WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 21 |
        1. В.Шейнис. ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА: ИТОГИ ИПЕРСПЕКТИВЫ

Перед выборами Президента РФ в марте2000 г. в обществе преобладало мнение о победе В. Путина, но заранее не былоизвестно, придет ли нужное количество избирателей, будет ли второй тур, сможетли Г. Зюганов консолидировать протестный электорат и кто и с каким количествомголосов займет третье место.

Федеральная власть с блеском смоглареализовать все свои возможности по мобилизации потенциальных избирателей, в товремя как остальные кандидаты потеряли часть своего электората. На выборах вмарте 2000 г. В. Путина поддержал практически весь некоммунистический и«неяблочный» электорат, то есть неоппозиционно настроенные избиратели. Втаблице 1 представленадинамика голосования на трех президентских выборах: в 1991, 1996 и 2000 гг.

Таблица 1

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ 1991,1996,2000ГГ.

Показатель

1991

1996

2000

1 тур

2 тур

Доля избирателей,принявших участие в выборах, %

77,7

69,8

68,9

68,7

Количествокандидатов

6

10

2

11

Доля полученныхголосов, %

Ельцин

57,3

35,3

53,8

Путин

52,9

Рыжков

16,8

Зюганов

32

40,3

29,2

Жириновский

7,8

5,7

2,7

Лебедь

14,5

Явлинский

7,3

5,8

Тулеев

6,8

3,0

Остальныекандидаты

7,1

2,2

3,8

Против всех

1,9

1,5

4,8

1,9

Доля недействительныхбюллетеней, %

2,2

1,4

1,0

0,9

Из таблицы 1 видно, что на последних выборахне смогла реализоваться третья сила, все голоса были сгруппированы вокруг двухлидеров – В. Путина иГ. Зюганова.

В. Шейнис замечает, что на региональномуровне нет такой красивой и однозначной картины, как на общероссийском.Кажущаяся устойчивость политических предпочтений избирателей, как будто быпроголосовавших одинаково на парламентских и президентских выборах (то есть зату или иную партию в декабре и за поддержанного ею лидера в марте), сложилась врезультате взаимного погашения отклонений электорального поведения в регионахот среднероссийских показателей.

Особенно заметны были такие отклонения вМоскве. Здесь В. Путина поддержали 46% избирателей, тогда как только за«Единство», ОВР и СПС проголосовали свыше 59%, Г. Зюганов получил более 19%(КПРФ в 1999 г. —менее 12%), Г. Явлинский — рекордные почти 19% («Яблоко» в 1999 г.— 9,5%). В Санкт-Петербурге,напротив, В. Путин получил 62% (его «базовые»партии — 51%), Г. Зюганов — 17% (КПРФ в 1999 г.— 14%), Г. Явлинский — 10,6% («Яблоко» — 11,1%) — самый низкий показатель, когдалибо полученный в одном из главных оплотов «Яблока». Вообще же на долю Москвы,Санкт-Петербурга и Московской области приходится почти треть голосов, поданныхза Г. Явлинского.

В. Шейнис говорит, что президентские выборыпринесли внушительную, хотя и ожидавшуюся победу В. Путина и сохранениебиполярной в основном структуры электората (даже более отчетливосгруппировавшегося вокруг двух полюсов, чем в 1996 г., не говоря уж о 1991 г.).В этом мы находим подтверждение правильности нашего дихотомическогопредставления результатов выборов.

На победу В. Путина продолжали действоватьфакторы, определившие успех «Единства »на парламентских выборах, а такжеработала не погашенная еще инерция того политического сдвига, который былвнятно продемонстрирован в декабре.

В пользу В. Путина работала и общаяконъюнктура в стране. Переход к решительным действиям в Чечне сыграл рольсвоего рода стартера в запуске его избирательной кампании. Но затем нанастроения в обществе стали оказывать влияние более значимые для большинстваобстоятельства: некоторое оживление в экономике, замедление инфляции и падениядоходов, сокращение задолженности и своевременные выплаты зарплат ипенсий8. В силу этих обстоятельств избирательная кампания коммунистов,нагнетавших ощущение катастрофы, разошлась с ощущениями, которые все ширераспространялись в обществе, и не способствовала росту их электората.

      1. Ю. Левада. ОТ МНЕНИЙ КПОНИМАНИЮ9

Данная книга является сборником статей,опубликованных ранее в журнале ВЦИОМ "Мониторинг общественного мнения" в периодс 1993 по 2000 год.

При исследовании оценок, мнений и настроенийнаселения у авторов возникла необходимость внимательно изучить всю динамикуопросов общественного мнения и проанализировать, как она менялась с течениемвремени. Именно по этой причине были рассмотрены разделы книги, относящиеся кранним годам российской эпохи, не смотря на то, что при исследованииэлекторального поведения исходной точкой был 1995 год.

        1. Векторы перемен: социокультурныекоординаты измерений10

В данной работе мы находим ответ на оченьинтересный парадокс: одновременно со снижением интереса населения к политикенаблюдается высокий уровень участия выборах и поддержки на них Президента иПравительства.

Ю. Левада объясняет это тем, чтонесмотря на формально существующий политический плюрализм, реальные отношения политической поддержки и доверия по-прежнему, как и всоветском "монолитном" обществе, строились вокруг одной-единственной оси— "власть инарод" — при отсутствии того набора посредующих социальных и политических организаций, которые характерны длягражданского общества (заметим, что даже до сих пор, до 2001 года, нельзя говорить оактивном участии населения в деятельности российских политических партий и мыправильно делим партии, объединения и блоки, а также кандатов по их отношению квласти).

