WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 48 |

3. -Встречающиеся на протяжении жизнинеосознанные страхи, приво­дящие к постоянному реагированию по типу «бегство — борьба», сопро­вождаются гипергликемией.По­сколькупсихологическое напряже­ние адекватно не реализуется, диабет может развиваться из начальнойгипергликемии.

Показано, что нарушение ролевой структуры вродительских семьях приводит к лабильному течению и приступам кетоацидоза удетей и подростков, больных инсулинзави-симым типом сахарного диабета. S.Minuchin (1974) описывает семью Коллинзов, обе дочери которых —-Вайолет 12 лет и Диди 17лет— с детствастрадают сахарным диабе­том и получают инсулин. У старшей дочери лабильное течение болезни,обострения которой сопровождаются приступами кетоацидоза, длительно некупирующимися увеличением доз инсулина. Пробы на физиологиче­скую лабильность у обеих сестероказались одинаковыми.

С этой семьей, с их согласия, был проведенэксперимент, который за­ключался в том, что родители былиподвергнутыпсихологическому

стрессу, за которым дочеринаблю­дали из другогопомещения через односторонне прозрачное стекло. У всех членов семьи определялиуровень свободных жирных кислот (СЖК), которые являются одним из биохимическихиндикаторов эмо­ционального стресса. Уровень СЖК возрастал через 5—15 мин после стресса.

После завершения стрессовой си­туации детей пустили к родителям.Выяснилось, что девочки играют разные роли в отношении родителей: каждыйстарался привлечь Диди на свою сторону, чтобы разрешить

137

только что возникший супружеский конфликт.После этого уровень СЖК у родителей стал снижаться. Сни­жался он и у Вайолет, на которуюникто из родителей во время ссоры не обращал внимания. У Диди доль­ше всех держался высокий уровеньСЖК. Очевидно, что разрешение ролевого конфликта в данной семье не приведет квыздоровлению доче­рей,но сделает течение заболевания у Диди более благоприятным.

Таким образом, семейная психо­терапия является важнейшимком­понентомреабилитации больных сахарным диабетом, особенно детей иподростков.

Язвенный колит и болезнь Крона. Этиологияданных заболеваний в настоящее время неясна. Обсужда­ются бактериальная, вирусная ииммунологическая теория пато­генеза.

Ведущая личностная психологи­ческая проблема — алекситимия [Marty P., de M'UzanM., 1963]. По мнению Н. Freyberger (1969), у больных с язвенным колитомиме­ются чертыинфантильности, наклон­ность к депрессивным реакциям, ко­торые представляют собойрезуль­тат подавленияагрессивных импуль­сови эмоций.

У одного из наших пациентов — Михаи­ла К-, 41 года, был диагностированязвен­ный колит собширным кровотечением. На протяжении всей своей жизни он характе­ризовался повышенным чувствомответст­венности,обязательностью, пунктуальностью, постоянным и жестким контролем своих эмоций.Как удалось показать с помощью техники «зеркало», в процессе семейнойпсихотерапии выражение лица у него чаще всего было бесстрастным или деловитооза­боченным. Всостоянии алкогольного опьяне­ния он, по словам родственников и друзей, преображался — становился спонтанным,оживленным, раскованным, словоохотливым, легко устанавливал контакты ираскрывался перед собеседниками. Такое эмоциональное состояние также было«проиграно» его род­ственниками и потом обсуждено.

Многие годы больному не удавалоськонструктивно построить свои отношения с женой. Он часто становился объектом еепридирок и регламентации, был недоволен этим, в то же время ничего не менял всвоем поведении и не стремился к пониманию ис­токов такого отношения жены к себе.Изредка

138

реагировал на критику в свой адрес тем, чтоуходил из дома, совершал агрессивные по­ступки по отношению к жене, потомрас­каивался и просилпрощения. Обнаруживал выраженную психологическую зависимость от алкоголя. Радивыпивки шел на конфликты в семье. На работе характеризовался поло­жительно, имел репутацию «человекадела». За 3 года до болезни согласился в порядке соискательства выполнитьдиссертационную работу. Собрал большой материал, но по разным причинамотказывался от его об­работки и написания самой диссертации. По некоторым невербальнымпризнакам в поведении больного при обсуждении этой темы можно было предположитьпережива­ние им страхаи неуверенности, которые он сам до конца осознать не мог.

В задачу проводившейся семей­ной психотерапии входилоспособ­ствоватьсоприкосновению больного с различными сторонами своего эмоционального опыта,осознанию роли, которую он играл в семье (написание диссертации какпо­пытка повышениясвоей значимости в семье им также не осознавалось), повысить веру в своиистинные воз­можности.

