WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 48 |

члены такой семьи предвидят только ближайшиепоследствия, не учиты­вая более отдаленных. Мать с субъ­ективными представлениями такоготипа резко возражает против увле­чения подростка техникой, так как оно создает беспорядок в доме,со­вершенно не думая отом, что это увлечение может ему оказаться по­лезным в дальнейшем, поскольку оноудерживает его от контакта с не­благоприятно влияющими друзьями. В-третьих, «антипсихологичность»членов семей с таким типом модели, нерефлексивность их семейныхпред­ставлений создаетсерьезные трудно­сти входе семейного консультиро­вания и осуществления семейной пси­хотерапии. Члены таких семей,обра­щаясь кконсультанту, верят, что против любого, не устраивающего их явления семейнойжизни существует один устраняющий это явление ре­цепт действия. Типичная постановкаими вопроса звучит так: «Что нужно делать, если сын не хочет учиться, мужзлоупотребляет спиртными на­питками и т. п.» Указание психо­лога на то, что для ответа на этотвопрос надо разобраться в психоло­гических особенностях сына или му­жа, вызывает (в полном соответствиис их имманентной теорией «стимул — реакция») ощущение нереалистич­ности, чрезмерной научности,«теоре­тичности»подхода психотерапевта, ощущение, что он «все усложняет», уходит от прямогоответа. Наиболее приемлемой и вызывающей наимень­шее внутреннее сопротивление длялиц с таким представлением о се­мейной жизни является, как правило, индивидуальная поведенческаяпси­хотерапия. Вслучаях, когда она не­приемлема, перед психологом или психиатром возникает необходимостьнемалой работы по «усложнению», «обогащению» субъективного пред­ставления членов такойсемьи.

«Борьба со злыми силами, иску­шающими члена семьи». В основемодели лежит представление о том, что «внутри» человека таятся,стре­мясь вырватьсянаружу, некие «злые

силы». Они-то и становятся источ­ником различныхнеблагоприятных, с точки зрения семьи, видов пове­дения. Лица, склонные к «типовымсценариям» такого рода, представ­ляют себе человека — члена семьи каксущество, обуреваемое многочис­ленными и мощными силами, направ­ленными против семьи. Этосексуаль­ныевлечения (возможность супру­жескойизмены), гедонистические (нежелание тратить силы насемью, трудиться, например, в домашнем хо­зяйстве), неприятие ограничений,не­избежно связанных сжизнью в семье (отказ от «свободной», «беззаботной жизни» и т. п.).Соответственно та­кому представлению, носителимо­дели данного типаискали в объектив­ныхособенностях ситуации и субъек­тивных качествах «героев» предло­женных им заданий нечто такое, что,по мнению испытуемых, могло сдер­жать действие «злых сил». В зави­симости от того, есть ли этисдер­живающие моменты,они и предла­галисвой прогноз поведения. Так, в качестве сдерживающего моментамногие испытуемые с представле­ниями данного типа рассматривалиотсутствие у индивида опыта проти-восемейного поведения.Иначе го­воря, труднее всего оторваться от семьи,утаить часть денег, наказать подростка физическив первый раз. После этого происходит как бы утрата нравственнойневинности, и в следующий раз ужезначительно легче совершить соответствующий поступок.Понятно, что вопрос о том, совершал ли «герой» ранее подобные нарушения, здесьодин из наиболее частых; «А раньше он когда-нибудь обманывал жену Если да, тообма­нет и на этотраз». «А раньше он бил сына Если да, то и на этот раз так сделает». Носителиэтой модели про­являютзаметный интерес к нравст­венным качествам героя. Их интере­сует, настолько ли онивыражены, чтобы быть в состоянии противо­стоять«злым силам». (Вопросы: «А герой— человекс совестью», «Есть ли у него чувство семейного

долга»). Комментарии к вопросам показывают,что и здесь в их пред­ставлении действует правило «пер­вого раза»: если герой однаждыпо­ступился совестьюили чувством дол­га, тов следующий раз эти моменты оказывают значительно меньшее сдерживающеевлияние.

