WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 48 |

При заполнении опросника «Ана­лиз семейных взаимоотношений» (АСВ)на сына выявила у себя пси­хологическую проблему «расшире­ние родительских чувств» (РРЧ), т.е. в общении со своим сыном старалась удовлетворить не только потребности вродительской любви, но и отчасти эротические потреб­ности,заблокированные в отноше-

ниях с мужем. Воспитание сына носило с еестороны характер «по­творствующей гиперпротекции».

Муж при аутоидентификации по словеснымхарактерологическим пор­третам выбрал конформный портрет и отчасти инертно-импульсивный. ПоАСВ обнаружил воспитательную неуверенность.

На первом сеансе семейной психо­терапии (которую мы проводили с Г.С. Крыловой) супругам поочеред­но был задан вопрос: «В чем они видят проблему». Галина С. веласебя наступательно, активно, сразу же сказала, что главная проблема— ее муж и егонеумеренное пьянство: «Мужа нужно госпитализировать и лечить». Андрей С. оченьсерьезно слушал свою жену и покорно кивал головой: «Да, я болен, выпишите мнекакие-нибудь таблетки». На первом и последующих сеансах был выявлен «семейныймиф» ', который поддер­живал сложившиеся дисфункцио­нальные стандартывзаимоотноше­ний испособствовал выделению чле­на семьи —«носителя симптома». Жена, неосознанно прикрывающая­ся образом (ролью) жертвы— «женщины оченьчувствительной, слабой», на самом деле играла ли­дирующую роль в семье иманипу­лировала мужем,поощряя его на блокировку своих эмоций. Такое «управление» своими эмоциями, вчастности агрессивными, приводило к их суммированию, накоплению и кризисномунеуправляемому их про­явлению в состоянии алкогольного опьянения.

Начиная с первого и до третьего сеанса мужсидел с бесстрастным лицом и лишь модуляциями голоса иногдапоказывал, что онпере-

1 В семьях с нарушенными отношениями, в«невротических» семьях, т. е. в тех случаях, когда «образ семьи» (формаколлективной психологической защиты - - Э.Г.Э. и В.В.Ю.) неадекватен, онстановится, по существу, неким согласованным «мифом», который по­зволяет семье и се членам сохранитьидеа­лизированныепредставления о себе [Миши­на Т. М., 1983].

живает. Такое поведение явнораз­дражало Галину С, иона заявляла: «Ну, конечно, тебе наплевать на меня». Галина С. явноориентиро­валась намужчину-психотерапевта и бросала молчаливый вызов мужу: «Видишь, каким мужчинойнадо быть!». Так продолжалось до тех пор, пока Галина С. не подверглась атакесо стороны «обожаемого» ею психотерапевта. Заметив, что она несколько разговорила о пережи­ваемом ею страхе, а демонстри­ровала невербально раздражение излость, ей было задано несколько вопросов об ее эмоциональном со­стоянии, а затем эту проблемупсихо­терапевтвоспроизвел в виде техни­ки «зеркала» с определенным уси­лением: «Значит, я, Галина С,сейчас переживаю страх», — в то время как мимика психотерапевта, его напряженная поза исжатые кулаки гипертрофированно отра­жали агрессивную эмоцию.Гали­на С, увидев это,заплакала, появи­ласьбурная вегетативная реакция. Затем мы пытались привлечь ее вни­мание к поведению мужа. Андрей С.переживал неподдельную муку, сочувствовал жене, но в то же время привычнопытался взять свои эмо­ции под контроль и обесценить их значение для себя. Возникшаяситуа­ция была«проиграна» между психо­терапевтами: «Что испытывает А'нд-рей С. и что ему следует сделатьс обидчиком». «Обидчик» получил от котерапевта агрессивную эмоцию, а Андрей С.стал успокаивать жену в позиции отца, склонившегося над плачущимребенком.

Разрушению «семейного мифа» способствовалитехники конфронта­ции сэмоциональными пережива­ниями, заимствованные из гештальт-психотерапии [Pearls F., 1969] ипо­лучившие в переводевольное на­звание«перевертыши». Галина С. последовательно проигрывала ситуа­ции страха, в которых оказываласьменее аутентичной; агрессии, кото­рые ей удавались лучше, но как агрессивные ею ранее невоспринима-

141

лись. Андрей С. проигрывал эмоции:«спокойствие», «гнев», «сочувствие». Последние две проигрывалисьнаи­более спонтанно иаутентично.

Галина С. созналась, что она мало чтопонимает в своих отношениях с мужем, но чувствует, что в ней что-то произошло,и она начала смотреть на многое по-новому.

К сожалению, программа семей­ной психотерапии до концавыпол­нена не была, таккак предстояла выписка больной из стационара и возникли трудности на путиамбу­латорного еепродолжения.

