WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 56 |

Однажды Кэри вышел из этого состояния иснова стал говорить. Он не жаловался больше на преследующих его людей. Теперь,говорил он, они его не могут тронуть. Он усаживался на стул где-нибудь в углу ирассказывал, что он Властелин Мира и величайший на свете любовник. Все дети,какие есть, происходят от него. Ни одна женщина не может больше иметь ребенкабез его помощи.

Свою мать он по-прежнему не узнавал. Что быона ни сказала, как бы она себя ни вела, он никак не реагировал. Он попростуобъяснял ей, какой он великий человек, точно так же, как объяснял это врачам исестрам, без всяких эмоций, как будто это известно уже всем на свете, кромелица, к которому он обращался. Если кто-нибудь пытался с ним спорить илиспрашивал, как может он быть царем, сидя в углу больничной палаты, онвыслушивал это, а затем снова повторял, какой он великий человек, как будтоникто ему не возражал.

Доктор Трис не пытался спорить с Кэри и неназначал ему в то время никакого специального лечения, потому что у него былоощущение, что со временем состояние Кэри само собою улучшится; это и произошлочерез семь месяцев. И лишь после того, как больной, по-видимому, поправился,доктор Трис начал обсуждать с ним разные вещи.

Выйдя из больницы, Кэри чувствовал себяхорошо; раз в месяц он встречался с доктором Трисом. Мистер Димитри сновапредоставил ему работу, поскольку о нем просил доктор Трис, но не на мясномрынке по улице Мейн-стрит. Мистеру Димитри принадлежал также оптовый склад наРейлроуд-авеню Норс, и Кэри работал там с мясным товаром. Хотя ему неприходилось при этом никого обслуживать, мистер Димитри опасался, нет ли здесьриска по отношению к клиентам; все же, говорил он, парень заслуживает своегошанса в жизни не меньше всякого другого, и раз уж доктор Трис сказал, что с нимвсе в порядке, он будет держать его, пока тот исправно выполняет свою работу.Доктор Трис беспокоился по поводу Кэри, хотя об этом никто не знал. Вдействительности он держал его под строгим наблюдением. Он был уверен, что, кактолько у Кэри возникнут какие-нибудь нездоровые чувства, он тотчас придетрассказать ему, даже не возвращаясь с работы домой, как он его об этомпросил.

Приступ болезни произошел с Кэри околодвадцати лет назад, до открытия новых «прочищающих мозги» лекарств и дораспространения групповой терапии. Мы описали его случай, чтобыпродемонстрировать «естественную историю» шизофрении, то есть этапы, черезкоторые она может пройти без применения современных методов лечения. Во многихотсталых странах все это по-прежнему происходит, как в случае Кэри, потому чтотам нельзя достать очищающие мозги лекарства и нет психиатров, подготовленныхдля проведения групповой терапии. Некоторые врачи по-прежнему применяютэлектрический ток, инсулин, двуокись углерода или, в тяжелых случаях той жеболезни, разрезы мозга; но эти методы лечения выходят из моды по мере того, каквсе больше становится известно о лекарствах и групповой терапии. Об этом мырасскажем подробно в разделах, посвященных лечению. Во всяком случае, когдачерез несколько лет у Кэри возобновились его неприятности, доктор Трис поместилего в терапевтическую группу, что дало ему возможность прийти в себя идержаться правильного курса. Это стало еще легче, когда вошли в употреблениеновые лекарства. Как только Кэри начинал испытывать возбуждение, доктор Триспрописывал ему на некоторое время одно из этих лекарств, а когда Кэричувствовал себя хорошо, он переставал принимать его. Таким образом, Кэри непришлось больше возвращаться в больницу. Он по-прежнему работал на мясномскладе и в конце концов женился. С помощью групповой терапии он все большепоправлялся и наконец смог вовсе отказаться от лечения.

Вернемся теперь к его первому приступу,чтобы изучить проявившиеся в нем различные формы шизофрении. Что произошло вэтом случае Ясно, что Кэри был непохож на окружавших его мальчиков и девочек.Он никогда ни с кем не дружил, ни к кому не привязывался. Он не был близок дажек матери, что можно объяснить ее образом жизни. Конечно, если бы он и могвступать в какие-нибудь человеческие отношения, мать не облегчила бы ему жизнь.С другой стороны, он никогда не выражал и какой-либо активной враждебности илиобиды на других людей. Все проявления его либидо и мортидо осуществлялись вгрезах. В действительной жизни он никогда никого не поцеловал и не ударил;между тем в своем воображении он имел половые сношения и убивал.

Он был настолько неопытен в реальныхчеловеческих контактах, что в редких случаях, когда пытался сблизиться с другимлицом, сам же все портил. У него было мало случаев научиться на опыте строитьправильные и полезные образы человеческой природы в соответствии с ПринципомРеальности, как этому учатся дети нормальных родителей. Он поставил себя внеловкое положение по отношению к Джорджине и ее насмешливым подругам,поскольку не умел ясно представить себе последствия; что же касаетсяпостроенных им образов Дефни Патерсон и ее супруга, то они были решительноискажены.

