WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 |

Я глубоко убежден в том, что в целом основнойзадачей психиатрического учреждения (и работающего в нем персонала), а такжепсихотерапевтов является — естественно, после обеспечения необходимой защиты пациентов отсобственных саморазрушающих импульсов — исследование и оценкапсихической боли в ее взаимосвязи с фрустрированными психологическимипотребностями, а затем — конкретные действия, выполняющие роль болеутоляющего средства. Болеутоляющимможно назвать как лекарство, так и человека, облегчающего боль. Вот почему главная задачапсихотерапевта состоит в том, чтобы выступать в роли обезболивающего препарата,уменьшающего душевную боль — Ариэль или любого другого пациента. И для этого мы стараемсяпознать (и использовать) все, что может оказаться полезным в исполнении этойзадачи.

Наш взгляд на Беатрис, естественно, имеетнекоторые особенности. В этом случае следует осознавать ту роль, которуюпродолжает играть семья в ее жизни. Когда она была подростком, ей, вероятно,часто требовалось проявлять крайне сосредоточенную решимость, чтобы постоянноощущать себя в состоянии яростной схватки с родителями. Или, быть может, онаваяла свой характер, следуя их воинственной модели. Так или иначе, по всейвидимости она сознавала себя VIP — очень важной персоной — и образовала свое собственноекоролевство, хотя его знамя иногда и падало, если она терпела поражение. Когдав юности (после первой попытки самоубийства) она была госпитализирована, ей былустановлен диагноз "пограничной личности", "расстройства аппетита" и"обсес-сивной личности". Несомненно, диагноз был достаточно точным, однако внем не нашли отражения ее фрустрированные психологические потребности,порожденные и обостренные разводом родителей.

Существуют и другие профессиональные ярлыки,которые можно подобрать для квалификации состояния Беатрис, как, например,"анаклитическая депрессия". Прилагательное "анаклитическая" происходит отлатинского слова "опираться". Часто бывает так, что зависимые дети и подросткитяжело переживают утрату привязанности, свою брошенность и покинутость близкимилюдьми. Если человек, служивший им опорой, по тем или иным причинам исчезаетили отдаляется от них, они впадают в депрессию. Именно это, очевидно, произошлос Беатрис, но одновременно случилось и другое — она начала обороняться, "даватьсдачи", и эта битва происходила, в основном, в ее собственной душе ителе.

Фрустрированная потребность Беатрис впротиводействии — еестремление уйти первой, до того, как другой человек, возможно, бросит ее— причиняла ейсильнейшую душевную боль, с которой она пыталась справиться, учиняяпериодические атаки на собственное тело — в виде нервной анорексии илисуицидальных попыток. В этом случае психотерапевтическая проблема касалась еезатруднений в проявлении базисного чувства доверия. Создание с ней преходящихрабочих отношений (например, чтобы провести психологическое тестирование ит.д.) было делом для меня достаточно легким и приятным. Однако формированиедлительного положительного переноса, очевидно, потребовало бы гораздо большихтерапевтических усилий, направленных на преодоление ее глубоко коренившейсясклонности к недоверию.

Понятно, что Беатрис была цивилизованнымчеловеком, обладала хорошими манерами и умела неплохо ладить с людьми. Однако— именно в этом исостоит суть проблемы — она воспитала в себе неспособность к доверию и любви. Вот ипоявляется драматическая коллизия: могла ли она жить с мужчиной после того, какон признался ей в любви иожидал взаимности И ее мир оказался полон людей, которые для нее просто несуществовали — полноеотсутствие психологически ключевых персонажей. Если человек запирает дверьперед каждым, кто пытается достучаться, то в конечном счете ему ничего неостанется, как только беседовать с самим собой, ощущая себясиротой.

Что касается Кастро, то его друг илипсихотерапевт должны были обязательно отдавать себе отчет в состоянии еготелесного здоровья в свете того факта, что с момента попытки самоубийства он непринимал твердой пищи и постоянно терял в весе и физической силе. В течениенескольких последних лет он производил впечатление крайне изможденного иослабленного человека, чего совсем не наблюдалось в период, непосредственноследовавший за суицидальной попыткой. Это еще одна вещь, которую необходимоучитывать в ходе терапии, следить за ней и проявлять должнуюозабоченность.

Выражать несогласие. Должны ли мы выражать несогласиес человеком, обнаружившим суицидальные тенденцииВозражение является рискованным и вызывающим беспокойство у любого пациенташагом, однако не подлежащий сомнению факт состоит в том, что определенныеосновные возражения или несогласия с пациентом являются краеугольным камнем впсихотерапевтическом процессе. (Несогласие вовсе не означает спор илидискуссию.) Так, психотерапевт всегда в корне не согласен с самоубийцей; чтоможно было бы подумать о таком утверждении: "Ну конечно, я согласен, Вамследует покончить с собой". Напротив, он осознает, что этот человек обратился кнему именно потому, что переживает двойственные чувства, и какая-то важнаячасть его личности желает найти способ продолжить жизнь. Таким образом,несогласие как маневр занимает важнейшее место в психотерапии.

