WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 48 |

Вопросы, которые задавались, фиксировалисьКогда пациент со­общал,что может с точностью опре­делить, как поступил герой, психолог просил его вначале указать,на­сколько он уверен,что правильно установил решение героя («На сколь­ко процентов Вы гарантируете, чтоне ошиблись»—спрашивал психо­лог).После того, как давался ответ (назывался процент), психолог про­сил указать, каким было решениегероя. Обследуемый называл, как, по его мнению, поступил герой. В любом случаеего ответ признавался пра­вильным и подтверждающим тот факт, что он хорошо знаетлюдей.

После этого начиналась II стадияобследования. Пациента просили «поделиться секретом», как ему уда­лось угадать решения героя и что онхотел узнать с помощью каждого из заданных вопросов. Целью второй частиэксперимента было выявление наивно-психологических представле­ний, которые индивид применяет впрактической ситуации. Например, в первой части обследуемый задавал вопрос:«Доволен ли герой своей се­мейной жизнью», а во второй — этот вопрос комментировался:«Если до­волен, то нестанет скрывать деньги и внесет их в семейную кассу». Из этого делался вывод,что обследу­емыйсчитает самоочевидным, что ес­ли человек доволен семьей, то в боль­шей мере учитывает интересысемьи,

чем если он недоволен. Выявленная такимобразом «самоочевидная» связь и является одной из присущих пациенту наивныхтеорий. Слово «са­моочевидная» мы поставили в ка­вычки, так как для другогочело­века самоочевидноймогла оказаться как раз противоположная связь: чем более доволен семьей, темменее склонен отдавать ей все силы («Раз и так все хорошо, так зачем отдаватьденьги»).

На третьем этапе обследования проводиласьобработка полученных результатов. Обработка эта вклю­чала установление уровня сложностипредставлений, которыми оперирует обследуемый. Каждый отдельный факт,содержавшийся в задании (рассказе психолога) и ответах на вопросы,рассматривался в качестве элемента представления обследу­емого о ситуации и личностиуча­ствующего в нейгероя. Если, на­пример,испытуемый задавал мало вопросов, делался вывод, что для уверенногопредсказания ему требу­ется немного фактов и что, следо­вательно, его субъективная модельситуации состоит из малого числа элементов, т. е. относительно проста. Если жевопросов было много, при­знавалось, что субъективная модель сложна (состоит из большогочисла элементов). Далее следовала «рекон­структивная» стадия обработкиполу­ченныхрезультатов. На основе за­фиксированных вопросов испыту­емого и его пояснений к нимуста­навливаласьсовокупность его на-ивио-психологических представлений и реконструировалосьпредставление обследуемого о ситуации. При этом основное внимание уделялосьвы­яснению, что вситуации индивид считает самоочевидным и что для него является объектомвыяснения, что индиузид включает в свое пред­ставление о ситуации и (это неменее важно) чего он не учитывает, игно­рирует.

Далее на основе полученных све­дений устанавливалась связьнару­шений в семейномпредставлении с

наблюдаемыми нервно-психическимирасстройствами.

Основные результаты применения методическойпроцедуры в клиниче­ской практике. С помощью описанной методики нами обследовано 60па­циентов, проходившихсемейную пси­хотерапию(44 женщины и 16 муж­чин), с различными диагнозами (неврозами и неврозоподобнымисо­стояниями,декомпенсациями психо­патий, алкоголизмом, сексуальными нарушениями, суицидальнымповеде­нием).

Исследования показали принци­пиальную возможность выявлениясемейных представлений о различ­ных семейных ситуациях.

Установлено, что эти представле­ния высокоселективны: относительнопросты по структуре и включают от­носительно мало элементов. Так, 180 полученных представлений обот­дельных ситуацияхраспределились по их сложности (числу включаемых элементов) следующим образом:19 % — наиболеепростые представ­ления,опрашиваемые брались уве­ренно установить, как поступил ге­рой, не задав ни одного вопроса(при­митивныепредставления); 35% —простые представления (до 5 вопро­сов) ; 32 % — представления сред­ней сложности (6—10 вопросов); 14%—сложные модели (11 вопро­сов и более).

Не выявлено статистически значи­мой связи между сложностью модели иуверенностью предсказания. Факт преобладания относительно простых моделейтребует серьезного внима­ния и учета в психотерапевтической работе. Он свидетельствует отом, что, принимая различного рода реше­ния, члены семьи исходят, какпра­вило, из небольшогочисла особен­ностейситуации. Существующие у обследованных пациентов навыки представления ситуациии анализа ее в большинстве случаев являются на­выками «экспресс-анализа»,ори­ентируются нанебольшой объем из­влекаемой из памяти и дополни­тельно получаемойинформации.

