WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

Вокруг Вернера и ОМД кормилось множество жуликов самого разного калибра, съехавшихся в Красноярск из разных концов бывшего СССР (особенно много приехало, естественно, из Приднестровья). Окружение того же Петрушко или Бреуса тоже состояло не из афонских старцев, но вернеровцы при «дворе» Лебедя были самой экзотичной и самой скандальной «тусовкой».

21 апреля 2000 г. (в день рождения Лебедя, что весьма символично) арестованный в Венгрии Быков был доставлен в Москву, а еще через день переправлен в Красноярск.

Но сполна воспользоваться плодами усилий по "зачистке" края и КрАЗа не пришлось ни Лебедю, ни даже Дерипаске.

Потому Быкову после его ареста и экстрадиции был предложен вариант «свобода в обмен на акции». Однако он жестко придерживался позиции «сначала свобода, а затем разговор об акциях». 27 августа, явно с санкции «Русала», его освободили, однако о цене договориться не удалось.

Как известно, Быков последовательно выиграл все суды по вопросу о законности его августовского освобождения, которое оспаривали краевая и Генеральная прокуратуры.

После выхода на свободу он сделал ряд публичных заявлений о готовности продать пакет акций КрАЗа. Но при этом озвучил желание прежде разобраться с политикой новых хозяев завода, отлучивших его структуры от участия в управлении заводом. Он даже предпринял ряд шагов в этом направлении. Акции же продавать не стал.

С другой стороны, откровенное посрамление прокуратуры и краевого УВД, спровоцировало то, что принято называть «круговой порукой силовиков». Быков для всех них, что красная тряпка.

В итоге разъяренные «силовики» и разочарованные руководители «Русала» вновь объединили свои силы. 4 октября Быкова арестовали во второй раз (он был вывезен в Москву и помещен в следственный изолятор "Лефортово"). На этот раз его обвинили в подготовке убийства красноярского бизнесмена Вилора Струганова, также известного как криминальный авторитет "Паша Цветомузыка".

Известно, что в настоящее время Быков не намерен продавать свой пакет и, очевидно, ожидает, что дело развалится в суде (если вообще до него дойдет).

Утрата позиций на федеральном уровне заставили Лебедя форсировать укрепление позиций в крае. Он начал избавляется от одиозных личностей в своем окружении и делает попытки объединить вокруг себя хотя бы часть краевой элиты.

К маю 2000 г. Петрушко был практически оттеснен Бреусом и в итоге ушел в отставку. Сам Бреус недолго после этого пробыл в крае - его таланты были востребованы одним из его патронов - «Альфа-групп» и он вернулся в Москву на должность заместителя министра имущественных отношений. Это были последние более-менее компетентные люди в окружении Лебедя.

В ноябре достоянием гласности стала отставка Вернера. По официальной версии он уволился сам «по состоянию здоровья». Но, разумеется, дело совсем не в этом. Вернер своей скандальной репутацией сильно мешал делу «исправлению имиджа». С весны у Вернера начались проблемы с правоохранительными органами и он стал надолго уезжать за границу. Пока он прятался, у Лебедя появился новый фаворит.

В апреле 2000 г. в администрацию была приглашена Людмила Селиванова. Она была назначена заместителем губернатора по СМИ, «под нее» было также образовано Главное управление по телерадиовещанию, печати и информации (ГУТПИ), быстро окрещенное местными журналистами "Министерством правды". Селиванова - профессиональный менеджер-телевизионщик, в недавнем прошлом - один из руководителей канала ТВ-6. В течение последних двух лет активно сотрудничала сначала с Быковым, затем, как утверждают, с Вернером. Последний, как можно судить, рекомендовал ее Лебедю. Изначально Селиванова была приглашена в администрацию именно как профессионал в области СМИ - для "исправления" имиджа губернатора. За три с небольшим месяца Селиванова сумела стать одним из самых заметных людей в губернатории. Хотя добиться сколь-либо существенных успехов в "исправлении" имиджа пока не удалось.

Успехи были в других сферах. Во-первых, по многочисленным свидетельствам, Селиванова стала близкой знакомой Лебедя (что спровоцировало сильный конфликт последнего с женой, которая прежде имела на него огромное влияние). Во-вторых, «специалист по имиджу» проявил огромный талант в ведении аппаратных войн и искусстве интриги. Последовательно были вытеснены из администрации практически все конкуренты Селивановой, включая Вернера, главу секретариата губернатора Лидию Гаврину и главу аппарата администрации Александра Филюрского84. В-третьих, Селиванова получила статус и.о. первого заместителя губернатора и кураторство над практически всем экономическим блоком, включая металлургию, отношения с РАО «Норильский никель» и «Русалом». Она возглавила совет директоров КЗЦМ и т.д. Судя по всему, сейчас в администрации формируется селивановский клан.

