WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

Анализу взаимоотношений внутри элитных групп и между элитами и другими слоями регионального сообщества в рамках клиентелистских подходов посвящены работы М. Афанасьева38 и И. Куколева39. До них работ, специально посвященных клиентарным отношениям, в отечественной литературе по социальным наукам не было, не говоря уже об обобщающем исследовании, концептуализирующем многообразие их исторических форм и социальных ролей.40 С распадом КПСС «номенклатурный квазикорпоративизм» оказывается единственной моделью политического структурирования общества, воспроизводимый в виде персональных клиентел (к ним М. Афанасьев относит и личные «команды» отдельных лидеров, и большинство политических партий России), и клиентелизированных институтов (органов власти, предприятий и т.д.). И. Куколев, обозначивший эти группировки как политико-финансовые группы включает в их состав как персональные клиентелы - "команды", связанные патронажно-клиентельными связями с политическими лидерами, так и финансово-экономические структуры, и отмечает их главную характеристику – неформальное взаимодействие для борьбы за право распоряжаться или контролировать ресурсы.41 В рамках клиентелистской модели подчеркивается, что клиентелы способны осуществлять монопольное господство лишь в условиях регионов с моноэкономикой либо высокомонополизированных отраслей (например, газовой)42, либо в республиках с высокой долей нерусского населения, где легитимизация их господства отчасти носит традиционный характер.43 В других случаях образуются две политико-финансовые группировки, из которых одна (на региональном уровне связанная обычно с губернатором) находится у власти, а другая – в оппозиции (по выражению Н. Петрова – «партия власти» и «партия рвущихся к власти»).44 Более того, характер межэлитных взаимодействий не связан с институциональной структурой: например, после роспуска Советов осенью 1993 года конфликт «ветвей власти» в регионах продолжался уже внутри «исполнительной вертикали», следствием чего становились конфликты между губернаторами и мэрами областных центров.45 В западной политической антропологии и социологии описание и осмысление феномена клиентелизма46 стали практически отдельной научной отраслью.

Ю. Качанов, Н. Шматко, В. Ильин рассматривают проблематику региональной элиты в контексте конструктивистко-структуралистского подхода, используя в качестве методологического подхода концепцию многомерного социального пространства П. Бурдье, в рамках которого функционируют индивиды, обладающие различными видами капиталов: экономическим, социальным, символическим, культурным (к перечисленным типам капиталов можно добавить еще один – силовой, обладание которым, к сожалению, становится все более весомым фактором влияния в современном российском обществе). Различные типы капитала приобретают характер политического в случае использования для оказания влияния на процесс принятия решений47.

Наибольший интерес исследователи проявляют к новой экономической элите – формирующемуся классу предпринимателей. Изучением российского бизнеса с конца 80-х годов занимаются экономисты (В.Радаев48, В.Гимпельсон49), историки (И. Бунин50 - совместно с экономистами А. Салмином, Р. Капелюшниковым и М. Урновым выяснили такую особенность становления и функционирования российских политических партий, как сильно персонализированное отношение «к реальным центрам власти»51), социологи52. Исследование форм организации бизнеса и его взаимодействия с политическими партиями и государственной властью, предпринятое А. Зудиным, выявило особую роль «стратегий индивидуалистического типа»53. Другой аспект деятельности «правящего класса» - направленность и характер российского политического процесса в значительной мере определяющийся взаимоотношением с «олигархами», был проанализирован Л. Шевцовой54.

Региональный аспект в формировании элиты был проанализирован также и в работе К. Идиатуллиной.55 Рост влияния регионов на российскую политику стимулировал их научное изучение, в частности, политические процессы в национальных республиках, их лидеров и элиту.

Крупных обобщающих работ по региональному лидерству пока нет. Историография представлена в основном статьями, брошюрами, публикациями данных социологических исследований, диссертаций.56 В отличие от большинства работ, в которых исследователи, как правило, останавливаются на рассмотрении причин, источников формирования элит, подводя свои разработки под определенные теории, при этом, практически не упоминая конкретных имен, исследование Н. Лапиной в соавторстве с А.Чириковой57 заметно выделяется на этом фоне. Так, на основе авторских интервью в Ростовской и Пермской областях, они анализируют не только экономическое развитие, модели власти и сформировавшиеся в регионах стратегии управления политической ситуации в общем, но и на конкретных примерах. Касаясь, например, экономической элиты Ростовской области, авторы выделяют трех, наиболее значимых людей, возглавляющих первые строчки в рейтингах экономической влиятельности. Среди них – Парамонов М. (руководитель ФПГ «Донинвест»), Нагибин М. (генеральный директор «Роствертола»)58 и И. Саввиди (генеральный директор Донской табачной фабрики). М. Лапина и А. Чирикова в своей работе также дают краткую справочную информацию об их карьере.