Вот несколько предложений, внесенных докторомПаснау в этом контексте. Он бы не согласился с рассказом Ариэль о еепредчувствиях смерти отца, якобы возникших еще до того, как она нашла тело.Случай, о котором она повествовала (как она заранее знала, что отец уже умер,прежде чем обнаружила его мертвым), по всей видимости, является ложнымвоспоминанием, отражавшим ее тревогу, сужение сознания и чувство вины из-за егосамоубийства. Таким образом, параллельной целью психотерапии должно статьсмягчение интенсивности ее вины за совершенный отцом суицид, мотивом которого,в свою очередь, были фрустрация и душевная боль.

В ходе психотерапевтической работы с Беатриснесогласие следовало выразить лишь с аргументами в пользу выбора наихудшегосценария в ее взаимоотношениях с людьми, а затем и его осуществления. Если бы сней проводилась психотерапия, то было бы целе-

сообразно скрупулезно, деталь за деталью,проследить, как она строила взаимоотношения с людьми и как исподволь направлялаих развитие в сторону неизбежного негативного исхода, а ее первоначальныеподозрения, естественно, оправдывались. Очевидно, в психике Беатрис имела местонекая тонкая настройка, позволявшая ей осуществлять этот стильповедения.

С Кастро у меня была совершенно реальнаявозможность взаимодействия и, в некоторых случаях, проявления несогласия. Входе сеансов это принимало форму своего рода интеллектуальной дискуссии. Однимиз ее ключевых моментов стало мое замечание о том, что он строил своивзаимоотношения с людьми, особенно любовные, подобно военным действиям. Онявлялся генералом, а отношения — сражением. Все его метафоры были связаны с войной. (Очевидно,именно это обстоятельство влекло его к жизни римских цезарей.) В связи с этим явспомнил интересную, но в то же время не во всем достоверную книгу Де Ружмона"Любовь в западном мире", в частности, главу о любви и войне. Я даже взял ее вуниверситетской библиотеке и собирался обсудить с Кастро, но тем временем внашей работе и его жизни происходили гораздо более важные вещи, и я никак немог выбрать подходящего момента. Ему приходилось преодолевать сотни миль, чтобыприехать в университетскую клинику для пластических операций на сравнительнократкий период. Тогда находилось время и для наших встреч. Остальное нашевзаимодействие происходило по почте или в ходе очень редких (в силурасстройства его речи) телефонных бесед.

Организовать. Всостоянии ли мы что-либо организовать для этих людей Я считаю, что важной задачей психотерапевта (илидруга) является освоение роли поверенного, то есть человека, который оказываетпациенту практические услуги или, можно сказать, ведет его дела и помогает внекоторых тягостных жизненных обстоятельствах. В этом нет ничего нового.Единственная особенность, на которую я хочу обратить внимание и котораясоответствует моим общим взглядам, состоит в том, что эти практическиедополнения к психотерапии следует согласовывать с потребностями пациента.Соображения доктора Паснау полностью отвечали этому подходу. В случае Ариэльможно было бы организовать ее встречу с матерью и, возможно, договориться осовместной беседе втроем. При работе с Беатрис следовало обеспечить надежное"прикрытие" на случай, если бы психотерапевту пришлось пропустить несколькосеансов (например, из-за отпуска): оставить ей временные адреса, где его можноотыскать в это время и номера его телефонов или пейджера. В ее случае кнеобходимости отлучки психотерапевта важно было относиться серьезно. Чтокасается Кастро, то неплохими вариантами оказались бы организация наблюденияработниками социальных служб, а также контакты с Институтом Брайля для заказатам книг в магнитофонных записях, с колледжем по месту жительства и, возможно,с другими полезными учреждениями.

Проявлять бдительность. В чем суицидологам следует проявлятьбдительность В психотерапии одним из основныхдевизов является бдительность. Всегда надлежит проявлять настороженность вотношении усиления степени летальности пациента, отслеживать его намеки,которые могут подразумевать самоубийство ("Я больше не могу так жить"), и безмалейших колебаний прямо спрашивать о них. В ходе психотерапевтическогопроцесса следует соблюдать осторожность, чтобы у Ариэль не возникловпечатления, что ее жалеют, и избегать всего, что могло бы поставить подсомнение ее человеческое достоинство. Аналогично в случае Беатрис нужноучитывать, что она склонна верить современным популярным толкованиям причиннервной анорексии, например, что анорексия развивается вследствие недавновсплывших "воспоминаний" о пережитой в детстве сексуальной эксплуатации состороны взрослого. А в случае с Кастро необходимо видеть опасность (и постоянноделиться с ним своими опасениями) в том, что у него имеется устойчиваятенденция строить невыигрышные отношения с каждым новым сексуальнымпартнером.

