чем генетическое,однако мало кто пользуется этой возможностью. Тот, кто им воспользовался,заслужил более впечатляющее надгробье. Почти все благочестивые эпитафиипереводятся одинаково: "Взращен в пробирке, там же и жил". Так они и стоят,ряды за рядами памятников, крестов и прочих символов, все с одним и тем жедевизом. Лишь иногда мелькнет иная надпись, которую можно было бы расшифровать:"Взращен в пробирке —но сумел из нее выскочить". Большинству это так и не удается, хотя "пробка упробирки" почти всегда отсутствует.

Сцена смерти.

Смерть — не поступок и даже не событиедля того, кто умирает. Она — то и другое для живущих. В нацистских лагерях смерти физическийтеррор сопровождался психологическим террором: газовые камеры делалиневозможным проявление достоинства, самоутверждения, самовыражения. Передсмертью у погибающих людей не было повязки на глазах и последней сигареты, небыло пренебрежения к смерти и знаменательных последних слов, то есть не былопредсмертных трансакций. Конечно, были трансакционные стимулы от умирающих, ноубийцы на них не реагировали.

В общении с пациентом, который многоговорит о смерти психотерапевту (чтобы понять ход его мысли), помогают вопросы:"Кто будет стоять у вашего смертного ложа и каковы будут ваши последние слова"Дополнительный вопрос: "А каковы будут их последние слова, сказанные вам в вашипоследние мгновения жизни" Ответом по первому вопросу является обычночто-нибудь вроде: "Я им доказал..." "Им" — чаще всего бывают родители,иногда супруг или супруга.

При этом подразумевается: "Я им доказал,что делал в жизни так, как они хотели" или "Я им доказал, что не надо былоделать так, как они хотели".

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.