В конечном счете набралось достаточноодиночества, замешательства, унижений и забот, чтобы вывести его из равновесия.Его неудовлетворенные объектные либидо и мортидо настолько усилились, чтоодержали верх над его Эго; его психика полностью отказалась от ПринципаРеальности, и его Ид переняло все его образы, изменив их согласно своимсобственным желаниям и своей картине мира. Как мы уже знаем, Ид действует такимобразом, будто индивид является центром мироздания, и в образе, заключенном вего собственном Ид, индивид бессмертен, всемогущ во всем, касающемся либидо имортидо, и способен воздействовать одним своим желанием или мышлением на всевещи в мире.

Изменения в образе Кэри становились всеболее очевидными по мере того, как теряло управление Эго. Изменился его образсобственного лица, образы людей вокруг него, его места в обществе, даже образмяса в магазине. Мясо перестало быть предметом его работы и стало чем-то вроделичности, пугающей его до тошноты. Во время борьбы между Ид и проверяющимдействительность Эго образы эти настолько смешались, что он не мог уже отличитьновые образы от старых, образы грез от образов, основанных на опыте. В итоге онуже не знал, видел ли раньше те или иные вещи; у него было ощущение, будтособытия происходят вторично, хотя они происходили впервые; и в доброй половинеслучаев он не знал, грезит или нет.

В то же время все его напряжения, до тогополучавшие лишь воображаемое удовлетворение в грезах, внезапно вырвались вовнешний мир, но совершенно нереалистическим и нелепым способом. Вместо тогочтобы выражать их здоровой любовью и ненавистью к другим людям, он вложил своисобственные желания в головы других и чувствовал, будто эти желания направленына него. Он некоторым образом спроецировал свои чувства на экран и смотрел наних в качестве зрителя, как будто они были чувствами кого-то другого. Онпревратил их, так сказать, в кинофильм «Любовь и ненависть» с Кэри Фейтоном вроли главного героя и смотрел этот фильм. В конечном счете он всю жизнь делалто же в своих грезах, состоявших из фильмов о любви и ненависти с самим собою вроли героя, которые проходили перед его внутренним взором; в этих фильмах онобладал прекрасными женщинами и убивал своих подлых соперников. Все различиесостояло лишь в том, что теперь он проецировал свои фильмы на внешниймир.

Поскольку он был болен, он не узнавал вэтих фильмах свои собственные чувства. Он полагал, что они принадлежат другимлицам, не сознавая, что сам является автором сценария. Так как он не узнавал вэтих странных фильмах свое собственное творение, они пугали его мощными идраматическими стремлениями либидо и мортидо, как испугали бы любого другогочеловека, если бы тот мог увидеть все это с такой же отчетливостью. Но никтодругой этого видеть не мог, и потому никто другой не мог понять еговозбуждения. Если бы дежурный сержант мог видеть мир таким, каким его виделКэри до прихода в полицейский участок, то, может быть, и он попросил бы озащите.

Итак, на этой стадии болезнь Кэри состоялав том, что, видя свои чувства, он не мог распознать их как свои собственные, авоображал, будто это чувства других людей, направленные на него. Психиатрыназывают это «проекцией», как и в примере с кинофильмом. Можно было бы назватьэто «отражением». Его либидо и мортидо, вместо того чтобы направлятьсянормальным образом на других людей, проецировались на других, а затемотражались на него самого. Чтобы скрыть тот факт, что он хотел убивать других,он воображал, что другие хотят убить его; чтобы оправдать свою незаконнуюлюбовь к женщине, он воображал, будто она любит его. В обоих случаях он избегалтаким образом вины, которую испытывал бы в качестве агрессора. Дело дошло дотого, что инстинкты Ид должны были как-то выразиться внешним образом, но, неполучив сперва «разрешения» своего Суперэго, он не мог выразить их прямо. Онполучил такое разрешение в ложном убеждении, будто другие сделали первый шаг.Проецировать свою любовь и ненависть, а затем отвечать взаимностью на этивоображаемые чувства, это и в самом деле интересный способ избежать вины; какуюцену, однако, приходится платить за такой окольный способ выражения своей любвии ненависти! Кончилось это тем, что он провел в больнице почти год, пока несумел с помощью доктора Триса поставить на место инстинкты своего Ид ивосстановить власть своего Эго. И дальше, придерживаясь того же курса снеобходимой время от времени помощью врача, Кэри смог жить нормальнойжизнью.