Ю. Левада считает, что механизмомполитической активности остается мобилизация массовой поддержки с помощью пропаганды,массовой информации и, в некоторой мере, личноговлияния лидеров. Именно мобилизационным характеромнашего общества мы можем объяснить снижение показателей общественного сознанияв каждый раз после выборов, так как обществомобилизационного типа, как показывает опыт всейсоветской (и не только советской) истории, можетпроходить два состояния — политического мобилизационного возбуждения и политической апатии.Относительно краткий - если он не поддержан особыми обстоятельствами и рычагамивоздействия на массы, как это было в условиях войны - период эмоционального иморального напряжения неизбежно чередуется с периодом доминирования рутинныхапатичных механизмов.

        1. Общественное мнение в год кризисногоперелома11

Статья была опубликована в журнале«Мониторинг общественного мнения» №3 за 1994 г. и относится к событиям 1993 г.,когда все политические силы и сама политическая сцена получили новоесодержание.

В тоталитарном советском обществе властьтребовала (и, в общем, добивалась) полного доверия. В настоящее время навыборах решается вопрос о признании «права править», то есть признаниилегитимности властей.

Доверие сводится к согласию или к терпению. "Жить трудно, номожно терпеть" — самаяраспространенная и самая устойчивая реакция нашихграждан на все события12.

Отсюда и такая странная картина,когда массовое недоверие не означает развала строя имассового активного неповиновения. Недоверие ко всеминститутам и силам предполагает отказ от активных действий в пользу кого бы то ни было, а значит, становится факторомнеустойчивого общественного баланса.

Все сказанное выше сохраняет своюактуальность не только для 1993 г., но и для всего последующегопериода.

В данной работе мы также находимподтверждение правильности нашего выбора 1995 г. в качестве исходной точкиисследования, так как все предыдущие выборы происходили в момент значительнойглубокой трансформации общественного сознания, а «романтический» характерэкономических и политических реформ привел к доминированию идеологическоймотивации на выборах.

        1. Факторы и ресурсов общественного мнения вусловиях "постмобилизационного общества"13

Из этой работы мы узнаем, что снижениеуровня острой напряженности после осени 1993 года было оплачено разрывом междудействующими в массовом сознании критериями оценок "общего" и "собственного"положения. Оценки "положения семьи" всегда выше оценок "положения в своемгороде (сельском районе)", а они, в свою очередь, выше оценок "положения встране"14.

Объяснение парадоксального на первыйвзгляд разрыва в оценках состоит в том, чтоиспользуются разные типы информационных каналов: впервом случае (своя семья) — это личный опыт, в последнем (страна)— СМИ, впромежуточной ситуации города действуют и тот, идругой каналы. Причем критерии обыденного здравогосмысла ("своей рубашки") неизменно приводит к болееспокойным оценкам. При характеристике же общегоположения работает другой, задаваемый системоймассовой коммуникации, критерий тревожности.

В период между выборами важна возможностьболее эффективного использования ресурсов15. К политическим ресурсам в первом приближении можно отнести:

а) возможности активизации "молчальников", то естьтой половины избирателей, которая не участвовала впрошлых выборах и не выражает политическихпредпочтений или просто не намерена голосовать набудущих выборах;

б) потенциал "дрейфа" партийных симпатий населения,который происходит практическинепрерывно;

в) наконец, тенденции трансформации лозунгов ипрограмм самих участников политическогосоперничества.

        1. Факторы переменные и постоянные: сводныймониторинг 1994-199516

Из данной работы следует необходимостьвыявления экономических факторов общественного сознания, а именно готовностинаселения терпеть, в период между выборами, ведь стабильность доли граждан,оценивающих свою позицию в категориях "можно терпеть", – залог устойчивости общества,способного "гасить" или демпфировать все негативные явления (падение жизненногоуровня, неуверенность в сохранении собственного статуса и другие). Это один избазовых механизмов поддержания социального равновесия.

Реальное положение значительной частинаселения действительно является средним; с другой стороны, все еще сильныустановки советского времени «не выделяться». Разницу в социальном содержании широко распространенногостатуса "способных терпеть" можно понимать, по меньшей мере,четырьмя разными способами:

  1. готовность терпеть как камуфляж, компонент или условие успеха (то есть это позиция типа "все нетак плохо...", прикрытая более осторожным ярлыком);
  2. терпение, связанное с надеждой,как условие успеха, возможно, в будущем;
  3. терпение, обусловленное отчуждениемили изоляцией респондента от социально-политических иподобных им реалий и интересов;
  4. терпение как апатичное равнодушиек своей и общей судьбе.

Рассматривая такой показатель, как "интереск политике", обнаруживается, что для большинства он заключается в интересе кинформации, к "разговорам" ополитике. В этом, как представляется, ключедва ли не ко всем основным парадоксам современнойроссийской политической жизни. Сколько-нибудь активного массового политическогоучастия в стране не было в советское время, нет и сейчас. Ни официальнопризнанных, ни неформальных структур массового политического участия так и невозникло17.

Участие же в многопартийных избирательныхпроцессах не вводит население в активную политику (хотя бы потому, что несоздает взаимно обязательных связей между избирателями и избранными), но лишьпродолжает традицию "зрительского" участия в спектакле. Притом уже безэмоциональной вовлеченности, с холодным равнодушным любопытством и отчасти срасчетом "самому худшему" злу противопоставить "не самое худшее".

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 21 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.