WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 56 |

Когда его третья сестра почувствовала себябеременной, она проявила предусмотрительность и, прежде чем рассказать об этомотцу, вышла замуж. Вместе с новоиспеченным супругом она пришла домой в тот жевечер и объявила отцу все происшедшее. Достопочтенный Фолк выслушал ее рассказ,а затем медленно поднял руку и указал на дверь. Он велел молодым людям никогдане показываться в его доме. Хорас пытался что-то сказать, но снова потерялголос.

На этот раз голос не вернулся. Через двамесяца Хорас обратился к домашнему врачу, который пытался лечить его аминаломнатрия. Пока длилось действие лекарства, Хорас был в состоянии говорить, но кактолько это действие проходило, голос его опять превращался в хриплый шепот.Трижды повторив курс лечения, врач направил его через месяц к докторуТрису.

Доктору Трису удалось его вылечить, неприбегая ни к лекарствам, ни к гипнозу. Пока Хорас не владел голосом, он был вхорошем настроении; но когда голос к нему вернулся, у него наступила депрессияи бессонница. Как только врач устранил его симптом немоты, служившийединственным путем выражения подавленных напряжений Ид, эти напряжения должныбыли найти себе другой выход; частично это проявилось в чрезмернойэмоциональной привязанности к врачу, механизм формирования которой был ужеописан в параграфе, посвященном «образам»; частично же — в состоянии депрессии ибессоннице. Оба этих симптома доктор Трис предвидел; он приступил ко второйчасти лечения, принявшись за первичные напряжения Ид, вызвавшие все этиразнообразные симптомы. В течение этого периода он раскрыл вместе с Хорасом нетолько его первоначальные чувства к семье, но также происхождение и природу егоребяческого восхищения врачом. В конечном счете после года лечения Хорасоказался в достаточно устойчивом состоянии, чтобы прочно привязаться к однойдевушке, на которой он и женился.

Как мы видим, в этом случае связанные сболезнью напряжения мортидо были сознательными, в то время как напряжениялибидо были подсознательными. Хорас отлично сознавал, что поразившая его немотапроизошла от внезапно вновь охватившей его ненависти к отцу. Не понимал онтого, что каждый раз терял голос не только из-за нового повода ненавидеть отца,но еще из-за потери одной из любимых сестер; а именно, он терял объект своеголибидо, так что значительное количество либидо лишалось внешнего объекта. Этолибидо обращалось внутрь и по причинам, выяснившимся впоследствии,воздействовало на его дар речи (точно так же, как оно могло бы воздействоватьна его желудок или мышцы руки или ноги).

Поражения этого рода, затрагивающиенекоторую отдельную часть тела, характерны для истерии. У истериков частоотказываются служить руки, ноги или голосовые связки; у них перекашивает шею,или мышечные спазмы мешают им нагибаться; они теряют одно из чувств, напримеробоняние, осязание, зрение или слух; наконец, они теряют чувствительность вкакой-нибудь части тела, например в руке или ноге. Истерия способна имитироватьчуть ли не любую болезнь. Впрочем, болезнь имитируется, но не копируется, такчто врач почти во всех случаях может установить функциональный характернаблюдаемого симптома. Как мы уже раньше отметили, истерия сопровождаетсяизменением образа собственного тела; поскольку индивид ведет себя всоответствии со своими образами, а не с действительными возможностями своеготела, то симптомы отвечают изменению образа тела, а не какому-нибудь изменениюсамого тела.

Задача психиатра состоит поэтому визменении искаженного образа тела до возвращения его к нормальному образу, а нев изменении тела. Изменение образа тела, вызывающее болезнь, происходит отвнезапно возникающего потока либидо или мортидо, по разным причинам ненаходящего внешнего выхода. Он обращается вследствие этого внутрь, искажаяописанным выше способом образ тела. Поскольку невроз этого рода связан спревращением (конверсией) психической энергии в соматический симптом, онназывается конверсионной истерией. При этом всегда есть причина, по которойпоражается определенная часть тела, а не какая-нибудь другая. У Хораса,например, с раннего детства оставалось стремление закричать на отца, броситьему вызов, выразив желание убить его. Немота была превосходной маскировкойэтого подавленного напряжения мортидо; именно по этой причине Хорас «избрал»такой симптом, а не какой-нибудь другой.

Поскольку лица с откровенно драматическимповедением и откровенно эмоциональными реакциями особенно подверженывозникающим время от времени симптомам конверсивной истерии, таких людейназывают обычно «истеричными». Если страх перед внутренними побуждениямисмещается у них на внешние силы, они могут также страдать ненормальнымистрахами, так называемыми фобиями.