Заканчивая обзор различных ас­пектов семейных исследований исемейной психотерапии при психо­соматических заболеваниях, следует сказать, что здесь практическипри­менимы все методы итехника, кото­рыеимеются в ее арсенале. Факто­ром, структурирующим процесс пси­хотерапии и иерархизирующимпо­следовательностьприменения техник семейной психотерапии, является психологическое звенопатогенеза того или иного психосоматического заболевания.

В качестве примера семейной пси­хотерапии при системном неврозе сгастралгическим синдромом при­ведем наблюдение.

Больная Галина С., 39 лет. Находилась настационарном лечении в отделении нев­розов и психотерапии Ленинградскогонаучно-исследовательского неврологического инсти­тута им. В. М.Бехтерева.

Предъявляет жалобы на боли ноющегохарактера в эпигастральной области, тошноту, которые появляются послеэмоционального напряжения. Кроме того, жалуется на да­вящую головную боль, которая носитпо­стоянный характер иострее всего ощущается в височных областях.Бывают прнступооб-

разные головные боли, сопровождающиесяголовокружением, тошнотой, сердцебиением, ноющей болью в эпигастрии, «точками»перед глазами.

Родилась в Ленинграде от нормальнопротекавшей беременности. Росла единствен­ным ребенком в семье. Психомоторноераз­витие безособенностей. Перенесла детские инфекции. Мать больной страдала открытой формойтуберкулеза легких, была строгой, «мужественной и нравственной». В возрасте 12лет Галина С. заболела туберкулезом легких. С учета в тубдиспансере была снятав 1965 г. в возрасте 17 лет. Отец по характеру был добрым, мягким,заботливым.

В школе училась средне, средисверст­ников держаласьобособленно -—стеснялась их, боялась, что ее «не так оценят». Себя считала зависимой, слабой,недостойной вни­манияокружающих. Много времени прихо­дилось тратить на домашние заботы, ухажи­вать за больнойматерью.

Месячные с 11 лет, регулярные,умерен­но болезненные.Половое влечение и интерес к лицам противоположного пола — с 14 лет. С 30 лет нарушениемесячного цикла, месяч­ные стали скудными, болезненными, отмеча­ется предменструальное напряжение.В юно­шеском возрастеухаживаний старалась избегать — «нехорошо, недостойна, было мно­го хлопот по дому>. Платоническивлюбля­лась всверстников. После 8-го класса по­ступила в техникум, который затем и за­кончила. Работала в должностиинженера. С работой справлялась, но интереса к ней не испытывала.

Незадолго до окончания техникума умерламать больной, а через полгода — отец. Оста­лась одна в квартире, без друзей и близких людей. Вспоминая о техгодах, больная говорит: «Я никогда не была лидером, всегда находилась подопекой матери, старалась делать только то, что она бы одобрила. По характерувсегда была слабой, чувствитель­ной. Страх охватил меня». Через отдален­ных родственников познакомилась смуж­чиной старше себя,который ей не понравил­ся, любви к нему не испытывала, но на пред­ложение выйти за него замужответила со­гласием— «боялась остатьсяодна». Поло­вая жизнь смужем с 19 лет. Сексуальные отношения удовлетворения не приносили,вос­принимала их какнеобходимость, мечтала о другом мужчине — «интеллигентном,возвы­шенном, способномна сильное необычное чув­ство, на рыцарские неожиданные поступки».

Через год совместной жизни появилисьголовные боли, которые практически в даль­нейшем не проходили. В это же времяродил­ся сын. Перваяполовина беременности со­провождалась токсикозом, роды в срок, без патологии. Грудью кормиладо 6 мес, а за­теммолоко пропало. Сын для больной ста­новится чем-то очень дорогим, близким. Все свое свободное времяпроводит с ним, совсем забыв о муже. Углубленно интересу­ется учебой сына, сопровождает егов кружки,

обсуждает с ним все проблемы. Когда сын вподростковом возрасте стал увлекаться рок-музыкой и мечтал организовать свойансамбль, стал подолгу проводить время на репетициях и «тусовках», матьпереживала разлуку с ним. Предложила, чтобы репетиции проходили у них дома,причем сама согла­силась занять вакансию ударника.

Сексуальные контакты с мужем почтипрекратились. В связи с тем, что он алкого-лизировался, говорила сыну: «Как намне повезло с отцом». Постепенно сын, несмотря на теплое отношение к нему отца,стал под влиянием матери отдаляться от него. В школе учился неровно, многовремени посвящал музыке. Знал, что дома отцу не дано права во что бы то ни быловмешиваться, а мать всегда пожалеет и возьмет под защиту. По­следние 2 года связался с«системой», от­растилдлинные волосы, надолго уходил из дома. Уклонялся от трудовой деятельности.Мать болезненно переживала повзросление сына и отдаление его от семьи. Ждала,когда его призовут в армию -- «человеком станет». Зато сейчас, когда этопроизошло, почувство­вала, что обстановка дома стала совсем не­выносимой, — «никому не нужна».