43

Естественно, возникают вопросы: каковыпсихотерапевтические пер­спективы усложнения этих представ­лений Можно ли, проводя работу повключению в представления о си­туации (в «типовой сценарий», «на ивно-психологическиепредставле­ния») новыхэлементов, нужных, по­лезных, с точки зрения коррекции, добиться изменения поведенияРа­зумеется, ответ наэти вопросы может быть получен лишь в практической психотерапии Опыт такойрабо1Ы описан в соответствующем разделе настоящей монографии.Определен­ноепредставление о том, что про исходит в случае такого изменения представления и,в частности, его обогащения, дают данные дополни­тельного исследования, проведенногов ходе применения процедуры «На­ивная семейная психология». После того, как пациент заканчивалпредъ­явление своихвопросов и сообщал, как, по его мнению, поступил герой, исследователь спрашивалего: «Вы бы хотели взглянуть на вопросы, ко­торые задавали другие люди» Обычно(за одним исключением) па­циент изъявлял такое желание. Тогда психолог предъявлял ему большойсписок всевозможных вопросов (об­щая численность — 50), относящих­ся к данной ситуации и личности героя. Обследованный просматривалих, после чего психолог спрашивал: «Может быть, среди чтих вопросов есть такие,на которые и Вы хотели бы получить ответ» Все обследован­ные заявили, что хотели бы задатьтакие вопросы. В качестве характе­ристики активности была избрана такая мера: число вновь заданных,дополнительных вопросов меньше, равно или превышает число само­стоятельно заданных. Результатыоказались следующими: 20 человек задали столько же или меньше но­вых вопросов; 13—больше новых вопросов, чем былозадано самостоя­тельно.Особенно важно то, что но­вая информация (существенное ус­ложнение представления) оказалазначительное воздействие на пред-

44

сказание поведения героя. В I 1слу­чаях (33 %)обследуемые под влия­нием новой информации ичменнли вывод, хотя бы в одной из трехза­дач. В целом, выводыбыли изменены в 39 % случаев. На вопрос, почему же эти вопросы не были заданысра­зу, большинствопациентов отвечали, что они просто «не пришли в голову».

Полученные данные показывают, сколь большуюроль в формировании семейных представлений nrpaioi имеющиеся у пациентов навыкииз­влечения информациии привычные способы формирования представле­ния о ситуации. Немалую частьин­формации индивидискренне будет считать очень важной для правиль­ного понимания семейной ситуации.Однако, столкнувшись с той же си­туацией в жизни, он даже не вспом­нит об ч-юм аспекте по гой простойпричине, что у нею нет привычки обращать на это внимание именно в моментвстречи с ситуацией; дан­ный аспект не входит в его реаль­ное представление.

Психиатр или психотерапевт, в практическойдеятельности столкнув­шись с тем, что пациент не учиты­вает какой-то важный моментси­туации (особеннопроблемной), часто склонен искать неосознаваемые мо­тивы, обусловливающиеигнорирова­ниеопределенного аспекта ситуации. Нам представляется, что в значи­тельном большинстве случаев насамом деле речь идет не о «неосо­знаваемой» информации, не «дейст­вии механизмов вытеснения», ане­учитываемойинформации. В практи­ческих ситуациях пациент просто «не имеет привычки» учитывать этотас­пект.Психотерапевтическая помощь по формированию такой привычки (изменениюпрактического представ­ления) может привести к нужному изменению поведения.

Проведенное исследование пока­зало, чю сложность представлений,которыми оперируют обследованные пациенты, в значительной мере за­висит не только от личностипаци­ента, но иситуации, исход которой

он стремился разгадать; 36 %опро­шенных больше всехвопросов задали по первой ситуации («заманчивая ра­бота в другом городе.»); 30%па­циентов максимальноеколичество вопросов задавали при «разгадыва­нии» поведения героя во второмза­дании («внеплановыеденьги); 34 % — втретьей ситуации («отказ 14-летнего подростка от повинове­ния»). Это означает, что, кромеин­дивидуальнойсклонности к простым или сложным представлениям, суще­ствует еще ситуационнообусловлен­ная. Этозначит, что пациент, склон­ный вообще оперировать сложными представлениями, как раз впсихоте­рапевтическиважной ситуации (на­пример, той, которая сыграла наи­большую роль в возникновении егонервно-психических растройств) оперирует весьма простым и даже примитивнымпредставлением. Уста­новление «личностной склонности» (т. е. того, сколь сложнымпред­ставлением оситуации склонен оперировать индивид в большинстве ситуаций) и «ситуационнойобуслов­ленности» (т.е. того, насколько сложность представления об интере-суюшей психотерапевтаситуации от­личается отобычной для пациента) может стать важным моментом в выявлении источниковнарушений в семейном представлении.