Займемся теперь неврозом беспокойства.Септимус Сейфус был владельцем книжного магазина и лавки театральныхпринадлежностей на Талиа Лейн. Сын его Саймон, или Сай, был старшим из пятидетей; остальные были девочки. До начала войны Саймон работал на почте, а затемпошел добровольцем в армию. Саймон всегда помогал сестрам готовить уроки иделал для них всевозможные другие вещи, какие только можно было ожидать отбольшого сильного брата; таким образом, он привык отвечать за других. Этовскоре заметил его капитан, постепенно продвигавший его по службе, пока он нестал сержантом и командиром взвода.

Когда его подразделение вступило в бой,события развертывались так быстро, что у Саймона не хватило времени проследить,чтобы все его солдаты вырыли себе окопы в надлежащем месте и по всем правилам.Прежде чем они это успели сделать, на их позицию упал снаряд, убивший десятьчеловек. Саймон оказался при этом, к счастью, поодаль от места попадания иотделался контузией. Он пришел в себя уже в госпитале, где каким-то образомузнал о десяти убитых.

Саймон не был ранен, и его могли бы почтисразу же выписать из госпиталя, но он превратился в «нервного инвалида». Прималейшем звуке он подпрыгивал, и у него начинало колотиться сердце; пропалаппетит, его бросало то в холод, то в жар, он плохо спал. Особенно тяжело былопо ночам. Сражение являлось ему в виде ночных кошмаров — почти всегда в виде одного итого же кошмара. Он снова и снова переживал все эпизоды атаки, а в конце слышалприближение рокового снаряда. Затем он просыпался с воплем и дрожью, в холодномпоту, с сильно бьющимся сердцем.

Саймона пришлось эвакуировать в СоединенныеШтаты, где он провел несколько месяцев в госпитале общего типа, прежде чем сталпригодным к военной службе. В течение долгого времени у него повторялся один итот же сон, и каждый раз он пробуждался с воплем, когда падал снаряд. Это нетолько пугало его, но и ставило в неудобное положение, потому что он каждый разбудил соседей по палате. Однако после надлежащего лечения эта часть болезни унего прошла, а затем, по мере того как лечение продолжалось, он все большеуспокаивался.

С помощью психиатра Саймон начал пониматьчувства, лежавшие в основе его невроза. Он был совестливый человек и, какмногие совестливые люди, винил себя в разных вещах, в которых был неповинен.Как вскоре обнаружилось, ему казалось, что, если бы он внимательнее выбралместо, где его солдаты рыли окопы, то они не были бы убиты. Его чувство вины поэтому поводу было сильнее, чем он думал. Оно было, конечно, неосновательно,потому что если бы его люди вырыли окопы где-нибудь в другом месте, то и снарядмог бы попасть в другое место, и он ничего не смог бы здесьподелать.

Саймон страдал не только от своего чувствавины, но и от блокированного напряжения страха. Заботясь о других, он был такзанят, что сам не успел подготовиться к потрясению.

Когда он был контужен, то так быстропотерял сознание, что у него не было времени почувствовать страх, вызванныйприближением снаряда. Иными словами, у него не было времени прочувствовать ипережить свой единственный страх. С помощью врача он смог пройти через этопереживание в некотором гипнотическом состоянии и облегчить тем самымнакопившееся напряжение страха. Вместе с врачом он ползал под столом, как будтоэто был окоп. И когда Саймон «увидел» приближающийся снаряд, он принялся безконца вопить:

«Ради бога! Влезьте в окопы! Ради бога!Прижмитесь к земле, ради всего святого! Ради бога! Влезьте вокопы!»

Как раз таким образом он облегчил бы своенапряжение страха во время сражения, если бы успел сделать это до потерисознания. После нескольких сеансов такого рода, в конце которых Саймон закрываллицо руками и плакал, «увидев» своих солдат убитыми, его сныпрекратились.

Почему же Саймон видел эти сныПо-видимому, это была попытка изжить свой страх в сновидениях. Если бы он могпродолжить свой сон до завершения, то кошмары могли бы пройти сами собой. Но онне мог этого сделать, в частности, потому, что слишком сильно упрекал себя задопущенную небрежность; упреки эти вызывали у него ощущение, что снаряд долженбыл убить его самого вместо солдат. По некоей непонятной нам причиненаправленное внутрь мортидо очень редко, или даже никогда, не проявляется восне до конца. Если во сне человек в ужасе падает со скалы, то он всегдапросыпается, не достигнув земли; охваченная страхом девушка, которая не можетсдвинуться с места, когда на нее бросается великан с ножом, всегдапробуждается, прежде чем он ее схватит; или, уж если он ее схватывает, то вконце концов не убивает. Иначе обстоит дело в сновидениях, выражающих мортидоили либидо, направленные наружу: они часто длятся до завершения, то естьубийства или оргазма. Так как Саймон не мог дойти до конца в своих снах, ондолжен был в критический момент просыпаться. Однако с помощью врача ему удалосьзавершить это дело, которого он не мог окончить в естественном сне; скопившаясяэнергия освободилась, и он снова стал свободным человеком.

