WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 36 |

Сегодня с полным правом можно утверждать, чтооткрытие предвестников (clues) суицида явилось наиболее важным результатом исследований,начавшихся в 1950-х годах в Центре профилактики суицидов в Лос-Анджелесе.Следовательно, возможны реальные стратегии предотвращения самоубийства.Предвестники представляют собой доступные для наблюдения явления, предваряющие(и, в каком-то смысле, предсказывающие) интересующее нас событие. Это признаки,указывающие на приближение некоего трагического события, например, болезни,самоубийства или другой катастрофы. Синонимами термина "предвестники", которымипользуются профессионалы, например врачи-клиницисты, могут служить также такиепонятия как "продромальные симптомы", "форпост-признаки". Таким образом,выражаясь метафорически, эти явления как бы отбрасывают тень перед собой ислужат предостережением.

Уже в то время, когда я начал работать вобласти суицидологии, было известно, что существуют два типа предвестников:словесные (вербальные) и поведенческие. В общем смысле, вербальнымипредвестниками самоубийства являются любые высказывания человека, которые можнотрактовать как прощание, если он косвенно, в виде намеков, а иногда и прямоговорит о том, что его в недалеком будущем не станет. "В следующем году меняздесь уже не будет"; "Я навестил вас в последний раз"; "Вы со мной больше неувидитесь"; "Я больше не могу выносить это". Заслуживающим внимания парадоксомсамоубийства является тот факт, что люди действительно подают предвещающиесигналы. Возможно, это объясняется выраженной амбивалентностью, двойственностьючувств, когда стремление остановить душевную боль сочетается с желаниемпостороннего вмешательства и спасения. Как бы то ни было, часто вербальныепредвестники бывают замаскированы, зашифрованы или обладают скрытым смыслом.Как будет видно из этой главы, нередко наблюдается и противоположное явление;некоторые люди, совершающие самоубийство, способны диссимулировать, скрыватьсвои истинные намерения и не предоставляют никаких признаков своих летальныхустремлений. Общим эмпирическим правилом является следующее: если в каких-либовысказываниях человека — пациента или коллеги, друга или члена семьи — звучит что-то непонятное илиимеющее скрытый подтекст, касающийся вопросов жизни и смерти, то лучшейреакцией станет выясняющий вопрос — что он конкретно подразумевал под своим замечанием. И если послеполученного ответа у вас возникнут подозрения, что речь идет о суицидальныхнамерениях, то следует спросить прямо: "Вы имеете в видусамоубийство".

Предвестники самоубийства, проявляющиеся вособенностях поведения, ставят перед потенциальным спасателем задачу иногорода. Они схожи с поступками человека, который собирается надолго уехать. К нимотносятся такие очевидные для суицидального контекста занятия, как неожиданноеприведение в порядок своих дел, различных бумаг и документов, решение написатьзавещание, и, особенно, дарение или возврат владельцам ценных вещей безо всякихобъяснений. То, что Аризль в холодный зимний вечер возвратила друзьям тостер,было ее способом продемонстрировать, что он ей больше никогда не понадобится.Можно предположить, что некоторые из подобных поступков являются настолькоочевидными, что само собой напрашивается их объяснение суицидальныминамерениями. Однако в моей практике, например, имел место реальный случай,когда студент-медик подарил сокурснику свой бинокулярный микроскоп (у того былтолько монокулярный). Тот с благодарностью принял более совершенный прибор, ана следующий день узнал, что его однокашник ночью повесился. Простой вопрос: "Ачто случилось" или "Почему ты это делаешь" (в самом деле, зачемстуденту-медику отдавать нужную вещь, свой микроскоп) вместо бездумнойблагодарности: "Вот спасибо!", мог бы привести к разговору, который, возможно,позволил бы спасти эту жизнь.

Молодая девушка, бросившаяся с балконаверхнего этажа больницы (оставшись в живых, она рассказала об этом), описывала,как она в одном легком больничном халате ходила по узкой стальной балке,расположенной высоко над землей, от одного здания к другому "...в надежде, чтоменя увидят из окон; ведь все здания сделаны из стекла".

Те формы поведения, которые я привел, обычноне относят к симптомам расстройства психической деятельности — депрессии, как, например, нарушения снаили аппетита. Более того, в этой книге подчеркиваются именно психологическиеаспекты, касающиеся самоубийства, такие как побуждение поговорить о нем (хотя ив скрытой, завуалированной манере), и формы поведения, наводящие на мысль, чточеловека скоро не станет и ему больше не понадобятся часы, ручка, свитер,украшения, или тостер, или охотничье ружье, или микроскоп. Откуда все это сталоизвестно Описанные предвестники были выявлены в 1950-е годы путем проведения"психологической аутопсии"* людей, погибших в результатесамоубийства.