Катамнез через 1 год: симптома­тика в значительной степениумень­шилась. Ценитзаботу и внимание мужа к себе, «стали ближе друг к другу. Другие варианты вжизни нам не светят».

СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ПРИШИЗОФРЕНИИ

Исследования, посвященные роли семьи впатогенезе шизофрении, сыграли значительную роль в раз­витии семейной психотерапии. Срединих следует указать работы D. Levy (1932, 1938), J. Kasanin, P. Sage (1934), L.Despert (1938), D. Gerard, F. Siegel (1950). Они обратили вни­мание на своеобразиевзаимоотно­шений всемьях лиц, больных шизо­френией, и пытались проследить роль семьи в этиологии болезни.Последующие исследования охва­тили широкий круг аспектов жизне­деятельности семьи больныхшизо­френией: изучалисьособенности ком­муникации в семье, ролевые ожида­ния в ней, соотношениеэмоциональ­ных икогнитивных процессов, уро­вень конфликтности, распределение влияния между членами семьи,взаимосвязь с окружающим миром и др. [Мишина Т. М., 1978; Bach О., 1976; BarkerPh., 1981].

Охарактеризуем ряд направлений проведенныхисследований.

Нарушения мышления у боль­ного шизофренией и семья. Висто­рииизучения шизофрении всегда

142

отмечался повышенный интерес к особенностямпознавательных и прежде всего мыслительных про­цессов у лиц, больных шизофренией.При шизофрении имеют место на­рушения ассоциативных процессов, способности к логическомумышле­нию, понятийногомышления, актуа­лизациисведений из памяти [Вы­готский Л. С, 1932; Зейгарник Б. В., 1958; Поляков Ю. Ф., 1972;Скоб-цова А. Л., 1976]. Социально-психо­логические исследованияпоказы­вают огромнуюроль семьи в форми­ровании и развитии мышления у ребенка. Основную роль при этомиграет общение с ребенком родите­лей. Они направляют формирова­ние мыслительных навыков,демон­стрируют, общаясьс ним, правиль­ноемышление. В общении с роди­телями ребенок учится использовать свое мышление для освоенияок­ружающейдействительности, реше­ния разнообразных проблем. Понят­но, что исследователи стремилисьвыявить влияние семьи больного шизофренией на возникновение и развитиемыслительных процессов, в частности ее роль в появлении нарушений мышления,характерных для шизофрении. Проведенные за по­следние десятилетия исследованияпоказали, что условия жизнедеятель­ности такой семьи затрудняют фор­мирование у ребенка особенностеймышления, характерных для здоро­вых, и, напротив, способствуют на­рушениям, которые характерны длябольных. Противоречивы коммуни­кационные отношения родителей с ребенком. Речь идет прежде всего обинтеллектуальной противоречи­вости —чаще всего о требовании родителей к ребенку, которое про­тиворечиво и потому невыполнимо вдействительности, но эта противо­речивость оформлена так, что не опознается ребенком. Такоеотно­шение получилоназвание «двой­нойсвязи» [Bateson J., 1956]. По мнению J. Bateson, при этом возни­кает психологическое состояние,близкое к тому, которое изучалось

И. П. Павловым в известном опы­те: подопытная собака оказалась нев состоянии различать весьма похожие между собой по форме, хотя и различные позначимости, круг и эллипс. Это состояние мысли­тельного, а затем иобщепсихиче­ского«срыва». Автор гипотезы «двойной связи» указывает, что эта связь наиболеесильна при наличии дополнительного условия. Отноше­ния в семье построены так, что уребенка нет возможности уклонить­ся от разрешения указанного про­тиворечия. В работе приводитсязначительное число клинических наблюдений подобных явлений в семьях больныхшизофренией. Один из типичных случаев — взаимо­исключение содержания того, чтоговорит родитель, с тоном, мимикой (например, выражения любви ледя­ным тоном). Родитель больногошизофренией нередко упрекает его в холодности и одновременно в не­умении сдерживать проявления.своихчувств [Bateson J., 1956]. ■Ребенок в этих условиях постоян­но чувствует себя сбитым с толку,не обнаруживает логики, законо­мерности. Развитие мышления при этом затруднено.

i Нарушениям мышления, харак­терным для шизофрении,способ­ствует инелогичность, парадоксаль­ность взаимоотношений в семье. Семья — это тот участокдействи­тельности, вкотором ребенок дол­женразобраться в первую очередь. От него требуется понять взаимо­отношения в семье, требования другк другу членов семьи и на этой основе строить свое собственное поведение. Семьилиц, больных шизофренией, однако, тем и отличаются, что в их поведении нетясной, доступной пониманию ребенка логики. Важное явление, отмеченное другимвид­ным исследователемL. Wynne (1958), — этохарактерные для этих семей «псевдоотношения», а- имен­но «псевдовзаимность» и«псевдо­вражда». Для«псевдоотношений» характернопротиворечие между