Но психиатр на этом не остановился. Придальнейшем исследовании ему и Саймону стало ясно, что вся эта ситуация былаповторением неких незавершенных эмоций детства: там была аналогичная мнимая«небрежность» в отношении младших сестер, когда одна из них была слегкаобожжена во время большого пожара в Олимпии много лет назад. К концу леченияудалось справиться и с этим добавочным напряжением, погребенным в его психике втечение долгих лет и иногда вызывавшим у него ночные кошмары и сердцебиения ещедо военной службы.

Более мягкие формы этого невроза случаютсядаже у людей, ведущих сравнительно спокойную жизнь и не помнящих за собойкаких-либо эмоциональных потрясений; симптомами являются порывистость,неусидчивость, чрезмерная потливость, ускоренное сердцебиение, бессонница,ночные кошмары, ощущение изнурения и осунувшееся лицо. Эти симптомы настолькопохожи на симптомы гипертиреоза, что в каждом случае, где возможно сомнение,вопрос должен решаться совещанием хирурга, терапевта (или эндокринолога) ипсихиатра. Дальнейшим поводом для смешения является тот факт, что болезньщитовидной железы часто начинается с эмоционального потрясения; так обстоялодело с Полли Рид, отец которой держал магазин граммофонных пластинок пососедству с книжным магазином Сейфуса. Отец ее умер, когда ей было двадцатьшесть лет, и сразу же после этого у нее начала увеличиваться щитовидная железа,причем наблюдался ряд описанных выше симптомов. Эти симптомы исчезли послеудаления железы. Таким образом, болезнь щитовидной железы иногда трудноотличить от невроза беспокойства, поскольку эти болезни во многих отношенияхсходны.

Вообще говоря, можно различать типыневрозов, подобные описанным выше; но в действительности неврозов столько,сколько и пациентов, так что определения вроде невроза навязчивости, истерии,невроза беспокойства и т. п. представляются искусственными. Сновидения СаймонаСейфуса, как и мысли Энн, имели характер одержимости, между тем как у Хораса,после снятия симптома конверсии, истерия превратилась в мягкую форму неврозабеспокойства. Для точности следовало бы вовсе не называть болезней, а говоритьо неврозе Саймона, Энн или Хораса. Поскольку, однако, большинство пациентов втечение длительного времени проявляют предпочтительно симптом определенногорода, то для удобства применяется некоторая классификация, так что психиатрымогут понять друг друга, говоря, что симптомы пациента «относятся главнымобразом к группе навязчивости», «к группе истерии» или «к группе беспокойства».При этом, имея дело с пациентом, психиатры всегда помнят, что перед ними непример болезни, а конкретный индивид, у которого пережитый опыт вызвалопределенные напряжения, а это привело к некоторым мерам для частичногооблегчения напряжений; он помнит, что у каждого свой собственный, время отвремени меняющийся, способ обращаться с этими напряжениями.

Следует упомянуть еще два понятия,относящихся к классификации неврозов, — ипохондрию и неврастению.Ипохондриком часто называют всякого, кто без причины жалуется на здоровье; ноподлинные ипохондрики встречаются относительно редко. Подлинный ипохондрик нетолько жалуется на свое здоровье, но хитрым образом использует эти жалобы,чтобы управлять своим окружением. Пациенты этого рода страдают от избытканаправленного внутрь, или нарцистического, либидо. Они используют свою энергию,чтобы «любить самих себя». Они постоянно наблюдают за реакциями своего тела,поднимая тревогу при малейшей неправильности, примерно в стиле мистера Кроунаили мисс Эрис. Под малейшим предлогом они ходят к врачу или к какому-нибудьизлюбленному ими шарлатану. Жилища их наполняются странными лекарствами итаинственными средствами для самолечения; и немало жуликов зарабатывает себе нажизнь, поощряя их страхи и льстя их себялюбию. Хозяйство их ведетсяисключительно ради их личного удобства, они не считаются ни с какими жертвамидругих членов семьи и поднимают шум из-за любого пустяка. Лечить ипохондриковочень трудно, потому что они настолько заняты сами собой, что ополчаются противлюбого намека на ненормальность их ощущений и приходят в ярость, когдакто-нибудь осмеливается посоветовать им обратиться к психиатру. Можно заметить,однако, что их поведение подходит под определение невроза. И если дажекажется, что они согласнысотрудничать, они почти неизлечимы. Легче было бы излечить Ромео от любви кДжульетте, чем ипохондрика от любви к самому себе.

Неврастения — это старый термин, иногда всееще применяемый для описания усталых, подавленных, болезненно мечтательных,легко возбудимых людей, не способных ни на чем сосредоточиться и предпочитающихбездельничать, не принимая на себя особой ответственности. Большинствопсихиатров предпочитает теперь относить такие случаи к неврозам беспокойстваили к невротическим депрессиям.

Мы рассмотрели разные типы неврозов;следует, однако, иметь в виду, что каждого невротика надо рассматривать какособого индивида, а не как пример некоторого вида болезни. Симптомы время отвремени меняются и каждый переживает их по-своему.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.