Как уже было сказано, невроз представляетсобой беспокойный, но успешный способ облегчать в замаскированной форменапряжения Ид. Когда же все способы их контролируемого выражения рушатся, Идодерживает верх над Эго; такое состояние называется психозом. В случае Кэрипервым защитным механизмом был общий паралич всех внешних выражений инстинктовИд, так что им дозволено было получать облегчение лишь в грезах. Мы ужеупомянули в первой главе этот тип «подавленной» личности, со слабым барьероммежду подсознательной и сознательной психикой и внешним действием; мы отметили,что люди такого рода желают, чтобы мир изменился в соответствии с их образами,но ничего не делают для осуществления такой перемены. Из истории Кэри ясно,почему у таких индивидов барьер между грезами и действием описывается как«хрупкий». Когда он ломается, то это происходит не постепенно, а внезапно, ирушится полностью, так что Ид обильно и беспрепятственно изливаетсянаружу.

До тех пор, пока подсознание Кэрипрорывалось лишь в его грезах, это никому не причиняло вреда, кроме негосамого, поскольку он терял время и энергию в этом бесполезном занятии, неукреплявшем его дух и не делавшем его полезнее для самого себя и для общества.Но когда барьер между фантазией и действием сломался, он стал опасен для себя идля других, и его пришлось держать под присмотром, чтобы он не причинил себе идругим социального или физического вреда. Общество должно было защищать его отбесстыдных желаний его Ид, пока он не стал опять достаточно сильным, чтобы отних защититься.

Как было сказано, болезнь Кэри прошлачетыре стадии:

1. Большую часть своей жизни он страдал от«простой» неспособности к человеческим контактам как в виде либидо, так имортидо. Он не любил и не сражался. Его напряжения были замкнуты в нем самом.Он никогда не мог справиться ни с одной из своих задач. Он никогда не могполюбить какое-нибудь место в жизни или какого-нибудь человека. Он попроступлыл по течению через разные занятия, мимо разных людей, не выказывая никакихвнешних чувств к этим людям. Такое восприятие мира называется «простойшизофренией». Можно сказать, что он вел себя так, будто его либидо и мортидо нехватало ни на что внешнее, а все уходило на его грезы. Казалось, что он страдалот недостатка психической энергии точно так же, как анемичный человек,по-видимому, страдает от недостатка физической энергии. Это впечатление было,однако, ложным, поскольку, как мы знаем, чувства незаметно накапливались в нем.То, что казалось «простой» недостаточностью, было в действительности сложнойнеспособностью нормально выражать свои чувства.

2. Когда после ряда предшествовавшихстранных ощущений у него произошел резкий срыв, то либидо и мортидо начали вбольшом количестве проецироваться на внешний мир. Он увидел свои собственныечувства отраженными от других, и точно так же, как отражение в зеркале можетпоказаться спутанному восприятию происходящим от самого зеркала, так и онвоображал, что его любят или ненавидят люди, едва его знавшие или не знавшиевовсе. Он слышал голоса и имел видения, подтверждавшие его спроецированныечувства.

Наряду с этими заблуждениями или ложнымиверованиями, важную роль в его болезни играла тенденция неправильно приписывать«значение». Он склонен был придавать малейшему беззаботному движению другогочеловека величайшее личное значение для себя, связывая его со строемсобственных чувств. Мясо в магазине выглядело теперь более значительным, чемобычно, настолько значительным, что вызывало у него тошноту. Если кто-нибудь вресторане зажигал сигарету или облизывал губы, ему казалось, что это делается сцелью передать ему важное личное сообщение или пригрозить ему. И все эти новыезначения приводили его в замешательство.

Такое состояние психики, для которогохарактерны проецирование и отражение чувств, а также преувеличенная оценказначительности, называется «паранойяльным»; в особенности применим этот терминк лицам, чувствующим, будто всеми поступками людей руководит мортидо, то естьвсе они предупреждают его, угрожают ему, стремятся оскорбить его или причинитьему вред. Параноидный шизофреник чувствует себя преследуемым и обычно слышит,подобно Кэри, голоса, подтверждающие его чувства. Голоса эти, разумеется,представляют лишь иной вид проекции и отражения: это его собственные мысли,высказываемые ему самому. При этом он некоторым образом смутно чувствует, чтосценарий написан им самим; это проявляется в его ощущениях, будто его мысличитаются, будто другие люди могут их видеть и так далее. Заметим, что в этойстадии действовали и либидо, и мортидо. Одна женщина любила его, другие людиненавидели.

3. На третьей стадии он долго лежал, почтикак мертвый. В этом состоянии у пациентов часто бывают внезапные,непредсказуемые приступы крайней ярости. Они кажутся совершенно безразличными кокружающему и вдруг бросаются на кого-нибудь, стоящего поблизости, пытаясьубить его. В этом состоянии практически отсутствуют какие-либо внешние признакидеятельности либидо; все, что удается наблюдать, происходит, по-видимому, отмортидо, направленного внутрь или наружу. Меняется и так называемый мышечныйтонус: конечности можно привести в любое положение, в котором они остаютсясколь угодно долго без утомления, как будто человеку дали укрепляющее средство,сделавшее его сильнее обычного. В то же время у больного, по-видимому, исчезаетвсякий интерес к происходящему с ним самим или вокруг него. Эта эмоциональнаякатастрофа и особый мышечный тонус являются признаками так называемогокататонического состояния при шизофрении.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.