 

* Психологическаяаутопсия —разработанный Э.Шнейдманом способ выяснения намеренийсуицидентов на основании бесед специалистов со всеми близкими жертве людьми, вкотором собираются и фиксируются их реакции и воспоминания о происшедшем, атакже анализируются предсмертные записки. Психологическая аутопсия способствуетустановлению истинной причины смерти, в частности, дифференциации несчастногослучая, смерти от естественных причин, суицида и убийства. — Примеч. редактора.

Мой коллега, Роберт Литман, много летвозглавлявший Центр профилактики самоубийств в Лос-Анджелесе, со страниц своихработ напоминает мне, что вопрос о предвестниках суицида не так прост.Существуют два вида данных: проспективные и ретроспективные. Проспективныепредвестники включают в себя высказывания о возможном самоубийстве,предшествующие покушения на свою жизнь, саморазрушающие формы поведения, видыдеятельности, ведущие к смерти, состояния безнадежности, глубокойподавленности, стрессовые ситуации, вызывающие смятение чувств и страдания,обращения в службы неотложной телефонной помощи и т.п. Существуют также иретроспективные предвестники. При психологической аутопсии, проводимой в техслучаях, когда возникают сомнения в истинной причине смерти, следует принять вовнимание ряд факторов, имеющих отношение к самоубийству, в том числе скрытуюили нечетко выраженную депрессию, недавнюю смерть любимого человека,неразрешенную конфликтную ситуацию на работе, напряженность в семейныхотношениях, алкоголизм, шизофрению, внезапное соматическое заболевание,суженное или дихотомическое (в соответствии с принципом "все или ничего")мышление, мысли и беседы о смерти и т.д. Естественно, что количество людей сподобными проявлениями во много раз превышает число тех, кто реально пытаетсяпокончить с собой. В своей записке ко мне Р.Литман добавил: "Причинанедостаточной эффективности превенции суицидов на основе их предвестниковсостоит в том, что этим способом обнаруживалось чрезмерно большее числопотенциально склонных к самоубийству людей, тогда как ресурсы помощи имоказывались слишком ограниченными".

В обычном свидетельстве о смерти,используемом в 50 штатах США и большинстве стран мира, имеется графа"Несчастный случай, самоубийство, убийство". Если причина смерти не относитсяни к одной из этих категорий, то ее называют "естественной". Одна из главныхцелей регистрации смертей состоит в классификации в соответствии с этимичетырьмя видами смерти; ядал ей название "Классификация причин смерти (ЕНСУ)": Е (Естественная смерть),Н (Несчастный слу- чай), С (Самоубийство), У (Убийство). В смерти, как и вжизни, на некоторые критические вопросы не всегда можно найти четкий ответ;причины значительной доли смертей (приблизительно 10%) остаются недостаточноясными. Сомнения обычно возникают в отношении двух причин смерти: было лислучившееся несчастным случаем или самоубийством

Даже после получения результатовсудебно-медицинской и токсикологической экспертиз ответ может остаться неясным."Понимаете, все зависит..." — скажет судебный эксперт. "От чего же" — спросите вы. "Все зависит оттого, что было на уме у покойного. Точнее, от того, каковы были егонамерения". Приняла лиумершая таблетки, чтобы хорошо выспаться и пробудиться к жизни с новыми силами,или же она намеревалась уснуть и никогда больше не просыпаться. Однако каквыяснить ее намерения после того, как она умерла Вполне по силам оказываетсяпровести опрос, побеседовать с людьми, которые ее знали, реконструироватьличность, исследовать ее образ жизни, особенно в те дни, которыенепосредственно предшествовали смерти, уточнить, о чем она говорила и чем былазанята. Иными словами, можно провести то, что называется психологическойаутопсией.