Сам по себе процесс чтения может стать особымопытом, душевным или даже духовным переживанием. По мере того, как вы читаете иразмышляете о людях, упомянутых на этих страницах, вы одновременно можетезадуматься о себе и своих близких. Вспоминая об Ариэль, Беатрис и Кастро, янадеюсь, что вы поставили на их место себя (или кого-то из ваших родственников,друзей или знакомых). Или же вам довелось знать по крайней мере кого-нибудь,кто размышлял о самоубийстве, и теперь у вас возникли основания в свою очередьпоразмыслить о том, каковы были его насущные психологические потребности Какимобразом вы заполнили бы "Бланк оценки психологических потребностей" (Каким былбы ваш спектр). Как вы оцениваете содержание каждого из 24психотерапевтических маневров в отношении человека, о котором беспокоитесь Илидля себя самого Если же существуют условия, при которых вы сами задумываетесьо самоубийстве, то каким образом вы могли бы обратиться за помощью к другу илипсихотерапевту

Цель этой книги — пробудить у читателя мысли обовсех этих вопросах. Я предлагаю желающим изучить психотерапевтические маневры,а также психологические потребности и общие черты самоубийства — и посмотреть, что получится изэтого интроспективного приключения. Поскольку каждый из нас является уникальнойличностью, то следует поближе познакомиться, вступить в диалог и договориться снашими собственными демонами, страхами; осознать условия, при которых намудастся прожить предначертанные дни. Для этого полезно вооружиться всейдоступной информацией о себе, которую только можно добыть, тем более, что ввопросах, касающихся самоубийства, знания оказывают эффективноепрофилактическое воздействие.


Глава9
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ МЫСЛИ И РАССУЖДЕНИЯ

Акт самоубийства представляет собойодновременно бегство и приближение. Душевная, психическая боль является именнотем, от чего человек стремится бежать прочь; покой представляет собой тустихию, которую он ищет и искренне желает обрести. В самоубийстве две эти целисливаются в одну: бегство от душевной боли приносит облегчение, — именно в этом усматриваетсяжеланный покой. Невыносимая психическая боль разрешается успокоением;невыносимое страдание прекращается. По крайней мере, именно таким образомрассуждает и на это надеется самоубийца.

Человеку с суицидальными намерениямиотсутствие сознания представляется состоянием полного и совершенного покоя,пустоты и забвения. Все проблемы не просто разрешены; их не существует вовсе, иболее того, нет даже мысли о возможности возникновения в будущем проблем иличего-то в этом роде.

Самоубийство является попыткой "уйти отвсего", представляет собой окончательное бегство. Современный французскийученый Жан Бэшлер в своей монографии "Самоубийства" в качестве основной темыобсуждает "эскапистские самоубийства". "Совершение самоубийства-бегствапредставляет собой изъятие своей жизни из ситуации, ощущаемой индивидом какневыносимая"*.

* BeachlerJ. Suicides. New York: BasicBooks, 1979. P. 66

Акт суицида является уходом, расставанием сжизнью, причиняющей боль. Самоубийство как бы провозглашает: "В случае пожара(читай — невыносимыхэмоциональных переживаний) пользуйтесь этим выходом".

Даже в аду это остается верным. Один изузников концентрационного лагеря впоследствии так писал о мыслях, посетившихего в застенках: "Я смотрел на повешенных и завидовал тому покою, который онипознали". Мысль об аде в его религиозном понимании обычно не приходит в головусамоубийцам. Напротив, совершается определенное число самоубийств — обычно вследствие душевной болиот утраты, — прикоторых самоубийца искренне рассчитывает воссоединиться с покинувшими еголюбимыми людьми в райских кущах или в каких-либо иных мирных и блаженныхместах. Однако большинство суицидов (как выясняется при анализе большого числапредсмертных записок) могут разочаровать своим мирским характером. Их целью(или намерением) не является вовсе попастькуда-нибудь, а просто — уйтипрочь. Их практическая задача состоит в остановке,прекращении невыносимого потока сознания, а не в продолжении жизни в загробноммире. "Бегство" не осуществляется человеком для перехода из одной камеры пытокв другой застенок. При самоубийстве конечная цель состоит именно в обретениипокоя неодушевленности.

Важная клиническая задача при работе ссамоубийцами — с нейсталкивается любой потенциальный спасатель — состоит в преодолении тогоопасного положения вещей, когда цели бегства и достижения покоя видятся имобманчиво-привлекательными. Очевидно, иначе у них не возникало бы суицидальныхтенденций. В то же время следует помнить и отрабатывать с пациентами тот факт,что продолжение жизни может автоматически возвратить человека к тяготам,обязанностям и боли.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.