провозглашаемыми ролевыми тре­бованиями и тем, какое поведение вответ на эти требования в дейст­вительности ожидается. В резуль­тате складывается ситуация, когдасредства, обычно используемые семьей для того, чтобы помогать ее членам строитьсвое поведение в соответствии с требованиями семьи (вербальные указания,санк­ции и др.), всемье больного шизо­френией вводят его в заблуждение, затрудняют «улавливание»последо­вательностисемейных взаимоот­ношений. Алогичность, противо­речивость действительности, ско­торой сталкиваетсяребенок в своей семье, становится тормозом в раз­витии его мышления, которое толькои может развиваться на познании закономерностей действительности ииспользовании этих знаний для ее освоения.

Другой источник «алогичности» семейныхотношений в семьях боль­ных шизофренией описан извест­ным английским исследователем R.Laing (1965). Он назвал его «мистификацией» в семейных взаи­моотношениях. Длявзаимоотно­шений втаких семьях характерно то, что члены их вводят друг друга в заблуждениеотносительно мотивов своих и чужих поступков. Мать говорит мешающему ей своейвесе­лой игрой ребенку:«Ты уже устал и хочешь идти спать». По R. Laing, это пример «мистифицирующего»высказывания. Мать «вытесняет» собственный эмоциональный опыт ребенка, заменяяего своим мис­тифицирующим. «Мистификация» встречается в той или иной мере влюбой семье, но она особенно вы­ражена как раз в семьях больных шизофренией.

На объяснение нарушений мысли­тельных процессов при шизофрении взначительной мере нацелены ис­следования представителей милан­ской школы М. Pallazolli (1978).Усилия их направлены на изучение явления, которое они обозначаюттермином «парадоксальная игра».

143

Структура взаимоотношений в семье больныхшизофренией во многом аналогична игре, правила которой таковы,- что обе стороныочень за­интересованы ввыигрыше, но ни одна в действительности не может выиграть. На эту абсурднуюситуа­цию члены семьиреагируют абсурд­нымидействиями. Их закрепление в качестве навыка мышления, вос­приятия, поведения в значительноймере содействует нарушениям мыш­ления. Длительная семейная пси­хотерапия, получившая название«контрпарадокса», приводит к по­ложительным результатам.

Л ичностно-эмоциональные на­рушения при шизофрении и семья.Характерная особенность наруше­ния личности при шизофрении — это «аутизм, отрыв от реального,нарушение единства переживаний, эмоциональные расстройства в виде побледненияаффекта, его неадек­ватности, амбивалентности» [Суха­рева Г. Е., 1974]. Роль семьи вфор­мированииправильных взаимоот­ношений ребенка с действитель­ностью, а также его адекватныхреакций на разные явления дейст­вительности широко признана. Во взаимоотношениях с родителями вомногом формируется активность ребенка, стремление и умение решать возникающиепроблемы.

Изучение родителей лиц, больныхшизофренией, показывает, что ха­рактерный для них стиль воспита­ния «отрывает» ребенка отреаль­ности, парализуетего активность. В таких семьях встречается зна­чительно выраженная «потакающаяопека» [Levy D., 1930]. Этот тип взаимоотношений «отнимает у ребен­ка проблемы», необходимые для егоразвития, для освоения приемов их решения. Другой относительно частовстречающийся тип взаимо­отношений — подавляющий актив­ность и самостоятельность ребенка тип контроля. В отношенияхроди­телей к ребенку,который в будущем заболевает шизофренией, нередко проявляется еще одинхарактерный

144

вид отношений: мать и отец непо­могают ребенку врешении встаю­щих.перед ним проблем, а лишь подвергают критике любые его по­пытки так или иначе решить их[Rei-chard S., Tillman С, 1950]. G. Pan-kow (1968) пишет о «шизофрено-геннойматери», «ребячливой мате­ри», которая ожидает от своего ре­бенка материнского отношения ксебе.

Особенность отцов больных шизо­френией описана Th. Lidz, В.Par­ker, A. Cornelison- (1956). Среди них выделяются: 1) отцы, предъ­являющие нереальные требованияженам и в борьбе с ними стремя­щиеся создать коалицию с детьми; 2) отцы, соперничающие ссыновья­ми в борьбе завнимание жены и влияние на нее, активно стремятся подорвать уверенность сыновейв себе; 3) отцы, одержимые идеями величия; они одновременно чаще всегонеудачники, не имеют никако­го авторитета в семье, полностью подчиняются женам.

Проведенные исследования по­казывают, что семья больногошизо­френией, какправило, содействует нарушениям его личности, формиро­ванию таких неблагоприятныхиз­менений, как аутизм,амбивалент­ностьвзаимоотношений с окружаю­щими, непоследовательность и про­тиворечивость представлений оса­момсебе.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.