В то же время высказывает желание сохранитьбрак, но как-то изменить при этом мужа. Недовольна его социальным статусом— по образованию онинженер, а стал рабочим, чтобы больше зарабатывать. Временами испытывает к мужусильную агрессию, «хочется его задушить». Считает его алкоголиком, «страшнымчеловеком». Муж напивается 1—2 раза в месяц. В со­стоянии алкогольного опьянения становится неузнаваемым — из тихого, мягкого,«неза­метного»превращается в агрессивного с непредсказуемым поведением. Может сказать все,что думает, оскорбить, что-нибудь сло­мать, разбить. Жену при этом ниразу не ударил. Жена замечала, что у мужа в состоя­нии опьянения зрачки становятсяузкими, речь —невнятной, меняется даже почерк. На следующее утро воспоминанияотрывоч­ные, мужчувствует себя виноватым, просит прощения.

В динамике заболевания Гали­ны С. можно выделить следующиемоменты: 10 лет назад появились приступы головной боли, которые начинались сголовокружения, «точек перед глазами», тошноты, дрожи в теле. Приступыснимались приемом беллатаминала.

Полтора года назад в структуре приступовстали возникать боли в эпигастральной области, а в тече­ние последних 9 мес — постоянные ноющие боли вэпигастрии, усили­вающиеся при эмоциональных на­грузках.

139

В беседе с мужем больной — Андреем С—удалось выяснить, что с моментазнакомства с женой ему приходилось постоянно сдержи­ваться: «Галя такая чувствительная,тонкая. Ее нужно оберегать, иначе у нее разболится голова». Выполнял по домувсе работы. Возвращаясь домой после рабочего дня, заставал одну и ту же картину— страдаль­ческое лицо жены. Уходил к себе вкомнату, старался ходить неслышно и не попадаться на глаза жене. Воб­щении с ней привыкне позволять себе свободно проявлять эмоции, быть раскованным. Жену считаетцентральной фигурой в семье, от ко­торой зависит принятие любого реше­ния. Замечал, что жена склонна кагрессивным реакциям, в то же время очень болезненно реагирует, если он себепозволяет быть «неподкон­трольным». После работы с друзьями привык пить пиво. Примерно1—2 ра­за в месяц крепко напивался. Всо­стоянии опьянениябродяжничал по улицам, вернувшись домой, устраи­вал скандалы: «Говорил то, чтоду­мал. Словноперегретый пар из меня хлестал».

По инициативе жены, неодно­кратно консультировался у врачей— сексопатологов инаркологов. Был признан здоровым, к большому раз­очарованию жены никаких лекарствмужу не назначали и на учет в пси­хоневрологический диспансер не по­ставили.

Супруги изъявили желание прой­ти курс семейнойпсихотерапии.

Объективно: сознание не помра­чено; больная контактна. Охотноописывает свои жалобы, явно до­вольна тем, что ее подробно рас­спрашивают и дают ей возможностьвысказаться. Себя подает как стра­дающую сторону в длительном семей­ном конфликте. Всю вину засложив­шиеся в их семьеотношения воз­лагает намужа, которого считает алкоголиком, «неотесанной деревен­щиной». Очень подробно и с явным,хотя и неосознаваемым ею, удоволь­ствием рассказывает об алкоголизме

140

мужа, каким «страшным» он при­ходит домой. Считает, что его надолечить в психиатрической больнице.

В общении с врачом проявляет чертыдемонстративности и чувст­вительности. При расспросе о семей­ной жизни плачет, очень настойчивав своей версии заболевания — «я жертва сумасшедшего мужа, и мне никто не хочет помочь». Даже ине подозревает, что могут быть какие-то альтернативы ее представлениям осемейных ролях.

Настроение снижено, но выражен­ной депрессивной окраски аффектанет. Бредово-галлюцинаторные пере­живания не обнаружены. Память не нарушена. Интеллектсоответст­вуетобразованию, культурной сре­де. Мышление носит образный, кон­кретный характер.

Неврологически: без очаговой па­тологии.

Соматически: невысокого роста, астеническойконституции, обыч­ногопитания. Умеренная болезнен­ность при пальпации в эпигастраль-ной области.

ЭЭГ — определяются изменениябиоэлектрической активности коры головного мозга диффузного харак­тера с вовлечением подкорковыхструктур. Анализы крови и мочи —г-без патологии. Исследование желу­дочного сока выявилонезначитель­ноеповышение общей кислотности. При рентгеноскопии желудка при­знаков язвы невыявлено.

Психологическое обследование по методуаутоидентификации по сло­весным характерологическим портре­там (СХП) — в качестве подходя­щих больная выбраладемонстра­тивный исенситивный портреты.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.