В исследовании С. Барзилова и А. Чернышова59 рассматриваются основные тенденции функционирования и развития политической власти и местного самоуправления в российской провинции. Основное внимание уделено взаимоотношениям региональной элиты и населения в общественной жизни. Авторы подчеркивают неоднозначность политического структурирования провинции в современных условиях.

В. Гимпельсон в своих работах также придерживается в основном разработки теоретических моделей формирования экономической элиты60.

В последние годы активно разрабатываются проблемы формирования, социального статуса и тенденций развития региональных политических элит России в работах М. Афанасьева,61 В. Гаташова,62 В. Гельмана,63 Н. Горина,64 Н. Колесник,65 Д. Покатова.66 Процессы постперестроечных лет – развал партийно-государственной системы, приватизация госпредприятий, известное кадровое обновление представительных и исполнительных органов власти, институционализация местного самоуправления – привели, как отмечает М. Афанасьев, к глубоким расколам и конфликтам внутри региональных элит. Некогда целостные (но не монолитные) региональные номенклатуры все более разделяются на конкурирующие, порой и открыто конфликтующие центры власти: Советы – администрации; региональные органы власти – муниципалитеты крупных городов; бюрократия – директорат промышленных предприятий, банкиры, руководители АПК. К этим расходящимся ветвям постноменклатурной элиты М. Афанасьев добавляет и выросший новый предпринимательский слой, а также организованную преступность, являющуюся «разветвленным паразитарным образованием», пронизывающим управленческие и экономические структуры. Однако, несмотря на означенный «развод» различных фракций бывшей региональной номенклатуры, они пока остаются корпоративно связанными не только общим происхождением, личными связями, но и институционально.67

Сравнительные исследования региональных элит сегодня - это совокупность междисциплинарных (чаще разрозненных) политических исследований, преимущественно эмпирического характера, лишь заявляющих о своей будущей субдисциплинарности через специфику метода и знаний о региональной политике в рамках национального (федеративного) государства.68

Проводимые социологами исследования элит, чаще всего исходят из следующих признаков: размера имущества и должностных кумуляций, происхождения и групповой принадлежности, карьеры и влияния.69 Однако многие работы, основанные на опросах общественного мнения, имеют ряд характерных недостатков: опросы дают картину поверхностных установок, даже не мнений, а настроений, фиксация которых слабо отражает глубинные причины отношений, складывающихся между властью и гражданами и, на первый взгляд, производящих впечатления хаотичности и иррациональности. Еще один недостаток в отечественной политической социологии, четко подмеченный М. Афанасьевым, отсутствие сегодня какого-либо определенного истолкования властвующего слоя.70 Возросший интерес к региональным политическим процессам в целом, а, в частности, к региональным элитам, открывает дверь в практически неизвестный мир российской провинции и дает возможность рассмотрения институционального обустройства региональных элит и их поведения в качестве определяющего показателя происходящих политических процессов.

Пермская область.

Губернатором Пермской области в 2000 г. избран Юрий Трутнев, бывший мэр Перми. Мэром был избран в 1997 г., набрав более 60% голосов. До 1990 г. – на комсомольской работе и в спорткомитете. С 1990 г. - генеральный директор группы компаний «ЭКС» (торговля ТНП, нефть, лес и др.), реальным собственником которых, по утверждениям оппонентов является до сих пор. Ассоциированные банки - БИС – кредит (разорился), Пермский банк развития (был председателем совета директоров), Комипермьбанк. Негативные отношения с крупным предпринимателем А.А. Климовым. На выборах губернатора в 2000 г. победил в первом туре, набрав 51% голосов. Был поддержан большинством областной элиты, за исключением «Лукойла». На руководящие посты в администрации назначены либо выходцы из мэрии Перми, либо руководители группы компаний «Экс», одним из совладельцев которой Трутнев является через аффилированных лиц.