В начале 1950-х годов ныне покойный ТеодорКерфи, работавший главным судебным экспертом Лос-Анджелеса, обратился к ведущимсотрудникам недавно созданного Центра профилактики суицидов (в число которыхвходили Норман Фарбероу, Роберт Литман и я) за консультацией в связи снекоторыми недавними случаями смерти, причины которых оставались спорными илинеясными. Принявшись за это дело, мы встретились и побеседовали с членамисемей, друзьями, а также коллегами погибших. У нас не было изначальнокакого-либо предвзятого мнения в пользу той или иной причины смерти. Намхотелось прежде всего накопить как можно больше психологических фактов, иодновременно немного смягчить горе и утешить близких. Общий итог наших усилийподтвердил предположение, что дополнительная имеющая отношение к делуинформация всегда оказывается полезной. Во многих спорных случаях нам удалосьна основе убедительных доказательств помочь судебным экспертам прийти кзаключению о той или иной причине смерти. Очевидным оказался и другой факт:наши усилия ни в коей мере не усугубили страдания близких, а наоборот, оказалиим помощь и утешение — это следовало из писем, присланных ими позднее в отдел судебнойэкспертизы.

В последующем в интересах научныхисследований мы провели психологическую аутопсию в нескольких случаяхнесомненных самоубийств, когда причина смерти подтверждалась наличиемпредсмертной записки, зажатого в руке пистолета, и т.п. В итоге нами былообнаружено, что около 90% самоубийц демонстрировали словесные или поведенческиепредвестники самоубийства в течение последней недели жизни. Таким образом,оказалось, что предвестники сопровождают абсолютное большинство суицидов. Нотем не менее некоторые вопросы все же остались открытыми. Например, какимобразом можно согласовать тот факт, что у большинства людей, совершающихсамоубийство, наблюдаются характерные предвестники, с фактом, казалось бы,противоречащим этому: большинство людей, говорящих о самоубийстве, не совершаютего И как быть с 10% людей, которые добровольно уходят из жизни безо всякихпредвестников

Итак, возникает дилемма: большинствосуицидентов предупреждают о своем намерении, а большинство людей, высказывающихмысли о самоубийстве, так и не предпринимают его. Чему же верить Ответ таков:оба утверждения истинны. Просто они отражают два различных подхода к анализуданных, представляющих проспек-тивную (взгляд вперед) и ретроспективную (взглядназад) точки зрения. Это можно представить схематически, обозначив обсуждаемыеявления кругами. На проспектив-ной схеме круг самоубийств (в количественномотношении) будет крошечным по сравнению с кругом предвестников, в то время какна ретроспективной схеме круг предвестников будет по величине практическиравным кругу совершенных самоубийств.

Если взять всех людей, которые угрожаютсамоубийством, и проследить за ними, скажем, в течение пяти лет, то окажется, ксчастью, что лишь очень немногие из них — около 2 или 3% — покончат с собой. Таковапроспективная точка зрения. С другой стороны, если исследовать группу людей, насамом деле совершивших самоубийство, и выяснить, какая часть высказывала угрозысвести счеты с жизнью, то, как свидетельствуют наши исследования, проведенные вЛос-Анджелесе, их окажется около 90%. Это отражает ретроспективную точкузрения. Понимая, что оба взгляда на вещи являются теоретически верными, напрактике разумнее всего, приняв консервативную (ретроспективную) точку зрения,относиться всерьез к любым разговорам о самоубийстве. При выборе между этимидвумя подходами здравый смысл подсказывает нам, что лучше ошибиться в сторонуизбыточной осторожности.

Другая оставшаяся открытой проблема такова:если около 90% людей, намеревающихся покончить с собой, проявляют характерныепредвестники, то остаются еще 10% людей, способных скрывать или маскироватьвынашиваемые втайне намерения, находясь на грани самоубийства. Как им этоудается "Он выглядел совершенно нормальным, таким, как всегда", — вот наиболее характерный примерописаний, которые зачастую можно встретить в газетных заметках, посвященныхсамоубийствам. Эта фраза концептуально обращает наш взор к миру диссимуляции. Это мир тех людей, которыене раскрывают секретов даже (или в особенности) своим супругам. Они ведутзамкнутую жизнь, полную нераскрытых тайн. Таким образом, приподняв занавес, мыоказываемся в мире масок и притворства, в мире двойной жизни, обычносвойственной шпионам или тайным агентам, но характерной и для молчаливых,малословных, замкнутых от природы людей; людей, живущих с другими, как кажетсясо стороны, в полном согласии и любви, однако все же никогда не делящихсясвоими важнейшими личными планами, например, намерением в ближайшем будущемдобровольно уйти из жизни.

Ниже приводится описание переживанийвыдающегося современного писателя Уильяма Стайрона. Он рассказывает о том, что,испытывая суицидальные намерения, "...воспринимал всех остальных людей,нормальных и здоровых, как живущих в параллельных, но изолированныхмирах".

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.