Рассмотрим структуру данной мо­дели. Набор элементов, из которыхсостоит модель «наличие злых сил», невелик, хотя он и несколько больше,чем в «стимульной» модели. Веду­щую роль среди нихиграет пред­ставление о «злых силах». Этот эле­мент — константа,«присущая всем людям». Соблазнизменить, избе­жать неприятностей семейного труда, утаить частьденежных средств — это качество каждого человека, вна­личии которогоиспытуемые настоль­коуверены, что не задают на этот счет никакихвопросов. Второй обязательный элемент— этофак­торы, сдерживающиедействие «злых сил». Третий — внешниеобстоя­тельства,способствующие тому, чтобы «злые силы»вырвались на­ружу. Для других аспектов ситуа­циии психологических особен­ностей личности в модели ненахо­дится места.Модель явно антипси-хологична, моралистична по своему характеру. Онапрактически игнори­руетпсихологические особенности различных людей,рассматривая их семейное поведение исключительно в категорияхнравственной борьбы с соблазнами. Значение данной мысли­тельной модели двойственно. С однойстороны, она направлена на укрепле­ние стабильности семьи; в частности, делая акцентна исключительной важности «первого раза», в какой-то мереоберегает носителей такой мо­дели от опасных для стабильности семьи поступков. По-видимому,такое субъективное представление может выполнятьопределенную роль по сдерживанию на Iстадии развития ряда неблагоприятных особенностей инарушений в личностичленов семьи, в частности алкоголизации,психопатизации. С другой стороны,

47

данная модель стимулирует и мо­ральные чувства индивида в семьеблагодаря тому, что нравственная воля индивида рассматривается как единственныйфактор стабильности семьи.

В то же время антинсихоло-гичность такогопредставления соз­даетсемье целый ряд дополнитель­ных трудностей, в немалой степени осложняющих решение в нейраз­личныхпсихологических проблем. Это вытекающая из «моралистич-пости» склонность,установка на по­давление психологических особен­ностей индивида, а не на ихадапта­цию. Индивиддолжен приспосабли­ваться к семье, а не семья к его психологическим особенностям.Ан­типсихологизмпредставлений о семье данного типа также создает определенные трудности припроведе­ниипсихотерапии. Это трудности, связанные с ориентацией на чисто этическое решениепсихологических ситуаций. Носители подобного пред­ставления уверены, чго единственныйпуть решения любой психологиче­ской проблемы — это установление, кто в данном случае прав или ви­новат. Говоря в ходе психотерапии освоих чувствах, носители этих пред­ставлений более всего интересуются вопросами, имеют ли они правоис­пытывать такиечувства Не явля­ютсяли такие чувства нравственно осуждаемыми Трудность в психоте­рапии и психологическомконсульти­ровании этихлиц создает и харак­терное для них сопротивление пси­хологическому объяснениюпоступ­ков людей, чьеповедение они счи­таютнеправильным. Это сопротивле­ние в значительной мере осознанно или неосознанно связано с ихпред­ставлением о том,что «понять -значит простить» и, следовательно, объясняя поступок человека егопси­хологическимиособенное! ими, мы тем самым оправдываем его пове­дение, так как оно признаетсяне­зависимым от егонравственной воли. Склонность к нравственной интерпре­тации ипоиску моральных причин

различных нарушений необходимо учитывать утаких лиц на самых раз­личных этапах консультирования. Так, отец, обратившийся с жалобамина трудности в поведении подростка (с явной истероидной акцентуацией), во времявторой консультации, пре­одолевая значительное внутреннее со­противление, сказал, что считаетсе­бя виновным внарушениях поведе­нияподростка. Свою вину он видел в том, что поздно женился; сын ро­дился, когда отцу было уже за 40,поэтому он и стал «таким ненормаль­ным». Это обвинение поддерживает и жена. Рациональные разъяснениясо ссылкой на специальную литера­туру о том, что нет никаких основа­ний усматривать связь междувозра­стом отца икакими-то нарушениями поведения сына, не дали результа­та. Тогда консультант изменилтак­тику. Вместе сконсультируемым об­судили тот факт, что отец мог вообще не обзаводиться сыном, чтодало бы ему возможность сэкономить немало здоровья и реализовать многие планы.Вместо этого, жертвуя собой, несмотря на то, что в таком возрасте уже труднеевоспитывать сына, он взял на себя этот труд. Иначе говоря, консультант помоготцу понять нрав­ственную ценность его поступка, В результате чувство вины былоснято, отец почувствовал себя оправданным и с этого момента былпсихологиче­ски готов кпоиску реальных при­чиннарушения в поведении под­ростка.

«Накопление положи/еяьных ка-чесчв». Базоймодели служит пред­ставление о юм, что поведение че­ловека в семье определяетсясоотно­шением междуположительными и отрицательными его качествами и по­ступками. Наивная психологическаятеории, лежащая в основе этой мо­дели, полагает самоочевидным, что любые положительные поступкиин­дивида, совершенныев пользу семьи, повышают вероятность дальнейших «проссмейных поступков». Гочпотак же различные поступки или каче­ства отрицательного планаумень-

шают вероятность того, что индивид вследующий раз выберет правиль­ное поведение.