Значительные различия в струк­туре представлений у различныхпа­циентов выявлены,даже когда они судят об одной и той же ситуации. Выделяются разные аспектыситуа­ции, применяютсяразличные наивно-психологические объяснения.

Нами проведена предварительная тинологизацияряда относительно часто встречающихся структур, при­меняемых при анализе семейныхси­туаций. В качествеиллюстрации рас­смотримнесколько семейных пред­ставлений. Это «стимульная модель ситуации», модель «борьбы созлыми силами, искушающими члена семьи», модель «накопления положительныхкачеств».

Указанные модели описаны на ос-

новании того, какие вопросы задаютобследуемые и какие цели они пре­следуют, задавая эти вопросы. Мо­дели отражают «стратегию»обследо­ванных членовсемей, которая «про­сматривается» в характере и после­довательности информации, которуюони стремятся получить.

«Стимульная модель ситуации». Отличительныйпризнак —наивно-психологическое представление ис­пытуемых об однозначномсо­ответствии междуопределенными ас­пектами ситуации, в которой ока­зался член семьи, и его ответом наэту ситуацию. Испытуемые данного типа полагают самоочевидным, что в даннойситуации существует один об­щий для большинства людей тип по­ведения.

Типичными для испытуемых, при­держивающихся такой модели, былиследующие вопросы и коммента­рии к ним. Ситуация — «Внеплано­вые деньги». Вопрос обследуемого: «А жена точно не узнает, что онполучил премию». Ответ психолога: «Трудно сказать». Комментарий об­следуемого: «Если жена точно неузнает и если у него к тому же есть какое-то свое желание, то он навернякаскроет деньги. Если не скроет, то он — просто дурак».

Разгадывая поведение отца, столк­нувшегося с неповиновениемпод­ростка, такиеиспытуемые практиче­скине задавали вопросов либо заяв­ляли, что отец применит физическое наказание, либо (столь жекатегори­чески), что неприменит. Пример от­вета с комментарием: «Наверняка будет бить его или иначенаказывать, пока не переломит упрямства. Так бы поступил на его месте любойотец». Давая ответ о муже, полу­чившем заманчивое предложение, однако ценой длительной разлуки ссемьей, эти пациенты давали такие ответы: «Согласился бы» или «От­казался бы» со сходноймотиви­ровкой («Такпоступил бы любой на его месте»).

Таким образом, испытуемые этой группы былиубеждены, что любой

45

человек, вне зависимости от своихиндивидуальных особенностей, ведет себя в одинаковых условиях одним и тем жеобразом. «Стимульная мо­дель семейных ситуаций» состоит из элементов всего двух видов:пер­вый — отдельные стимулирующиеособенности (в приведенных приме­рах —возможность утаить деньги, непослушание подростка или необхо­димость жить отдельно от семьи);второй — реакции наэти возможно­сти в видеопределенных однотипных действий. Мыслительные модели дан­ного типа весьма селективны. Запре­делами моделиостается информация о подавляющем большинстве важ­нейших, казалось бы, аспектовси­туации, например, вкакой мерс по­ступокгероя согласуется с его нрав­ственными представлениями. Носи­телей «стимульной» модели малоинтересует информация о личности «героя». Никто не спросил, чтопред­ставляет собой«герой», любит ли он свою жену, каковы взаимоотношения с ней и ее характер.Модель эта «бедна» и с точки зрения отражения связей между элементами ситуации.В ней присутствует лишь один вид связи, который можно обозначить терминами«влечет» или «вызывает». Это жестко детерминистическая связь междустимулирующими осо­бенностями ситуации и ответными реакциями индивида.

С точки зрения дальнейшей кон­сультационной ипсихотерапевти­ческойработы, данный тип представ­лений о семье наименее благопри­ятен, что связано с несколькимиобстоятельствами. Во-первых, в его основе лежит предположение о фак­тическом бессилии человека передоб­стоятельствами,толкающими его на поступок, вредный для семьи. Не ин­дивид управляет обстоятельствами, аони им. Отсюда «естественность» для них «антисемейного» поведения во многих,причем отнюдь не слиш­ком драматичных, семейных ситуа­циях. Во-вторых, данная модельсе­мейных отношений«близорука». Предпринимая какое-либо действие,

46

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.