Селиванова конфликтует с «Русалом», насколько можно судить недружественна «Альфа-групп» (из администрации сейчас активно изгоняются «альфисты»85), но зато в союзе с «Норильским никелем» (при ее посредничестве РАО фактически вернуло себе контроль над КЗЦМ), а также Дружининым (человек последнего - Михаил Готовко получил должность начальника управления по взаимодействию с Норильским промышленным районом, вопросам металлургического комплекса и инвестиционной деятельности и вице - губернатора).

Что касается других персоналий, то тут можно сказать следующее.

Первый заместитель губернатора Владимир Овчинников работал в зубовской администрации начальником управления. Был назначен Лебедем, что называется «впопыхах», чуть ли не только ради демонстрации «преемственности» и наличия красноярцев в «команде» (которой нет и не было вообще никогда). Не смотря на высокий статус занимается второстепенными делами, реальной властью и авторитетом не обладает. Его не уволили до сих пор только потому, что по Уставу края первый заместитель губернатора должен согласовываться с Собранием. Если бы Лебедь решил сделать первым замом Петрушко или Бреуса, депутаты никогда бы не дали своего на то согласия. Поэтому в 1998-2000 гг. никто особо не претендовал на место Овчинникова.

Однако не исключено, что в ближайшее время Овчинникова все же уволят, освободив тем самым место для Селивановой.

Александр Сараев - заместитель губернатора, отвечающий за работу над краевым бюджетом и смежные вопросы. Приехал в Красноярск из Омска, где также работал заместителем губернатора. (По имеющимся сведениям был вынужден уйти из-за обвинений в нечистоплотности.) Как и Овчинников, Сараев - долгожитель в краевой администрации. По некоторым сведениям связан с Альфа-групп.

Один из немногих бывших и действующих сотрудников Лебедя, сумевших наладить нормальные отношения с Законодательным Собранием. Его уважают многие депутаты, но не уважает сам губернатор, однажды прямо заявивший что Сараев не способен ничем руководить (речь шла о возможном назначении начальником ГФУ).

Надежда Кольба - заместитель губернатора, куратор соцсферы. В советский период сделала комсомольско-партийную карьеру, в постсоветский - сумела создать и возглавить страховую медицинскую компанию «Надежда». Оттуда и была приглашена в администрацию в период резкого осложнения ситуации с выплатами бюджетникам в начале 1999 г. Связана с группой коммунистов в Собрании (Севастьяновым и пр.), считается их креатурой. Имеет репутацию профессионала. Враждебна Селивановой.

Павел Федирко - заместитель губернатора и руководитель представительства при Правительстве РФ. Это тот самый Федирко, который правил краем в 1972-86 гг. Из пенсионерской скуки его извлекли в период премьерства Примакова - считалось, что ему будет легко находить общий язык с деятелями вроде Маслюкова или Кулика. Но на это он не сгодился. Зато стал живым символом «преемственности», «связи поколений».

Фактически представительством руководит не Федирко, а его заместитель - бывший комендант Тирасполя, личный друг и боевой соратник Лебедя Михаил Бергман. Последний, кстати, сумел отладить каналы влияния на краевых силовиков.

Анатолий Якимов - заместитель губернатора, куратор природопользования. Некогда был главой администрации Эвенкийского автономного округа, но в 1996 г. проиграл выборы. В администрации фигура второстепенная.

Анатолий Гридюшкин - заместитель губернатора, куратор АПК. В прошлом фермер. Единственный активист краевой организации «ЧиР», кто сумел получить столь высокую должность. Уважением среди красноярских сельхозпроизводителей не пользуется.

Сергей Качеров - заместитель губернатора и начальник Главного управления внешнеэкономических и межрегиональных связей и представитель администрации в Законодательном Собрании. (Интересное, кстати, сочетание). Ничем особенным себя не проявил.

Анатолий Паскаль - помощник губернатора по связям с правоохранительными органами и представитель ГУБОП МВД в Красноярском крае. Бывший заместитель начальника школы милиции в Приднестровье. «Ветеран» лебедевской администрации, в край приехал еще в период избирательной кампании. Возглавлял разведку одного из лебедевских штабов Прославился активным участием во всех антибыковских акциях.

В ближайшее время в администрации нужно ждать новых отставок и назначений, поскольку ясно, что Селиванова - это уже серьезно.

Деловая элита региона.