После событий августа 1991 г. губернатором Пермской области становится Борис Кузнецов. С 1969 г. Кузнецов – на партийной и хозяйственной работе. В 1978 – 1991 г. сначала заместитель, затем директор Камского речного пароходства. Занимая пост губернатора, отличился содействием быстрому формированию рыночной экономики, приватизации государственных предприятий. Регион является, в известном смысле, наиболее благополучным на Урале. Отсутствуют нарушения прав собственности, незаконные ограничения перемещения товаров и услуг, незаконные поборы и лицензирование на уровне субъекта федерации. Ключевыми заместителями Кузнецова стали Евгений Сапиро (до 1992 г. – руководитель пермского отделения экономики РАН) и опытный партийный чиновник (с 1969 г.), работавший на руководящих постах в Кизеле (шахтерский город) и Перми Геннадий Игумнов. В декабре 1995 г. Б. Кузнецов предпочел уйти в отставку, приняв мандат депутата ГД по списку движения НДР (что было несовместимо со званием губернатора, и существенно ниже по статусу). И.о. губернатора стал Геннадий Игумнов. В 1996 г. он убедительно победил на выборах, набрав 64% голосов. Бывшие руководители региона – последовательные сторонники либеральных экономических реформ, выражали поддержку и политике «молодых реформаторов», и им персонально. В 1998 г. губернатор Игумнов он даже инициировал (вместе с В.В. Похмелкиным) рассмотрение законопроекта о частной собственности на землю на территории области, но он до сих пор «завис» в законодательном собрании. Регион отказался от необеспеченных ресурсами социальных программ. Власти стремились наладить государственную закупку (или кредитование «под урожай») продукции АПК, так как в настоящее время посредники извлекают колоссальную прибыль. Актуальную проблему шахтерских городков на севере области решали не дотациями в угольную промышленность, а закрывая убыточные шахты, выплачивая компенсации работникам, организуя переселение (в случае отсутствия иных предприятий в городе).

Оппонентам администрации области не удалось продемонстрировать общественности свидетельства масштабной коррупции, однако администрация терпимо относилась к «мелочам» (квартиры, машины за счет бюджета), в свое время (1995 г.). Игумнов, бывший губернатор Б. Кузнецов и ряд других чиновников даже удостоились указа Президента о неполном служебном соответствии. Активно заступался за бывшего вице – губернатора по сельскому хозяйству Л. Валько, в настоящее время арестованному за злоупотребления, чем серьезно подорвал свой авторитет. Для платежей в бюджет, вопреки законодательству, принимались денежные суррогаты – векселя ЗАО «Лукойл – Пермь» и ОАО «Лукойл». Личных врагов в региональной элите не имел (за исключением П. Анохина), что объясняется отсутствием репрессивных действий администрации. Модель управления Пермской областью при Игумнове была справедливо охарактеризована Н. Лапиной как «полицентричная»71.

После поражения на выборах в 2000 г. работает председателем совета директоров ЗАО «Лукойл – Пермь». Кампания Игумнова может справедливо считаться образцом того, как не надо баллотироваться на выборах. Вначале Игумнов заручается лояльностью большинства акторов (в том числе мэра Перми и будущего губернатора Г. Трутнева), за исключением депутата ГД П. Анохина и заместителя Представителя Президента в поволжском федеральном округе В. Степанкова. Анохин инициирует проверку деятельности лояльных Игумнову силовиков, и начальник УВД, а также прокурор области, уличенные в нецелевом расходовании средств фонда «Правопорядок», теряют свои посты. Одновременно открывается уголовное дело против дочери Игумнова – Елены Арзумановой, одного из руководителей «Экопромбанка», входящего в группу Д. Рыболовлева. Не выдержав напора борьбы, Игумнов объявляет о своем протесте против «грязных избирательных технологий» и снимает свою кандидатуру, призвав поддержать Трутнева. По некоторым данным, этому предшествовала встреча губернатора с двумя крупными и довольно близкими ему предпринимателями – Д. Рыболовлевым и А. Кузяевым, в ходе которой они просили его отказаться от борьбы. Однако через неделю, под влиянием уговоров части окружения и руководства компании «Газпром», Игумнов все же дает согласие баллотироваться на пост губернатора. Разъяренный Трутнев, уже сформировавший избирательный штаб, объявляет о том, что, в отличие от губернатора, он «слов назад не берет».

Странное поведение Игумнова подрывает его авторитет среди избирателей. Начав кампанию, согласно социологическим данным, с поддержкой более 50% населения, Игумнов в результате добивается зеркального результата в пользу Трутнева. Сохраняет существенную поддержку в обществе.

Администрация области при Игумнове представляла собой ассиметричную федерацию влиятельных чиновников:

Тушнолобов Г.П. Бывший первый вице – губернатор, председатель Госкомимущества региона. Ранее – мэр Соликамска. Незначительно проиграл на выборах мэра Перми А. Каменеву (менее 1%). В настоящее время работает в сфере пермской энергетики.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.