Судя по вопросам испытуемых дан­ной группы, главными качествами,действующими в пользу правильного (в их понимании) поведения, явля­ются следующие: равнодушие героя кпотреблению алкогольных напит­ков, хорошие отзывы о нем на работе, любовь к чтению, отрицательноеот­ношение клегкомыслию, солидность, любовь к детям, хозяйственность. Прогноз поведениягероев эти испы­туемыестроили, опираясь на «ба­ланс» «положительно» и «отрица­тельно» характеризующих герояот­ветов, полученных отэксперимента­тора.Таким образом, элементами данной модели выступают отдельные качества индивида,причем каждому из них испытуемый приписывал опре­деленный знак, а также некоеин-тегративиое качество, которое может быть обозначено, как «общееотноше­ние к семье».Чем у индивида больше «просемейпых» качеств, тем это отно­шение более ориентировано в пользусемьи и тем выше вероятность, что в противоречивой ситуации индивид выберетименно «иросемейную» ли­нию поведения.

Селективная природа данной мо­дели проявляется, во-первых, вот­вержении ролиобъективных факто­ровситуации. Испытуемые практиче­ски не задают вопросов о материаль­ном положении семьи, выраженностиее потребностей, длительности бра­ка и т. п. Объективным факторам ситуации отводится сугубовторо­степенная рольполигона, на кото­ромпроисходят испытания отноше­ний индивида к своей семье. Это, разумеется, обедняет мыслительнуюмодель, делает ее менее эффектив­ной. Во-вторых, за рамками модели остаются те свойства личности,ко­торым испытуемые немогут одно­значноприписать значение «хоро­ших» или «плохих», например интел­лект, воля. Догадываясь,по-види­мому, что этикачества с примерно равным успехом могутиспользо-

ваться и в социально одобряемых, и всоциально порицаемых целях, испытуемые предпочитают вообще не иметь с нимидела. Связи между элементами модели «накопления ка­честв» носят довольно сложныйха­рактер.Предполагается, что отдель­ные качества (поступки) индивида аддитивны, т. е. что они поддаютсясуммированию с учетом приписан­ного каждому из них знака. Полу­чаемая при этом сумма имеет вдан­ной мыслительноймодели некое по­роговоезначение, достижение кото­рого определяет просемейное или ан­тисемейное поведениегероя.

Подобно модели «злых сил» дан­ная модель играет двойственную рольв жизнедеятельности семьи. Она в определенной мере содействует ин­теграции семьи, так как показывает,что любой поступок в семье важен не только сам по себе, но и в плане измененияотношения индивида к семье. В то же время она формирует у индивида — члена семьи — навык одностороннего подхода ксемейным явлениям, рассмотрению их лишь как положительных и отрицательных иупрощенной трактовке связи между явлениями и различными сторонами жизни семьи.Индивид мало заинте­ресован в понимании истинных ме­ханизмов связи какой-то особенностижизни семьи с другими. Он идет другим путем: пытается выяснить, «положительное»это явление или «отрицательное», и в первом случае приемлет его, во втором— ищет спо­собы противодействия. В ходепсихо­логическойконсультации или психо­терапии такие лица особенно охотно обращаются к понятию«нормаль­ности». Ониупорно стремятся выяс­нить у врача, является ли то или иное их поведение или другихчленов семьи «нормальным».

Убедившись, что оно нормально, успокаиваютсяи утрачивают интерес к дальнейшему его познанию. Семей­ная жизнь при этом представляетсяим как совокупность фактов (явле­ний), каждый из которых должен соответствовать определеннойнорме.

49

Таковы лишь некоторые мысли­тельные модели, выявившиеся придиагностических исследованиях в хо­де психологическихконсультаций.

Как видно уже на примере при­веденных моделей, каждая из нихсоединяет в себе определенное пред­ставление о типовых условиях (чер­тах ситуации) и определеннуюнаив­ную «концепциюличности».Так, в случае «стимульной» модели ситуа­ция представлена набором стимулов,а личность —стандартными реакци­ямина эти стимулы. Во втором слу­чае личность представлена набором динамических «злых сил»— влече­ний, стремящихся вырватьсяна­ружу, и сил,сдерживающих их, а ус­ловия выступают как факторы, так или иначе ослабляющие этисдер­живающиесилы.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.