В данном крупном и богатом регионе основное значение приобрели, тем не менее, два предприятие – РАО «Норильский никель» (с 1999 г. часть активов переведена на УГМК «Норильский никель») и Красноярский алюминиевый завод. Эти два крупнейших предприятия – экспортера по разным причинам стали важнейшими предприятиями региона. Более того, по сравнению с ними (за исключением красноярской энергетики), остальные предприятия являются практически ничтожными.

Среди крупнейших конфликтов периода губернаторства Зубова можно выделить противостояние края с Таймырским автономным округом, и связанные в том числе с этим конфликты вокруг РАО «Норильский никель» и Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа).

Крупнейшим налогоплательщиком на территории края является Норильский горно-металлургический комбинат (НГМК) – градообразующее предприятие Норильска. Причем за 90 – е годы зависимость краевого бюджета от него только возросла – с 15-20% в начале – середине 90 – х доля РАО выросла к концу 90 – х до 70%.

С момента своего основания Норильск86, а точнее НГМК, поскольку, по сути, НГМК и есть Норильск, имел особый статус. (Как говорят, 90 вопросов из 100, связанных с проблемами Комбината, решалось в Москве, минуя Красноярск. Генеральный директор "по должности" являлся членом или кандидатом в члены ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета СССР.) И конечно в Норильске старались "не вспоминать" о том, что город все же формально находится в краевом подчинении. Когда противоречия между норильчанами и красноярцами достигали "точки кипения", в Москве поступали следующим образом, – кого-нибудь из норильских руководителей переводили на работу в Красноярск. Ситуация на время разряжалась.

В 1989 году Комбинат вместе с рядом других предприятий цветной металлургии, включая Красноярский завод цветных металлов (КЗЦМ) был объединен в государственный концерн "Норильский никель". Генеральным директором госконцерна стал Анатолий Филатов, занимавший также пост генерального директора НГМК. Такая концентрация власти, налагавшаяся на авторитарный характер личности самого Филатова, типичного "северного барона", создала предпосылки для будущих конфликтов.

В 90-х годах многое изменилось. Во-первых, в результате конституционных реформ повысился статус края, а значит и статус краевого руководства. Во-вторых, к власти в крае пришли люди, не имевшие никакой "северной школы" (Вепрев, Сергиенко, Новиков, Зубов, Кузьмин и др.). Советская традиция кадровых рокировок оказалась прерванной.

Наибольшее обострение отношений пришлось на 1993-95 годы, после того как госконцерн в ходе приватизации, проводившейся фактически в интересах Филатова и его окружения, был преобразован в РАО. Краю не досталось ни одной акции РАО или НГМК.

Зубову в таких условиях оставалось лишь усилить давление на РАО с целью заставить вовремя выплачивать краевые налоги. В ответ на это Филатов стал разыгрывать "карту" переподчинения Норильска. Проектов изменения статуса города предлагалось немало - к примеру, преобразование в ЗАТО или даже в город федерального значения. Но наиболее реальными были идеи перевода Норильска в подчинение Таймырского автономного округа или перерегистрации НГМК в округе.

В Норильске и ТАО эти проекты нашли горячих сторонников в первую очередь в лице глав администраций Василия Ткачева и Геннадия Неделина. В случае их реализации налоговые платежи Комбината поступали бы в окружной бюджет. Больше налогов стал бы получать и город. Союз Неделина и Филатова окончательно оформился в декабре 1993 года, когда последний был избран депутатом Совета Федерации от ТАО.

Вскоре в этой истории появился новый участник – 17 ноября 1995 г. состоялся залоговый аукцион, по итогам которого федеральный пакет акций РАО (38%) перешел к дочерним структурам ОНЭКСИМбанка. Филатов и его окружение отказались признавать за залогодержателем право на участие в управлении РАО. Это спровоцировало серьезный конфликт с банком, в котором Филатов проиграл. В апреле 1996 года он был отправлен Правительством в отставку.

Новые хозяева РАО продолжили курс на игнорирование края. Долги краевому бюджету и краевым внебюджетным фондам продолжали расти. В этих условиях власти решились на отчаянный шаг - в сентябре налоговая полиция Норильска приступила к описи продукции Комбината (было описано продукции почти на 620 млрд. рублей.) В этих условиях РАО было вынуждено пойти на переговоры, продолжавшиеся почти год. Их окончательным итогом стал «нулевой вариант» – край согласился на списание всех долгов НГМК, а РАО передало в краевую собственность 100% акций КЗЦМ и обязалось в дальнейшем обеспечивать своевременное поступление текущих платежей НГМК.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.